Как это было

25.04.2015

Майор дивизии СС «Галичина» Евгений Побегущий: «Немцы разрешали нам ночевать только в хлевах»

Истории от Олеся Бузины

Майор дивизии СС «Галичина» Евгений Побегущий: «Немцы разрешали нам ночевать только в хлевах»
  • Участники дискуссии:

    21
    69
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

За что расстреляли Олеся Бузину. Вот примерно за это. Читайте…
 
 
Единственный командир батальона, украинец, в «Галичине» жаловался на немцев.
 

 
Между двумя берегами. Чтобы спастись от выдачи СССР, галицкие эсэсовцы назвались «поляками»
 
Сегодня некоторые утверждают, что дивизия СС «Галичина» была «украинским» формированием — чуть ли не «колыбелью» национальной армии. Но есть мифы, а есть факты. Современная украинская армия — наследница Советской. Точно так же, как нынешняя Украина — преемница УCCР. Из дивизии «Галичина» ничего не выросло. Более того! В 1945 году ее солдаты, уцелевшие в боях и сдавшиеся в плен англо-американцам, избежали выдачи Советскому Союзу только потому, что официально объявили себя… «поляками».
 
 По соглашению между СССР и западными союзниками, выдачи подлежали все бывшие советские граждане, ставшие изменниками Родины и перешедшие на сторону нацистов. Именно так англичане и американцы передали Советскому Союзу солдат армии Власова и донских казаков, воевавших в корпусе немецкого генерала Паннвица. Но Западная Украина до Второй мировой войны входила в состав Польши. Подавляющее большинство рядовых военнослужащих СС «Галичина» до 1939г. юридически были польскими гражданами.
 
Как пишет в книге «СС — инструмент террора» британский исследователь Гордон Вильямсон: «Тот факт, что союзников смутил статус этих людей, именовавшихся галичанами, позволил многим из них избежать насильственной депортации в Советский Союз. Несмотря на то, что они служили в составе Ваффен-СС, польский генерал Андерс предпочел рассмотреть ситуацию с прагматической точки зрения и решил простить им их прошлое, а, учитывая их потенциальную полезность как истинных антикоммунистов, поддержал их заявления о том, что они ЯВЛЯЮТСЯ ПОЛЯКАМИ».
 
Это лишний раз свидетельствует, что никакими «героями» Украины, да и героями вообще эсэсовцы «Галичины» не были. Мужественному признанию себя «украинцами» они предпочли лазейку, чтобы спрятаться за официальным статусом «поляка». Примерно, как сегодня многие «патриоты» на Западной Украине предпочитают отстоять в очереди за так называемой «картой поляка», чтобы облегчить себе выезд в Евросоюз.
 
 
ПРОТИВ ПАРТИЗАН
 
Герои ведут себя иначе. Они не заключают сделок с совестью и никогда не предают своих убеждений. Особенно же пикантным в истории с «полонизацией» солдат «Галичины» (о, великая западная Фемида, которая может творить любые чудеса!) выглядит то, что боевое крещение они приняли в боях именно с польскими бойцами Сопротивления и украинскими партизанами Сидора Ковпака, совершавшими свой знаменитый Карпатский рейд.
 

 
Гута Пеняцка. Табличка на месте сожженного села
 
Еще до того, как в июле 1944 года попасть в советское окружение под Бродами, что чаще всего считается началом боевого пути галицких эсэсовцев, военнослужащие скандально известной дивизии поучаствовали в  уничтожении польского села Гута Пеняцка. Поляки утверждали, что жителей села согнали в сараи и просто сожгли. Мемуаристы из «Галичины» оправдывались, что эта деревня была базой партизан со своим отрядом самообороны. Как бы то ни было, на месте Гуты сейчас ничего нет, кроме мемориала истребленным местным жителям. Но сам факт «подвига» признают все.
 

 
После сожжения Гуты. СС «Галичина» хоронит двух своих убитых
 
 
СОЖГЛИ СЕЛО
 
Командир батальона СС «Галичина» майор Евгений Побегущий (до 1939 года сам капитан польской армии) признается в мемуарах: «У перших днях лютого 1944 року команда Дивізії одержала несподівано наказ від командира СС і поліції при уряді Генеральної Губернії сформувати бойову групу (полк) для поборювання большевицьких партизанських частин ген. Сидора Ковпака, котрі пробились на територію Генеральної Губернії, тобто в північні частини Галичини. Після одержання цього наказу команда Дивізії негайно відповіла, що не може виконати того, бо ж вояцтво зовсім не вишколене. Але у відповідь наспіло повідомлення, що наказ дав самий Гімлер».
 
(«В первые дни февраля 1944 года команда Дивизии неожиданно получила приказ от командира СС и полиции при правительстве Генеральной Губернии сформировать боевую группу (полк) для борьбы с большевистскими партизанскими частями генерала Сидора Ковпака, которые пробились на территорию Генеральной Губернии, то есть в северные части Галичины. После получения этого приказа команда Дивизии немедленно ответила, что не может выполнить приказ, так как войско совсем не обученное. Но в ответ подоспело сообщение, что приказ дал лично Гиммлер». – здесь и далее перевод Ю.Алексеева)

 

 
Евгений Побегущий: «Кожний, хто марширував тоді, пригадує, як приходилось мерзнути в клунях» (аждый, кто маршировал тогда, вспоминает, как приходилось мерзнуть в сараях»)
 
По словам Побегущего, в эту боевую группу вошли пехотный батальон, батарея легкой артиллерии, саперный взвод, взвод истребителей танков и подразделение связи: «Бойові акції проти добре вишколених і загартованих большевицьких партизанів були нелегкі. Партизани зривали мости, й групі треба було робити далекі обходи полями та лугами, а це внеможливлювало швидке просування групи в терені. До того ж вона попала під команду поліційного генерала в Перемишлі, який нічого не розумівся на воєнній тактиці та бойових операціях, не дбав про групу і нею погано керував… Звичайно, що всі бойові невдачі з вини такого командира припадали на рахунок українців, а не німців. Непідготована до зимових боїв і без зимового одягу, ця група приймала участь у боях у районі Любачева, Чесанова, Тарногороду, Білгораю і Замостя, тобто в районах північно-західньої Галичини й Холмщини, та повернула до своєї кадри після чотирьох тижнів. Вояки нарікали, що, не маючи зимового теплого одягу, мусіли люто мерзнути, ночуючи на полі».
 
(«Боевые действия против хорошо обученных и закаленных большевистских партизан были нелегки. Партизаны взрывали мосты, и группе надо было делать дальние обходы полями и лугами, а это делало невозможным быстрое продвижение. К тому же она попала под команду полицейского генерала в Перемышле, который ничего не понимал в военной тактике и операциях, не заботился о группе и плохо руководил... Конечно, все боевые неудачи по вине такого командира списывались на счет украинцев, а не немцев. Неподготовленная к зимним боям и без зимней одежды, группа принимала участие в боях в районе Любачева, Чесанова, Тарногорода, Билгорая и Замостья, то есть в районах северо-западной Галиции и Холмщины, и вернулась через четыре недели. Бойцы жаловались, что, не имея зимней теплой одежды, они должны были жестоко мерзнуть, ночуя в поле».)

 
Таким образом, боевым крещением солдат «Галичины» была карательная полицейская акция. Тот же Побегущий вспоминает: «Наступаючі частини на Гуту Пєняцьку поляки зустріли кулеметним вогнем і завзято обороняли село. В бою згоріли костьол і різні будинки, але наші вояки чи німці нікого не спалювали живцем у домах, ані масово не розстрілювали. Звичайно, що населення потерпіло втрати. Інакше не могло й бути».
 
(«Наступающие на Гуту Пеняцку части поляки встретили пулеметным огнем и упорно обороняли село. В бою сгорели костел и разные дома, но наши воины или немцы никого не сжигали живьем в домах и массово не расстреливали. Конечно, население понесло потери. Иначе и быть не могло».)

 
Но, повторяю, Гуты Пеняцкой сегодня не существует, как и белорусской Хатыни. Ее жители были просто уничтожены. Остальное — нюансы. Сгоняли их в сараи или убивали в собственных домах уже не установить. Факт, что все ИСЧЕЗЛИ. Словно их и не было. Только «мемуар» остался.
 

 
Лето 1944-го. Где-то на Западной Украине
 
 
ПЕСНИ В ПРОТИВОГАЗАХ
 
Воевать с Красной Армией оказалось куда сложнее. Летом 1944 года она пребывала на пике боевой формы. Наступательные операции планировались грамотно. В воздухе царила советская авиация. Всем уцелевшим участникам боя под Бродами со стороны «Галичины» запомнились танки и самолеты большевиков, при полном отсутствии воздушного прикрытия у немцев. «Галичина» сразу же попала в окружение. Большинство ее солдат погибло или разбежалось по лесам. Из 14 тысяч человек уцелело только 3 тысячи. Командир дивизии немецкий генерал Фрайтаг утратил управление еще в начале боя и сбежал в тыл, бросив своих солдат. Как же так могло случиться в хваленой немецкой армии? Почему?
 
По большому счету, дивизия «Галичина» вступила в бой с большим некомплектом младших командиров. Она не имела боевого опыта. Да и обученной ее можно назвать с большой натяжкой. Официально на подготовку галицких эсэсовцев ушел почти год. А в реальности непосредственно боевым обучением дивизия занималась всего четыре месяца. При языковом барьере между офицерами и солдатами и, мягко говоря, не совершенной системе обучения.
 

 
Расчет зенитного орудия. В небе над Бродами в июле 1944-го полностью царила советская авиация
 
У нас принято идеализировать немецкую армию и смеяться над Красной. Любой служивший в Советской Армии вспомнит бессмысленные тренировки в противогазах на солнцепеке. А ведь это — отнюдь не только русская традиция. Рациональные германцы занимались такой же ерундой. Один из унтер-офицеров «Галичины» — Роман Лазурко — вспоминал, как в тренировочном лагере в Голландии немцы заставляли их маршировать с песнями в противогазах: «Спів у ґазовій масці на обличчі під палючим сонцем, де можна було курячі яйця пекти на камені, здається мені, що це не ми були і що це все тільки снилося. Та ні. Це не був сон»...  («Пение в противогазе под палящим солнцем, где можно было куриные яйца печь на камне, кажется, что это были не мы, и что это все только снилось. Так нет. Это был не сон»...)
 
Ни одна из сторон не применяла во Второй Мировой войне газы как запрещенное оружие. К тому же, надевать противогаз можно научиться за пятнадцать минут. Какой смысл гонять солдат в резиновых намордниках с песнями? Никакого, кроме обычной армейской тупости.
 
 
САМ СЕБЯ УБИЛ
 
А на боевую подготовку времени так и не хватило. В памяти участников боя под Бродами остался эпизод, как один из солдат-галичан по фамилии Вовк выстрелил по советскому танку из фауст-патрона, не обратив внимания, что за спиной у него кирпичная стена. Парня живьем сожгло струей раскаленного газа, отскочившего от стенки! Такое бывает только с необученными солдатами, которые не знают особенностей своего оружия. Стреляя из гранатомета (фауст-патрон был одной из первых его разновидностей), нужно иметь пустое пространство позади себя. Но этот навык доводят до автоматизма только тренировками. Чтобы в бою действовать, не думая. Исполнение песен в противогазе тут не поможет. 
 
Зато, как вспоминает командир одной из рот «Галичины» Павел Сумароков, всех буквально потряс момент, когда то, что они считали обычными копнами сена, оказалось замаскированными советскими танками. «Сено» внезапно пришло в движение, и бронированные чудовища изрыгнули огонь по траншеям незадачливых эсэсовцев, превратив их в кровавое месиво.  
 
Откуда, спросите вы, в дивизии «Галичина» взялся офицер по фамилии Сумароков? А это вообще бывший поручик царской армии, окончивший Киевское военное училище и награжденный за Первую мировую солдатским Георгием IV степени и всеми орденами вплоть до Святого Владимира IV степени с мечами. В годы гражданской войны оказался у петлюровцев — в конном полку Черных запорожцев. Потом эмигрировал в Польшу. Во время боя под Бродами ему было уже пятьдесят лет. По всем меркам, военный пенсионер.
 
Из-за ненависти к большевикам русский дворянин Сумароков воевал на стороне немцев в «украинской» дивизии, где его фамилию переделали в «Сумароків». Тоже факт, который следует учесть. Были и такие уникумы. А в Красной Армии в том же 1944 году служил бывший сечевой стрелец и галичанин генерал-майор Стеця. Никто, кстати, галицким происхождением его не упрекал. А после Великой Отечественной он еще успел послужить в армии Польской народной республики, куда его послали на «усиление». Так складывается история. И знать ее нужно без цензурных прочерков.   
 

 
Генерал Фрайтаг очень расстроился, обнаружив у эсэсовцев «Галичины» обычных вшей
 
 
ПРОФНЕПРИГОДНЫЕ НЕМЦЫ
 
Весь высший командный состав «украинской» дивизии СС состоял из немцев. Подчеркиваю — весь! Не только генерал Фрайтаг, но и все командиры полков и батальонов. Кроме одного — ветерана многих армий с красноречивой фамилией Побегущий. До 1944 года этот удивительный субъект успел побывать солдатом Галицкой армии ЗУНР в 1918-м, дослужиться до капитана в польской, попасть в плен к немцам в 1939-м, поступить к ним на службу и покомандовать украинским диверсионным батальоном «Роланд» в 1941-м, потом возглавить украинский полицейский батальон, занимавшийся охотой на партизан в Белоруссии, посидеть немножко в немецкой тюрьме и снова всплыть — уже в дивизии «Галичина».
 
В 1944 году немцам не приходилось особенно выбирать. Плох был и командир дивизии, и большинство офицеров. Генерал Фрайтаг до этого никогда не командовал боевой частью — только полицейскими формированиями. Немецких офицеров в «Галичину» посылали по профнепригодности — из тех, которые были не нужны в настоящих «арийских» частях — трусов и дураков. Образно говоря тех, кто в высшей расе был низшей кастой. А ротные командиры-украинцы из ветеранов армий УНР и ЗУНР выслужили свой ресурс — деды разменяли шестой десяток, плохо знали или совсем не знали немецкий язык и давно отстали от требований современной войны.
 

 
Немца нужно слушать! Инструктаж галицких эсэсовцев
 
 
ПО-НЕМЕЦКИ «НИ БЭ, НИ МЭ»
 
Евгений Побегущий вспоминал, что солдаты не понимали немецких инструкторов, обучающих их, из-за языкового барьера: «Вишкільниками були майже німецькі старшини чи підстаршини, й тому важко було відбувати гутірки, бо треба було перекладачів, а це затрата часу».  («Почти все преподаватели были — немецкие старшины или подстаршины, и поэтому трудно было выполнять команды, нужны были переводчики, а это трата времени».)
 
Немцы относились к галичанам, как к людям второго сорта. Однажды генерал Фрайтаг буквально рассвирепел, узнав, что у его солдат обнаружены вши. Он орал, что у немцев такого не бывает, потому что они чистоплотные и соблюдают правила гигиены. Фрайтаг никогда до этого не был на фронте. С большим трудом и украинским, и немецким офицерам удалось его переубедить, что паразиты заводятся и у германских солдат. Только после этого Фрайтаг несколько успокоился.
 
Ярким примером отношения к военнослужащим СС «Галичина» со стороны германского командования является то, что во время маршей по немецкой территории им запрещали останавливаться на ночлег в домах — только в сараях, чтобы не тревожить покой добропорядочных германских граждан. Майор Побегущий с печалью констатировал: «Був приказ у часі виснажливого маршу зі Словаччини до Юґославії, що в Австрії нашим воякам не вільно квартирувати в хатах, лише в клунях. Кожний, хто марширував тоді, пригадує, як приходилось мерзнути в клунях».  («Во времени изнурительного марша из Словакии в Югославию был приказ, что в Австрии нашим воинам не разрешается квартировать в домах, только в сараях. Каждый, кто маршировал тогда, вспоминает, как приходилось мерзнуть в сараях».)
 
А ведь галицкие эсэсовцы, как немцы, принесли присягу на верность фюреру! Они платили за свой выбор кровью, а их держали в сараях, как скот! Как «недоевропейцев»!
 
Украинские эсэсовцы боялись немецких офицеров больше, чем Красной Армии.
 

 
Львов, лето 1943 г. Майор дивизии СС «Галичина» Евгений Побегущий салютует на проводах добровольцев
 
Рукава, закатанные по локоть, «модный» автомат, в котором никогда не кончаются патроны, губная гармошка и бутерброд с салом — таковы стереотипные атрибуты германского солдата в советских фильмах про войну. Просто рекламная картинка преимуществ «западного образа жизни»! Вступай к нам, Вовочка! Мы сделаем из тебя сверхчеловека! Будешь кататься на «Тигре» в красивой форме, пить шнапс и радоваться, что стал частицей «европейской» цивилизации. Немудрено, что этот нехитрый образ взял «в плен» массовое сознание советских и постсоветских граждан. Нынешние поклонники дивизии СС «Галичина» уверены, что так оно и было — как в кино. Что в Красной Армии дисциплину поддерживали исключительно особыми отделами и заградотрядами, а в Вермахте… дополнительной порцией сосисок с пивом. И ласковым поглаживанием ладошки фюрера по умной детской головенке.
 
Реальность выглядела иначе. Заградотряд под названием «группа полевой жандармерии» входил по штату в каждую немецкую пехотную и танковую дивизию. А самым эффективным средством для поддержания порядка в войсках считался расстрел. По крайней мере, для подразделений, сформированных из «неарийцев» (а СС «Галичина» принадлежала именно к ним), именно это педагогическое средство было основным. Военно-полевые суды выносили приговоры легко и приводили их в исполнение незамедлительно. Не считаясь с особенностями нежной славянской психики «тирольцев Востока», как называли в Австро-Венгрии галичан.
 

 
Сентябрь 1943. Отъезд в дивизию СС в Дрогобыче. Где энтузиазм?
 
 
РАССТРЕЛЯЛИ ЗА ШУТКУ НА ВЕЧЕРНЕЙ ПОВЕРКЕ
 

Если быть точным, то первые «потери» дивизия СС «Галичина» понесла не во время уничтожения польского села Гута Пеняцка в феврале 1944 года, когда погибли двое ее нижних чинов, а в тренировочном лагере Нойхаммер на Одере — еще до окончания боевой подготовки. Один из солдат — некий Бурлак из-под Черткова — во время вечерней поверки решил пошутить и набросил одеяло на голову унтер-офицера, проводившего перекличку роты. Напрасно галичане убеждали командира дивизии генерала Фрайтага, что это такой невинный украинский юмор и что дежурный унтер-офицер — земляк и приятель добровольного клоуна. Строгий немец счел происшествие грубейшим нарушение дисциплины. Военный суд приговорил юмориста к расстрелу, и генерал Фрайтаг тут же утвердил приговор, назначив расстрел на следующее утро.
 
Капеллан дивизии СС «Галичина», греко-католический священник Исидор Нагаевский вспоминал об этом эпизоде так: «Я просидів у тюремній камері усю ніч із засудженим. Присуд смерти і свідомість, що завтра він мусить умерти, зворушила його до самих глибин. Його огорнув великий жаль за своїм життям і страх перед смертю, так що він не міг говорити. Тіло цього 18-літнього, атлетичної будови юнака майже всю ніч підкидалась на ліжку й увесь час він голосно плакав. Аж над ранком почали трясти ним, наче передсмертні дрижаки. Аж десь біля 6-ї години ранку мені вдалося його успокоїти. Я сів біля нього, підніс його гарну голову і притиснув її до своїх грудей та поцілував його в чоло. Він обняв мене руками за шию, наче син свого батька... Я не міг здержати своїх сліз. І до сьогодні чую у своїх вухах його тихий голос: «А я хотів боротися за Україну»...
 
(«Я просидел в тюремной камере всю ночь с осужденным. Смертный приговор и сознание того, что завтра он должен умереть, глубоко его потрясли. Его объяла огромная жалость к своей жизни и страх перед смертью, такой, что он не мог говорить. Тело этого 18-летнего, атлетического сложения юноши почти всю ночь подбрасывало на кровати, и он все время громко плакал. К утру его начало трясти, как в предсмертной дрожи. Около 6 часов утра мне удалось его успокоить. Я сел рядом с ним, поднял его красивую голову, прижал ее к груди и поцеловал в лоб. Он обнял меня руками за шею, как сын своего отца... Я не мог сдержать своих слез. И до сих пор слышу в своих ушах тихий голос: «А я хотел бороться за Украину»...)

 
До последнего момента фельдкурат Исидор Нагаевский верил, что Фрайтаг отменит приговор. Но немецкий «отец-командир» недоделанных украинских эсэсовцев считал, что «орднунг» важнее жизни какого-то Бурлака из деревни Гудинковцы под Чертковом, и что без расстрела остальные солдаты «Галичины» никогда не поймут, что такое настоящая военная дисциплина. Бедняга был расстрелян на рассвете около 7 утра под какой-то кирпичной стенкой. Капеллан навсегда запомнил его простодушное пожелание: «Отче духовний, напишіть всю правду моїм батькам і просіть, щоб поздоровили від мене Марусю»... («Отче духовный, напишите всю правду моим родителям и просите, чтобы пожелали здоровья от меня Марусе»...)
 

 
Капеллан Нагаевский присутствовал при каждом расстреле в «Галичине» за нарушение дисциплины
 
И все это не отрывок из «Похождений бравого солдата Швейка!» Это подлинная история дивизии СС «Галичина»! Невыдуманная летопись ее первых шагов в свободную Европу.
 
Это был далеко не последний расстрел за дисциплинарные проступки в дивизии.  Майор Евгений Побигущий (напомню, что он был единственным офицером-украинцем в дивизии, поднявшимся до командира батальона) жаловался: «У дивізійному суді було б менше справ, коли б старшини знали свої обов’язки та внутрішню службу в німецькій армії. Наприклад, раз у місяць був наказ читати воякам на збірці, за що і як вояк може бути покараний воєнним судом. Мало хто знав, що за забрані з розбитого ваґону кілька дрібних речей вояк може бути розстріляний».  («У дивизионного суда было бы меньше дел, если бы старшины знали свои обязанности и внутреннюю службу в немецкой армии. Например, раз в месяц был приказ читать бойцам на построении, за что и как воин может быть наказан военным судом. Мало кто знал, что солдат может быть расстрелян за взятые из разбитого вагона несколько мелких вещей».)
 
Между германскими офицерами и солдатами-галичанами пролегал языковой и психологический барьер, который не был преодолен до самого конца войны. Большинство немцев считали, что им выпало несчастье командовать какими-то полудикарями, не понимающими человеческого языка. Генерал Фрайтаг несколько успокоился только тогда, когда после Бродского разгрома при переформировании дивизии ему удалось довести количество немцев в «Галичине» до тысячи человек. Все мало-мальски важные должности (даже аптекаря!) теперь занимали только истинные арийцы. «Німецьке вище військове командування та й самий ген. Фрайтаґ, — вспоминает майор Побигущий, — трактували нашу Дивізію, якби це була німецька дивізія, що її поповняли українцями».  («Немецкое высшее военное командование и самый генерал Фрайтаг, — вспоминает майор Побигущий, — считали нашу Дивизию, как бы это была немецкая дивизия, которую пополнили украинцами».)
 
Торжественная присяга фюреру Великой Германии на площади во Львове, напутственные слова главы дистрикта Галиция бригадефюрера Отто Вехтера, теплые проводы на вокзал плохо увязывались в сознании с жестокой дисциплиной тренировочных лагерей. «Чути було галасливі крики німецьких і подекуди вже своїх інструкторів, переплітувані час-до-часу вульґарними висловами, а часто карами за недбале виконання наказу, — вспоминал Исидор Нагаевский повседневную жизнь новобранцев. — Звичайно карою було «падання» на землі і «вставання» на наказ: «Впадь!» («Гінлєґен» і «авф»). Впасти і встати двадцять або й більше разів, ще до того в болоті, дуже докучлива кара, бо за кілька хвилин вичерпає всі сили, навіть молодої людини… Була ще кара ходження або бігання з повним піску наплечником упродовж години або й довше. Я відразу завважив, що найзвичайнішою причиною кар була німецька мова, яку не всі хлопці розуміли».
 
(«Были слышны громкие крики немецких и кое-где уже своих инструкторов, перемежаемые время от времени вульгарными выражениями, а часто угрозами за халатное исполнение приказа, — вспоминал Исидор Нагаевский повседневную жизнь новобранцев. – Обычно карой были «падения» на землю и «вставания» по приказу: «упасть» («Гинлеґен» и «авф»). Упасть и встать двадцать и более раз, особенно в болоте — очень неприятная кара, за несколько минут она исчерпает все силы, даже у молодого человека ... Было еще наказание — идти или бежать с полным рюкзаком песка в течение часа или дольше. Я сразу заметил, что самой обычной причиной наказаний был немецкий язык, который не все хлопцы понимали».)

 
А унтер-офицеры, наскоро произведенные из украинцев («підстаршини»), если верить мемуаристам, гоняли рекрутов с еще большим остервенением, чем природные немцы.
 
Почти сразу же началось дезертирство. «Вже в квітні 1944 року з табору в Нойгаммері майже щодня почали зникати підстаршини і стрільці різних родів легкої зброї», («Уже в апреле 1944 года из лагеря в Нойгаммере почти ежедневно начали исчезать подстаршины и стрелки разных родов легкого оружия»,) — продолжает Нагаевский в своих «Воспоминаниях полевого священника».
 

 
В немецкой форме. Один из тренировочных лагерей «Галичины», где готовили «подстаршин» — унтер-офицеров
 
 
ДЕЗЕРТИРЫ
 
Обычно это происходило так. Солдат получал отпускной билет, но в расположение части не возвращался. По подозрению в подделке таких документов был арестован офицер 6-й роты 30-го полка поручик Бараненко — бывший командир Красной Армии, попавший в плен к немцам и согласившийся вступить в дивизию СС «Галичина». К моменту выступления дивизии на фронт под Бродами в тюрьме под следствием за различные проступки находились около полусотни военнослужащих. Капеллан Нагаевский, которому солдаты исповедовались в своих чувствах, а потому  информированный о психологическом состоянии паствы из первых уст, как-то даже признался генералу Фрайтагу, что многие из рядового состава на передовой дезертируют: «Я підкреслив, що це є не лише моя думка, але й багатьох українських старшин». («Я подчеркнул, что это не только мое мнение, но и многих украинских старшин».)
 
Вряд ли это признание укрепило доверие немецкого комдива к его загадочным иноплеменным подчиненным. Он тут же потребовал назвать имена тех украинских офицеров, которые так считают. Дипломатичный отец Исидор отговорился тем, что не может этого сделать, так как узнал эту военную тайну на исповеди — она, мол, для него священна.
 
Смешной эпизод приключился в Кракове, куда после разгрома дивизии под Бродами добрались ее остатки. Какая-то из рот разместилась прямо в здании Украинского Центрального комитета — коллаборационистской организации, сотрудничавшей с нацистами. Вырвавшиеся из фронтового пекла галичане-эсэсовцы на радостях загуляли и принялись распевать пьяные песни. Тут в дверь зала просунул нос какой-то мерзкий сморчок в очках и заявил, что он САМ профессор Кубийович — глава УЦК и инициатор создания дивизии «Галичина»: «Це ж українська важлива установа! Ви знаєте, хто я? Я проф. Кубійович, що був одним із творців дивізії, а ви тепер робите нам клопіт»... («Это важное украинское учреждение! Вы знаете, кто я? Я профессор Кубийович, который был одним из создателей дивизии, а вы теперь нам мешаете»...)
 
Кто-то из «героев Брод» тут же отпарировал: «Ви нам це створили, а тепер тут нема що робити, забираємо вас у рекрути... понюхайте трохи порохового диму на фронті»… («Вы нам ее создали, а теперь вам здесь нечего делать, забираем вас в рекруты... понюхайте немного порохового дыма на фронте»...) Но хитрый профессор мгновенно смылся, испугавшись, что его действительно заберут с собой — после войны он, несмотря на все границы, всплыл аж... в Париже!
 

 
Отбытие. Они еще не знают, что такое настоящая немецкая дисциплина
 
 
ЕСЛИ МОЖЕШЬ, БЕГИ! 
 
После поражения под Бродами, где «Галичина» потеряла около 80 процентов личного состава, дивизию использовали в основном для антипартизанских акций. Сначала в Словакии. Потом — в Югославии. Генерал Фрайтаг по-прежнему поддерживал дисциплину драконовскими методами. В словацком городе Жилина двое офицеров-украинцев, которым не хватило квартир для постоя (один из них, Владимир Мурович, — адвокат дивизионного суда!) сдуру сорвали печать на чужой квартире, не обратив внимания, что она опечатана гестапо.
 
Обоих посадили под арест и приговорили к расстрелу. Мурович сбежал, как в анекдоте: дождавшись смены караула, сказал конвоирам, что «уже поговорил с заключенным» и хочет выйти. Те, ничего не заподозрив, выпустили сообразительного адвоката. Мурович сначала отправился в Вену. Потом перебрался в Мюнхен. И в неразберихе распадающегося Рейха уцелел. Но его менее удачливый приятель, оставшийся под замком, был, как обычно, расстрелян за наплевательское отношение к дисциплине.
 
Такая же участь выпала восьми эсэсовцам-дезертирам, ударившимся в бега во время патрулирования местности. Перед дивизионным судом хитрецы оправдывались, что их «поймали словацкие партизаны», от которых они якобы удрали и как раз возвращались в расположение родной части. Но генерал Фрайтаг не поверил галицким сказочникам — расстрел стал для них финалом земных терзаний. По словам Нагаевского, как обычно, провожавшего земляков в последний путь, этот приговор «зробив гнітюче враження на всі частини Дивізії» («Оказал гнетущее впечатление на все части дивизии»)...

Окончание тут

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Еще по теме

Если бы Александра Невского не было, его нужно было бы выдумать

Про вендов на современной территории Латвии информации в разных Ливонских хрониках и других документах предостаточно.И давно уже установлено, что этим именем называли одно из племе

Для воспитателей русской культурной идентичности

через вас.Мне интересно, озаботились русской культурной идентичности это вот эти или уже их дети?https://media.imhoclub.lv/i... (фото с сайта imhoclub.lv)

Беларусь построит грузовой терминал на северо-западе России

Не думаю, что там (на СевМорПути) сейчас есть существенные объемы перевозок. Калининград мы уже разбирали. При этом не забудем, что при всех тарифах пропускная пособность ЖД ограни

Зачем Литве радиоактивный могильник на границе с Беларусью?

Есть и ещё разные причины, не только эти.И мы не знаем, что за причина в этот раз.

Перестройка FOREVA

1986. 22 млрд? Может быть. Посчитаем? 22 млрд/160 руб. (ср.зп) = 137 500 000 человек. Мелочь, но приятно.Это содержание 11 458 333, чел в год.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.