Литвин с польским сердцем

К 150-летию Юзефа Пилсудского. Окончание
   
Начало здесь


В первой половине 20-х годов интриги в польском руководстве продолжались.

Пилсудский всячески противился заключению мирного договора, так как мечтал возродить Речь Посполитую в границах 1772 года.

Маршал делал ставку на создание независимого украинского государства, которое под влиянием опасности с востока «тянулось» бы к Польше.

При этом он был скептически настроен в отношении перспектив создания белорусского независимого государства, полагая, что легче было бы создать литовско-белорусское подобие ВКЛ — буфер между Польшей и Советским Союзом.

Желая повысить свой статус в целях давления на польских переговорщиков, Пилсудский начал педалировать присвоение ему звания маршала, но сейм не соглашался.

Тогда он пошёл ва-банк — сам отдал приказ: «звание первого маршала Польши принимаю и утверждаю», и в ноябре 1920 года принял маршальский жезл из рук простого солдата.

И всё же подотчётная сейму польская делегация на переговорах с советами, состоявшая из политических противников Пилсудского, приложила все усилия, чтобы в новые границы не попали все белорусские и украинские территории — в сейме не хотели, чтобы подданными Польши стало так много белорусов и украинцев, которые в перспективе смогут составить дисбаланс.

В результате в Риге 12 октября 1920 года был подписан мирный договор, который лёг в основу официальных польско-советских отношений до начала Второй мировой войны.


Осенью 1920 года Пилсудский заворачивает новую интригу против своих противников.

С его тайного согласия командир литовско-белорусской дивизии генерал Люциан Желиговский провозгласил на территории Виленщины и Гродненщины так называемую Среднюю Литву, куда вошли Вильно, Троки, Ошмяны (родина Желиговского), Сморгонь и другие города и местечки.

Однако в 1920 году этим манёвром ослабить своих политических противников Пилсудскому не удалось, а принятая 17 марта 1921 года конституция Польши существенно ограничила власть главы государства.

К тому же его репутации очень мешала неопределённость в личной жизни.

Мария числилась его официальной супругой, получала в этом звании приглашения на протокольные мероприятия, которые вынуждена была игнорировать, а Александра тем временем родила Юзефу двух дочерей.

Запутанность ситуации разрешила кончина первой жены в августе 1921 года, на похороны которой муж не явился.

Через два месяца Александра официально стала первой леди Польши и развернула благотворительную деятельность.




Юзеф Пилсудский с женой Александрой и дочерьми Вандой и Ядвигой.
 


После выборов 14 декабря 1922 года Пилсудский передал власть вновь избранному первому президенту Польши Габриэлю Нарутовичу.

После убийства Нарутовича и избрания новым президентом Станислава Войцеховского он некоторое время занимал пост начальника Генерального штаба, но в мае 1923 года подал в отставку.

Человек с авторитарными замашками, он сумел сделать вид, что уходит из публичной политики, и с женой и детьми переехал на виллу в пригород Варшавы.

Год кончины его заклятого врага — Феликса Дзержинского сложился для Пилсудского удачно, так как вернул его на первые роли в государстве.

12 мая 1926 года в сговоре с маршалом военный министр Желиговский под видом плановых учений сосредоточил под Варшавой отборные части и неожиданно передал командование над ними Пилсудскому.

Полки двинулись на столицу, овладели казармами и министерством внутренних дел.

Бывший приятель Пилсудского, президент Польши Станислав Войцеховский и правительство отказались капитулировать. Вечером начался бой, и 14 мая правительственные войска сдались.

В ходе боев погибло 379 человек, больше тысячи было ранено. Генералы, не поддержавшие Пилсудского, сели за решетку (в Брестскую крепость) или были уволены из вооруженных сил. Некоторые погибли при загадочных обстоятельствах.

В ходе осуществляемых кадровых перестановок Пилсудский занял должности военного министра и генерального инспектора вооруженных сил.

31 мая 1926 года он был избран президентом Польши, однако отказался от должности. По его рекомендации при повторном голосовании президентом был избран Игнатий Мостицкий.

Формирование нового правительства фактически легализовало переворот.




Маршал Пилсудский в сопровождении единомышленников. 31 мая 1926 года.
 


Чтобы повысить управляемость исполнительными структурами, в 1926—1928 и 1930 годах Пилсудский занимает помимо военных должностей пост премьер-министра.

В стране был установлен так называемый режим санации или оздоровления от коррупции. Одновременно проводилась «пацификация» — превентивное усмирение национальных окраин с белорусским и украинским населением.

Об этом редко упоминают, но уже в июне 1926 года Пилсудский принял советского посла в Варшаве Петра Войкова, сказав ему:
 


«Я знаю, что в вашей стране многие считают, что я готовлю новую войну против России.

Какой интерес Польша может иметь в новой войне? Наша главная цель — это реконструкция польской экономики. Мы не имеем никаких территориальных претензий к России и не собираемся ниспровергать коммунистическую власть у вас.

Вы спросите почему? Потому, что любая другая политическая система будет более опасной для Польши, чем существующая сейчас.

Я лично в случае войны также понесу убытки. Сейчас я победитель, а в случае новой войны рискую лишиться этого статуса».
 


При Пилсудском роль Сейма была ограничена. Политическая оппозиция преследовалась правовыми средствами — проходили судебные процессы. В отдельных случаях применялись и силовые методы — избиение, интернирование без судебных решений.

Некоторые политические противники Пилсудского были вынуждены эмигрировать.


В апреле 1935 года была принята новая конституция Польши, санкционирующая авторитарные порядки. Однако Пилсудский отчетливо понимал, что Польша находится в уязвимом положении, поэтому в начале 1930-х годов он предпринимает ряд внешнеполитических усилий, направленных на ликвидацию военной угрозы с востока и запада.

В 1932 году ему удалось достичь относительной нормализации отношений с Советским Союзом и заключить пакт о ненападении.

С приходом к власти Гитлера Пилсудским было инициировано заключение аналогичного пакта с Германией.

Гитлеру это понравилось, поскольку Германия вышла из Лиги наций и доверие к миролюбивым намерениям фюрера резко пошатнулось.




Германский посол Ганс-Адольф фон Мольтке, лидер Польши Юзеф Пилсудский, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на встрече в Варшаве 15 июня 1934 года.
 


Особенностью заключённого 26 января 1934 года пакта с Германией, как утверждают многие политики и учёные, было секретное приложение, существование которого до сих пор в Польше отрицают.

Тем не менее упоминаний о нём имеется великое множество. Причём сведения шли из самых разных источников, никак не связанных друг с другом.

Первой об этом тайном пакте заговорила европейская пресса.

Так, французская газета «Эхо де Пари» писала о некоем «секретном польско-германском соглашении».

16 марта 1934 года английское информационное агентство «Уик» сообщило о наличии договорённости между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причём уже совместно с Японией. А в августе того же года английское издание «Нью стэйтсмен энд нэйшн» уже приводило подробности этого скоординированного нападения:
 


«Япония атакует российский Дальний Восток, а Германия с Польшей — европейскую часть России. Согласно эти планам, Германии предстояло захватить Ленинград, а затем двигаться на Москву. Перед Польшей ставилась задача нанести удар в двух направлениях — на Москву и на Украину».
 


Данные о секретном польско-германском договоре стали поступать и по линии советской разведки.

Так, в 1935 году советский резидент в Варшаве, со ссылкой на агента, работавшего в польском Генеральном штабе, сообщал в Москву:
 


«Наш агент категорически утверждает (так как сам читал), что к известному и официально опубликованному пакту имеется секретное добавление».
 


Активными были разговоры об этом и в кругах русской эмиграции.

В одном из писем бывшего посла Российской империи в Британии Е.В Саблина, перехваченного НКВД, значилось:
 


«Ходят толки о том, что, на случай занятия Японией части российской территории на Дальнем Востоке, Польша и Германия уладят свои собственные разногласия за счёт России. Польша могла бы отказаться от Данцигского коридора в обмен на некоторую часть российской территории и другой порт».
 


Скорее всего, речь шла о литовской Клайпеде, которую поляки намеревались разменять на спорный с Германией Данциг.


Однако польско-германскую игру Пилсудскому завершить не удалось. В мае 1935 года маршал скончался от рака печени.

Делегация национал-социалистской партии во главе с Герингом отправилась на похороны, а в самом Третьем рейхе был объявлен траур.




Гитлер в Берлинском кафедральном соборе на мемориальной мессе у символического гроба Пилсудского.
 


Современники отмечали, что Гитлер был очень опечален вестью о смерти маршала, так как испытывал к нему глубокое почтение.

В 1939 году он обмолвился, что никогда бы не воевал с Польшей, если бы был жив Пилсудский.

В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание высказывание самого Юзефа Пилсудского:
 


«Моя мечта — дойти до Москвы и на кремлёвской стене написать: «Говорить по-русски запрещено!»
 



Несколько слов о региональной («кресовой») политике Пилсудского и его последователей 30-х годов.

Западно-белорусские земли были отсталым аграрно-сырьевым придатком Польши, рынком дешевой рабочей силы.

Удельный вес Западной Беларуси в промышленном производстве Польши составлял всего-то около трёх процентов. Зарплата рабочих была значительно ниже, чем в этнической Польше.

При активном участии иностранного капитала хищнически уничтожались природные ресурсы. За 20 лет было вырублено около 600 тыс. га лесных массивов.

Более 80 процентов населения Западной Беларуси занималась сельским хозяйством.

Аграрные отношения характеризовались наличием крупного помещичьего землевладения, малоземельем и обнищанием большинства крестьян, чему способствовало еврейское ростовщичество.
 
В середине 30-х годов в западно-белорусских землях зажиточные крестьяне составляли всего 5, середняки — 15, а бедняки — 80 процентов.

Малоземелье, безработица вынуждали крестьян выезжать на заработки в Америку.

В первые годы после присоединения части белорусских территорий к Польше работали белорусские школы и гимназии, в польском Сейме заседали белорусские представители. Но к началу Второй мировой войны из 514 белорусских школ, действовавших в 20-х в Западной Белоруссии, не осталось ни одной.

В 1938/1939 учебном году занятия не посещали более 100 тысяч детей, около трети «кресового» населения не умело ни читать, ни писать.



Сморгонь, рыночная площадь. 1930-е годы.
 

 
В связи с возрастающим недовольством и сопротивлением властям в 1934 году в Березе-Картузской был создан концлагерь, где за пять лет до освобождения Западной Белоруссии побывало, по неполным данным, более 10 тысяч человек.

Белорусский народ столкнулся с угрозой полной потери политической и культурной самостоятельности, потому что после смерти Пилсудского поляки ещё более рьяно принялись строить унитарное польское государство.

 
Известно, что родившийся на Виленщине Пилсудский владел белорусским языком и несколько раз выступал на нем перед белорусской аудиторией.

В царское время на допросах он говорил: «Зовут меня Осип Осипович Пилсудский; от роду имею 19 лет; происхождение и народность дворянин, белорус», — однако смешно полагать, что он действительно считал себя белорусом.

Хоронила Юзефа Пилсудского вся 2-я Речь Посполитая, а в Германии и Франции был объявлен официальный траур.

По завещанию его сердце погребено в Вильно, рядом с могилой матери. Тело выдающегося поляка ныне покоится в Кракове, в усыпальнице польских королей в замке Вавель.

На моей родине сохранился единственный памятник Юзефу Пилсудскому — в Вилейке, на территории одного из учреждений, стоит огромный, весом почти в тонну, камень, поставленный в честь маршала в 1935 году.




Памятник Пилсудскому в  Вилейке.
 


Первоначально он находился у школы в деревне Бутьки. В сентябре 1939 года его вывезли в поле, и он пролежал там до 2004 года.

Когда сотрудники польского посольства в Минске обратились за разрешением поставить его у здания своего диппредставительства, им отказали и перевезли камень в Вилейку.

Не остались забытыми и офицеры армии Пилсудского, погибшие в 1920 году и похороненные на Долгиновском военном кладбище, где они покоятся рядом с русскими и тремя немцами, погибшими в 1915 году.




Военное кладбище в Долгиново.
 


Причём при Пилсудском на всех могилах без разбору были поставлены одинаковые кресты.

27 сентября сего года на этом же кладбище с надлежащими почестями перезахоронены останки польских пограничников, убитых советскими диверсантами 17 сентября 1939 года.

На мероприятии присутствовали высокие польские должностные лица — заместитель министра внутренних дел и администрации Республики Польша Якуб Скиба, посол Польши в Беларуси Конрад Павлик и другие лица.

После торжественного молебна в Долгиновском костёле рота польских пограничников под звуки духового оркестра осуществила традиционные процедуры воинского церемониала и захоронила останки тех, кто служил на границе в 1939-м.






Церемония в Долгиновском костёле и на военном кладбище 27 сентября 2017 года.
 
 


Глядя на бессердечность, которую творят польские власти с захоронениями советских солдат-освободителей, среди которых полегло немало белорусов, понимаешь — деградация гражданского мышления у соседей опускается ниже плинтуса.

Во времена Юзефа Пилсудского издевательства над живыми, особенно пленными красноармейцами, имели место, но до глумления над мёртвыми ни он, ни его соратники никогда не опускались. В их груди всё же билось польское сердце.
 



Так что же это такое — польское сердце?

Чтобы его понять, надо воскресить те условия, в которых формировалась отличная по менталитету и от Запада, и от Востока польская нация.

Вы уж простите, господа, но позволю себе озвучить собственную точку зрения.

1. Исторически сложилось, что в средневековье в Польше сформировался своеобразный «народно-демократический феодализм».

Небогатая шляхта, составлявшая от 11 до 20 процентов населения, была настолько многочисленна и приближена к народу, что фактически являлась не столько эксплуататорским классом, сколько имущей частью всего общества.

2. Такая традиция общественного устройства на первый план выдвигала проблему коллективной защиты неприкосновенности частной собственности на землю, что в поляках сидит в крови и не может быть заменено коллективизмом. Даже насильственно.

3. С другой стороны, обилие мелких гербоносцев стало основой с одной стороны — польского патриотизма, а с другой — власти польского гонора.

Неслучайно польский Сейм был воплощением избыточной демократии, а liberum veto закрепляло право его любого члена своим протестом ликвидировать одобряемое большинством решение.

Только столкновение с внешними силами побуждало шляхту на более тесное взаимодействие и объединение в борьбе с врагом.

4. Важным цементирующим началом в формировании польской нации стала христианизация по католическим канонам. И здесь вопрос не столько в особенностях веры, сколько в серьёзнейшем влиянии клана иезуитов с их методами психологического воздействия и внимания к «правильному» образованию.

5. Совокупность этих особенностей послужила тому, что поляки сформировались непохожие на остальные народы Западной и Восточной Европы. Причём вектор их претензий к соседям изначально получил ошибочную ориентацию.

Ярая, нетипичная для славян польская русофобия, передавшаяся через панский кнут украинцам, является искусственно рождённым антагонизмом, своеобразной ревностью собственника к тому, что в России сосредоточены несметные богатства, но русские ими не дорожат, стремясь в массе своей не к накопительству, а к общинной жизни по правде и совести.

Похожая на русскую жизненная ориентация белорусов вызывает у поляков раздражение и является причиной высокомерного отношения польских элит к нашему народу.

6. В то же время следует отличать польский национализм от национализма соседей — немецкого и белорусского.

У поляков национализм — «чистый», без тяготения к мистификациям, вроде арийского происхождения у немцев или литвинизма у эмоциональной части белорусов.

Польские сказки сидят внутри Польши, и поляки не тяготеют к заимствованиям. Их высокомерие не имеет расового окраса, оно рождено не превосходством над другим человеком, а дистанцированием от тех, кто не имеет «польского сердца».

Юзеф Пилсудский потому и остался вождём нации навсегда, что, не являясь чистым поляком по происхождению, был носителем польских национальных черт и индуцированных ими приоритетов.
 

За месяц до смерти Пилсудский говорил своему адъютанту: «Я проиграл свою жизнь. Мне не удалось создать свободную от русских Украину». И это не единственное его выражение, объясняющее суть польской жизни и польской геополитики и в наши дни.


Хочешь узнать, как поведёт себя Польша в той или иной ситуации — поищи аналоги в бытность Пилсудского — обладателя эталонного «польского сердца»...     

      

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    6 дек. 12:09
    №1 Константин Васильев Россия
    Ждем очередной статьи о Гитлере. О том,  что время тогда было неординарное.....
     
  •  
    6 дек. 12:24
    №2 Георгий Андриевский Беларусь
    Про политику Пилсудского в отношении кресов и о возможном продолжении Польшей такой политики - это в яблочко. Поэтому любую глорификацию Пилсудского, АК нужно запретить на законодательном уровне. И немешало бы активизировать имиджевую и идеологическую борьбу с "Колбасной картой(поляка)". 
     
  •  
    6 дек. 15:43
    №3 Юрий Васильевич Мартинович Литва
    Как моя старая детская игрушка-трубка, калейдоскоп, так и тридцатые годя прошлого века, насыщены запутанными связями, договорами и пактами. Хоть Пилсудский был и враг СССР и Сталина, но несомненно это была личность, уважаемая в Европе. Оказывается можно быть великим литовцем и врагом Литвы. Спасибо Валентину, автору материала. Теперь я знаю намного больше о Пилсудском и о политике польши в первой половине 20-го века.
    Поддержали: Борис Мельников, Георгий Андриевский, Сергей Муливанов
     
  •  
    6 дек. 15:56
    №4 Борис Мельников Латвия
     
  •  
    6 дек. 20:17
    №6 Инна Дукальская Латвия
    Интересно-то интересно. Готовят к тому, что эта часть евразийской территории, большая часть которой не имеет выхода к морю (про Латвию не говорю), будет новым плацдармом для завоеваний. Она не может конкурировать ни с Западом, ни с Россией. Хотя и имеет стратегическое значение. Может утратить, при том что Арктика практически судоходна.
    Как ты не крути, с Россией оно более выгодное. Но шоры мешают.
     
    •  
      7 дек. 10:34
      №18 Валентин Антипенко Беларусь Инна Дукальская (№6)

      Никаких шор у народа нет.

      После войны структура народонаселения Беларуси существенно поменялась за счёт тех, кто приехал на крупные новостройки. А при Мазурове и Машерове их было не счесть.

      Сейчас кучка болванов создаёт шум в интернете, но их проплаченная извне деятельность разбивается о твёрдость власти, которую поддерживает народ.

       
  •  
    6 дек. 20:34
    №7 Инна Дукальская Латвия
    Сегодняшние статьи - это про то, где деньги. В частности в МОК. Про то, где геополитика имеем здесь. Но очень давно. 
    Мир изменился. И в частности Белоруссия перестаёт быть центром нападения на Россию. Центр меняется. Он теперь со всех сторон. В частности с Севера он в ближайшем будущем вероятен. Откуда не ждёшь - это так называется.
    А там и ВКЛ прилепится.
    Шучу, шучу... Но в каждой шутке есть доля правды.
     
  •  
    6 дек. 20:53
    №9 Артём Бузинный Беларусь
    У польской русофобии есть и другое объяснение, хотя и не такое пафосное и менее приятное для самолюбия русских. Зависть кичливой шляхты вызывают не несметные российские богатства и не высокодуховное якобы равнодушие к ним русских. Когда скандальный Полонский выдал своё "у кого нет миллиарда, пусть идут в ж...", он всего лишь озвучил жизненное кредо подавляющей части теперешней российской элиты. И не только теперешней. Дореволюционные князья-графья тоже были, мягко говоря, бессребреники и думали о русском народе примерно то же, что и сегодняшние полонские. Но в конкурентной борьбе за право главного поставщика сырья англо-французским капиталистами русское дворянство оказалось шустрее. Горький осадочек от этого исторического проигрыша - главное топливо польских антироссийских комплексов.
     
  •  
    6 дек. 20:55
    №11 Артём Бузинный Беларусь
    У польской русофобии есть и другое объяснение, хотя и не такое пафосное и менее приятное для самолюбия русских. Зависть кичливой шляхты вызывают не несметные российские богатства и не высокодуховное якобы равнодушие к ним русских. Когда скандальный Полонский выдал своё "у кого нет миллиарда, пусть идут в ж...", он всего лишь озвучил жизненное кредо подавляющей части теперешней российской элиты. И не только теперешней. Дореволюционные князья-графья тоже были, мягко говоря, не бессребреники и думали о русском народе примерно то же, что и сегодняшние полонские. Но в конкурентной борьбе за право главного поставщика сырья англо-французским капиталистами русское дворянство оказалось шустрее. Горький осадочек от этого исторического проигрыша - главное топливо польских антироссийских комплексов.
     
    •  
      7 дек. 10:54
      №21 Валентин Антипенко Беларусь Артём Бузинный (№11)

      Полонский - польский еврей :)

      Что до сырья, то Польша сырьевым придатком Европы не была. А колбасы и шпикачки у них всегда были лучшими - пальчики оближешь

      Поддержали: Ринат Гутузов
       
      •  
        7 дек. 16:49
        №22 Артём Бузинный Беларусь Валентин Антипенко (№21)
        Не интересовался генеалогией Полонского. Может среди его предков и были польские евреи. Хотя судя по фамилии они скорее из наших литовских евреев-литваков. Но в любом случае это лишь предки. А сам Полонский - типичный представитель постсоветской российской элиты.

        Со времени так называемого "2-го издания крепостничества" все страны на восток от Эльбы были сырьевым придатком Запада, где начиналась индустриальная революция. Польша и Россия конкурировали за право быть главными поставщиками хлеба и леса в Англию.
         
    •  
      7 дек. 22:53
      №24 Alexander Alex Артём Бузинный (№11)
      Польская русофобия начинается с Контрреформации и имеет в основе агрессивное противопоставление католиков протестантам и православным.
       
      •  
        8 дек. 15:45
        №25 Артём Бузинный Беларусь Alexander Alex (№24)
        Это идеологическая ширма. А реальный конфликт как всегда за доступ к корыту. Польская шляхта соревновалась с русским дворянством за роль главного поставщика к столу англо-французских буржуев.
         
        •  
          8 дек. 16:13
          №27 Alexander Alex Артём Бузинный (№25)
          Это не ширма: русские 300 лет рубились за выход к морю, а шляхта сидевшая "от можа до можа" за эти 300 же лет так и не удосужилась построить ни торговый, ни военный флот. Т.е. вся эта торговля была ей по барабану - она отдала ее на откуп евреям, а сама, как учили с детства в косцеле, готовилась к походу на Восток, обращать в истинную веру "схизматиков". И Пилсудский хороший пример этого: энергичный, небесталланный, но всю жизнь положил на борьбу с Россией вопреки реальным интересам Польши. 
          Поддержали: Георгий Андриевский
           
          •  
            8 дек. 18:48
            №28 Артём Бузинный Беларусь Alexander Alex (№27)
            В Вашем чересчур идеализированном представлении о польских магнатах они предстают какими-то бессребрениками, которых хлебом не корми - дай поозарять кого-нибудь светом истинной духовности. А за чей же счёт роскошная магнатская жизнь, кареты, балы, красавицы, лакеи, гайдуки? Ни особо развитых ремёсел, ни промышленности, ни залежей золота в Речи Посполитой не было. Только за счёт продажи плодов крестьянского труда. А что постройкой флота не озаботились - так до поры конкурентов не было. А когда петровский флот на Балтике появился, то уже поздно было.
             
            •  
              9 дек. 16:48
              №31 Alexander Alex Артём Бузинный (№28)
              Что-то у вас с логикой не то:
              "Польская шляхта соревновалась с русским дворянством за роль главного поставщика к столу англо-французских буржуев." - но "Ни особо развитых ремёсел, ни промышленности, ни залежей золота в Речи Посполитой не было."
              Как-то слабо они соревновались: на фоне строительства флота, мануфактур и пр. в России местная шляхта открывала только медвежьи академии и каталась на них в санях по сугробам из соли

               
              •  
                9 дек. 17:51
                №32 Артём Бузинный Беларусь Alexander Alex (№31)
                Всё в порядке с логикой. Экспорт на Запад из и Польши и из России был примерно тот же: зерно, строевой лес, пенька. Пока с выходом к Балтике у России были проблемы - в обслуживании Лондона и Парижа доминировали поляки. Прорубил Пётр своё "окно" - и инициатива начала переходить к русским. А заведенные Петром мануфактуры обслуживали армию, их продукция на экспорт не шла - на Западе своих мануфактур хватало
                 
                •  
                  9 дек. 18:19
                  №33 Alexander Alex Артём Бузинный (№32)
                  Видимо, у нас разные глобусы:
                  При Петре  доля  сельскохозяйственного производства составляла  20%,  а мануфактурные товары занимали 72% российского экспорта, в первую очередь, железо
                   
                  •  
                    Позавчера 18:30
                    №34 Артём Бузинный Беларусь Alexander Alex (№33)
                    При Иване Грозном в экспорте мог преобладать лес, при Петре может и железо, но это же не высокохудожественные изделия из железа, а какие-нибудь чушки-болванки. Общую картину сырьевой ориентации русского экспорта это никак не меняет
                     
                    •  
                      Вчера 09:32
                      №35 Alexander Alex Артём Бузинный (№34)
                      Разве польская шляхта соревновалась с русскими по поставкам чушек-болванок, бывших основой русского экспорта? М.б. она потому и проиграла России, что не могла предложить ничего кроме украинской пшеницы?  А что-то сложнее чушек в то время мало кто поставлял вообще - при дорогах и технологиях того времени те же пушки было легче лить на месте, чем заказывать за морем. 
                       
  •  
    6 дек. 21:35
    №14 Георгий Андриевский Беларусь
    Особенно обидно, когда те, кого ты считаешь едва ли не унтерменшами, лишают тебя государственности а послее ее восстановления 45 лет держат фактически вассалом. Чем выше забираешься, тем больнее падать, а с польскими понтами, мессианством и прочей мурой они, видать, не одно десятилетие грызли крышку унитаза в бессильной злобе.
    Поддержали: Товарищ Петерс, Vlad Bujnij, Ринат Гутузов, Лаокоонт ., Alexander Alex
     
  •  
    7 дек. 00:24
    №15 Андрей Карпов Россия
    Хочу поблагодарить Валентина за его статью.
    Честно говоря, люди для меня делятся вовсе не по национальному признаку - для меня есть люди порядочные и непорядочные. И те и те встречаются в любом народе.
    Я полностью отдаю себе отчет в том, что история взаимоотношений Польши и России была очень непростой и не испытываю никаких иллюзий по этому поводу. И я осознаю, что я то родился "на этой стороне", поскольку я русский. И я все помню (то что надо помнить и нельзя забывать).
    Но все же...
    Возможно, мне очень повезло, но в моей жизни мне повстречались порядочные поляки (и это был не один человек - их было много), которые бескорыстно помогали мне и моей семье в сложной жизненной ситуации произошедшей с нами в Польше. А детского хирурга из Белостока я потом специально ездил в Польшу отдельно поблагодарить за его очень человеческое и неформальное отношение к моему ребенку.
    Кроме того, летом мы живем в Белоруссии. У нас очень добрые отношения с нашими соседями. Многие из них этнические поляки.
    У меня просто язык не поворачивается рассуждать огульно в негативном ключе ни о Польше, ни о поляках.
    И в статье Валентина я вижу главное - им движет не только понимание сложности и осознания своей принадлежности к белорусам, но и любовь к своим, насколько я понял, частично польским корням.
    Так же как и мной движет благодарность. На мой взгляд, помнить и быть благодарным за добро - это долг нормального человека.
    Я не верю, что с нормальными поляками встречался я один. :-))))
     
    •  
      7 дек. 10:50
      №20 Валентин Антипенко Беларусь Андрей Карпов (№15)

      И вам спасибо.

      Вы подметили правильно, но скажу вам откровенно: не следует браться писать о человеке, которого ты ненавидишь, и это чувство превалирует над разумом.

      Своего героя надо понять и простить на какое-то время, тогда образ будет уравновешен, и отношением автора сквозить не будет


       
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить