24.08.2020

ЛИБЕРАЛИЗМ ГОЛОВНОГО МОЗГА

или опомнитесь, рабочие Белоруссии!

ЛИБЕРАЛИЗМ ГОЛОВНОГО МОЗГА
  • Участники дискуссии:

    32
    286
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


1.

Ни для белорусской власти, ни для российских сторонников Лукашенко и его политического курса не стали неожиданностью уличные протесты оппозиционной молодёжи. Эти молодцы уже много лет бегают по улицам Минска и других белорусских городов с бело-красным-белым флагом, под которым Верховная Рада Белоруссии образца 1918 года присягала в верности немецкому кайзеру и под которым в 1942 маршировали немногочленные предатели, пошедшие на службу в рейхскомиссариат «Остланд».

Мозги этой молодежи давно «промыты» пропагандой, льющейся из соседних Польши и Литвы. Им не нужна Белорусская республика рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции, гордящаяся своими подвигами в борьбе с нацистами в Великой Отечественной войне, и своими нынешними заводами и колхозами, наукой и IT-отраслью. Им нужно националистическое прозападное государство с муляжом «демократии», властью буржуев под диктовку иностранных посольств и прославлением нацистских коллаборационистов, как на сегодняшней Украине.

От них никто ничего иного и не ожидал… Неожиданностью и жестоким ударом для власти Белоруссии, для сторонников левопатриотических сил на всем постсоветском пространстве стали выступления рабочих белорусских заводов…
 

2.

Сначала это были единичные выступления. Человек по 20-30 собирались около заводоуправлений и возмущались жестокостью милиционеров, избивавших оппозиционеров на улицах и в отделениях 9 и 10 августа. Действительно, жестокость была, впрочем, с обеих сторон. Были милиционеры и ОМОНОВцы, которые били демонстрантов, а то и подвернувшихся под руку случайных прохожих. Но были и демонстранты, которые швырялись бутылками, размахивали прутьями, а некоторые орудовали и заточенными лопатами и даже направляли в толпу правоохранителей автомобили. Кстати, некоторые из «мирных демонстрантов» несли флаги со свастикой и лозунги «Слава Перуну!» (неофашисты, как правило, еще и неоязычники) — посмотрите в Интернете, фото там имеются.

Впрочем, были и действительно, мирные ребята — парни и девушки. Были случайные люди. Поэтому беспокойство рабочих тоже понять можно. Они же в большинстве своем не юнцы. Многие из них — отцы семейств. У многих есть дети-подростки, которые по извечному стремлению подростков лезть, туда, где опасно, оказались на тех самых площадях 9 и 10 августа и, может, тоже пострадали.

Белоруссия — не такая уж большая республика, в одной Москве живет больше людей. А в таких городах как Жодино (там находится главный завод БЕЛАЗа и значительная часть жителей работает на нем), население — вообще менее 100 тысяч человек, то есть все друг друга знают — или напрямую, или через знакомых. Вести о задержании чьего либо сына или племянника, особенно, если его «помяли» или избили милиционеры, распространяются с соответствующим шлейфом эмоций как лесной пожар.

Но дальше — больше. Кучки около заводоуправлений стали расти. Вместо 20 человек стали выходить и 200, и 500. К выходным стало понятно, что бастуют основные предприятия республики — Минский тракторный, электротехнический, БЕЛАЗ, Беларуськалий. Счет бросивших работу пошел на тысячи. Фотографии и ролики с пустыми цехами и толпами в спецовках, кричащих «Уходи!» не оставляют сомнений — это рабочие забастовки. И простым раздражением действиями милиции их уже не объяснишь…

Почему же так произошло?

Если мы приглядимся к этим протестам, то мы обнаружим, что они имеют одну странную особенность. В телеграмм-каналах наши ультралевые, усмотревшие в этих забастовках аж начало «пролетарской революции», постят «требования рабочих». Среди них называются и повышение зарплаты, и понижение пенсионного возраста, и отмена «декрета о тунеядцах» и запрет на приватизацию заводов после «ухода Лукашенко». Но вот проблема — я просмотрел очень много фотографий и видеороликов этих забастовок и уверенно могу сказать: ни на одном из них рабочие не высказывают никаких экономических требований. Везде только крики «Уходи!», требования «освободить политзаключенных» и «наказать виновных среди силовиков», требования «признать Тихановскую» или «провести новые выборы».

Но, может, это только мне так показалось? Вот сообщение сайта РБК: рабочие крупнейшего белорусского нефтеперерабатывающего завода «Нафтан» пригрозили забастовкой и предъявили следующие требования: «…отставки Александра Лукашенко и главы ЦИК Лидии Ермошиной, освобождения задержанных во время протестов, расследования всех случаев насилия над мирными жителями, новых выборов».

Наконец, во время выступления Лукашенко перед рабочими МЗКТ, которое транслировалась в Интернет и любой может его посмотреть (я о нем еще скажу) рабочие много раз перебивали президента выкриками, но все выкрики — тоже политические. Об экономике — ни слова и даже ни полсловечка.

Мне, например, это представляется необыкновенно странным. Я лично знаю людей, которые, будучи сторонниками левых идей, шли на заводы, фабрики и пытались устраивать среди современных российских рабочих кружки, вести пропаганду. Все они в один голос утверждали: к политике рабочие практически равнодушны. В столь любимый либералами бред о святости буржуазной демократии они не верят. Они считают, что на выборах всегда устроят так, что простой человек останется в дураках, победит на них Путин ли, Навальный ли. С очень большим трудом приходится буквально разжевывать им программу КПРФ, других левых организаций, убеждать голосовать за них.

Когда с рабочими говоришь об окладах, о наценках, о штрафах, им еще интересно, но стоит начать про выборы, про фальсификации, про наблюдателей, они плюют и расходятся.

Любопытно, что эти выводы, сделанные из опыта, полностью совпадают с тем, что писал Владимир Ильич Ленин в работе «Что делать?» 100 лет назад. Ленин тоже занимался пропагандой среди петроградских рабочих и вынес оттуда убеждение, что рабочие сами по себе, без внешнего влияния не могут подняться до политических требований и ограничиваются лишь экономическими. Для того, чтобы сделать рабочих ударной силой политической борьбы нужна революционная интеллигенция, которая «внесет в массы социалистическое сознание». В этом и состояла одна из новаций Ленина как теоретика марксизма.

Теперь вернемся к Белоруссии. С чего это белорусские рабочие нигде (кроме телеграмм-каналов карликовых и никому не известных левацких групп) не заявляющие о экономическом недовольстве, не предъявляющие никаких экономических требований, озаботились вдруг «победой на выборах» националистически-либеральной оппозиции?

Кого они хотят привести к власти на новых выборах? Московского блогера Тихановского, который до приезда в Беларусь славился лишь фоточками с Ксюшой Собчак? Двухсоткилограммового банкира Бабарико, который на предвыборных выступлениях прямо говорил, что необходима приватизация «нерентабельных советских предприятий» и что рабочему классу «придется смириться с некоторым ростом безработицы»?
 
Зачем рабочим победа оппозиции, которая желает провести приватизацию, уничтожить социальное государство и разорвать дружественные связи с Россией, являющейся одним из крупнейших покупателей продукции белорусских заводов?
В 2017 году Минский тракторный произвел более 31 тысячи сельскохозяйственных машин. Из них 28 тысяч купила Российская Федерация. В Польшу в последние годы МТЗ продает лишь порядка 500 тракторов в год… Переориентация белорусской политики на Польшу и Евросоюз (неизбежная, после ухода Лукашенко) неизбежно приведет к краху промышленности — станового хребта республики. Дело ведь не в конкретном человеке — Александре Григорьевиче Лукашенко, который может кому-то нравиться, а кому-то не нравиться. Дело в структуре экономики, в социально-экономической модели, которую он создал и которая теснейшим образом связана с вертикалью власти, олицетворяемой действующим президентом.

Белоруссия — единственная на постсоветском пространстве страна, где не было грабительской приватизации, раздербанивания промышленности, образования класса олигархов. Большинство советских заводов и практически все крупные предприятия, построенные при СССР, в Белоруссии стоят, работают, выпускают продукцию, как и 30, 40 и 50 лет назад.

Но и это еще не все: Лукашенко сохранил в Белоруссии плановую экономику (именно поэтому многие говорят о том, что РБ — последний «островок социализма» в Северной Евразии). Конечно, это не советский Госплан, есть в Белоруссии и частный сектор, система планирования не такая тотальная как в Советском Союзе. Но министерство экономики готовит планы для предприятий, они их получают, работают в согласии с ними. Есть даже в Белоруссии пятилетки, про которые в России позабыли и люди старшего возраста, а молодежь так вообще никогда о них не слышала.

С плановой экономикой неразрывно связан социальный характер государства (ведь общество устроено как организм, в нем одно без другого не бывает). Возьмите белорусский закон о первом рабочем месте. Почему студент белорусского вуза, отучившийся на бюджете, знает, что его точно ждет работа по специальности, а не биржа труда, как российского студента? Потому что белорусская экономика плановая, вузы набирают абитуриентов, уже заранее зная, сколько людей потребуется на производстве через 5 лет. А российские вузы набирают сколько угодно, а потом дают им по диплому и отправляют в «вольное плаванье»….

И то же самое с социальным жильем, медициной. Социалистическому государству с плановой экономикой выгодно заботиться об обеспечении граждан жильем, о сохранении их здоровья. Ему нужны здоровые, незамученные бытовыми неурядицами, бодрые, жизнерадостные работники. А капиталистическому государству наоборот выгодно, чтоб работники жили похуже, так они согласятся и на зарплату поменьше…
 

И, наконец, самое главное, политика — отражение экономики. В обществе, где экономика плановая, управляется из одного центра, власть тоже — неизбежно централизованная и сильная (что не исключает наличия специфически социалистических институтов самоуправления). Буржуазная же демократия — это надстройка такого общества, в котором и в экономике господствует не государственная, а частная собственность, распределенная между множеством частных, крупных и мелких собственников, которые дезорганизованы и вынуждены друг с другом то конкурировать, то договариваться. Соответственно, и в политике тут тоже много «центров силы» и все строится на конкуренции и договоренностях, в чем и состоит суть буржуазной демократии.
 

Так что либералы (и белоруские, и наши) по-своему очень последовательны и логичны. Чтобы возникла демократия, нужно разделить госсобственность на много долей собственности олигархических группировок, то есть разрушить плановую и ввести рыночную экономику (рынок предполагает обмен между частными собственниками, и, значит, предполагает много собственников). Олигархические группировки, чтоб лоббировать свои интересы, обзаведутся своими партиями, своими телеканалами, радиостанциями, газетами — вот вам и хваленая многопартийность и свобода слова (которая к свободе правам трудящихся, конечно, отношения не имеет)! Сильный президент олигархам не нужен — разве что его симулякр, чтоб народ думал, что «страна встает с колен».

А вот белорусские рабочие очень даже непоследовательны. Допустим, уйдет Лукашенко, пройдут вторые выборы и победит на них Тихановская или Бабарико (ясно ведь, что исход этих выборов уже предрешен). Они разрушат плановую экономику и введут дикий рынок как довесок к столь полюбившейся вдруг пролетариям буржуазной демократии. И тогда на Минском тракторном заводе не нужно будет 16 тысяч человек.

Рынок подвержен постоянным колебаниям и изменениям, сегодня на нем требуется 10 тысяч тракторов, а завтра — 100 штук. Поэтому сегодня нужно 10 тысяч работников, а завтра — 100 человек. А остальные — пусть стоят за воротами и ждут своего часа. Капиталисту это даже выгодно: резервная армия безработных снижает цену на рабочую силу. И социальным жильем этих работников капиталист по своей воле обеспечивать не станет — пусть сами позаботятся, где им переночевать в перерыве между сменами И поликлинику для рабочих он строить не станет: заболеет один работник — за воротами стоят еще трое.

Так что 90% тех, кто сейчас кричит «Лукашенко, уходи!» при президенте Бабарико останутся без работы. И это еще в лучшем случае. А то скажет президент Тихановская, что «демократическая Беларусь» дружит с Евросоюзом, а не с «диктатурой Путина» и закроют Минский тракторный. Частному собственнику нет смысла тратить усилия, ради продажи 500 тракторов в год в Польскую республику.
 
Итак, белорусским рабочим объективно невыгодна победа оппозиции. И объективно выгодно сохранение лукашенковской модели экономики и власти.
Почему же они выходят на забастовку и требуют признать победу оппозиции? Потому что привыкли к социальным благам, расслабились утеряли классовое сознание, в ситуации, когда за них думало и всем их обеспечивало социальное государство. Потому что забыли о тех страшных 90-х, когда решалась судьба их заводов и всей страны. Потому что, наконец, просто стали жертвами либеральной пропаганды, льющейся из каждого телефона (зарегистрированные в Польше телеграмм-каналы по сути — не просто информационная поддержка замайданщиков, они публикуют даже указания для «революционеров»).

Неолибералы и неонацисты пользуются эмоциональным недовольством, брожением в умах рабочих и внедряют в их сознание свои идеи… Сами рабочие это, увы, не понимают…

Но президент — понимает. Он ведь помнит еще советские времена, когда либералы так же подзуживали шахтеров Кузбасса, провоцируя их на забастовки, что помогли разрушить социализм и Советский Союз. В результате чего многие шахтеры Кузбасса остались без работы и без средств к существованию, зато «советчики», стоявшие за их спинами, пристроились в капиталистической жизни очень даже неплохо.

Президент это понимает — и он отправился на встречу с рабочими.
 

3.


Встреча эта, как я уже говорил, записывалась и телевизионщиками, и многими участниками на телефоны. Все эти записи вскоре попали в Интернет. Я просмотрел этот ролик несколько раз, хотя не скрою, это стоило мне большого напряжения и нервов. Временами мне просто хотелось выключить компьютер и выбросить это из памяти, настолько диким, непонятным, абсурдным, даже неприличным и аморальным было поведение некоторых рабочих.

Естественно Лукашенко, как и всякий человек и политический лидер не идеален. У него есть множество недостатков и он сделал много ошибок. Но в конце концов он — человек, сохранивший предприятия, на которых эти рабочие трудятся. Благодаря ему их семьи не пошли по миру. Благодаря ему их дети учатся в вузах на бюджете. Благодаря ему у них всегда есть крепкий трудовой рубль. Можно было бы быть поблагодарнее этому человек, даже если он уже состарился, уже не тот, уже ведет себя не так как раньше, уже не всегда понимает мысли и чувства новых поколений …

Он ведь и сейчас пришел на их завод не ради себя, а ради них (президент, который думал о себе и своей безопасности — это Янукович, он, как помним, в гораздо лучшей ситуации, когда за него было полстраны, всех бросил и укрылся в уютном именьице в России). Лукашенко пришел к рабочим МЗКТ как президент рабочих, президент народа. Ведь их, рабочих, никто не гонял по Минску в ночь с 9 на 10 августа. Гоняли бритоголовых юнцов, которые хотят кружевные тр… простите, бело-красно-белые маечки — и в Евросоюз.

Рабочий люд в эту ночь высыпался перед сменой (10-го был понедельник — начало трудовой недели).
 
Впрочем, испытать на себе дубинки полиции белорусским рабочим, боюсь, тоже еще предстоит — когда правительство капиталистов прикажет разогнать демонстрацию бывших рабочих МЗКТ, протестующих против массовых увольнений.
Причем колошматить их этими дубинками будут в полном согласии с демократическим законом и при полном одобрении демократических европейских правительств и США, которые выкажут озабоченность «красной угрозой». Пусть белорусские рабочие, так возлюбившие буржуазную демократию, спросят об этом у российских братьев по классу. Те им объяснят, почему в 90-е годы полицейскую дубинку в России прозвали «демократизатор»…

Итак, Лукашенко пришел к рабочим как их президент принесший им много добра и желающий им и сейчас добра. «Вы меня знаете. Вы всегда поддерживали президента» — сказал Лукашенко. И тут случилось нечто очень стыдное и позорное. Молодые рабочие стали громко смеяться и кричать: «Нет! Не поддерживали!» Их коллеги постарше хмуро потупились. Их на мгновенье кольнула совесть. Еще бы, многие из них помнили, как они сами или их отцы и старшие братья в 1994 году с арматурами вышли на проспекты Минска — протестовать против приватизации заводов и невыплат зарплат. И как они с восторгом кричали: «Лукашенко! Лукашенко!»

Еще они вспомнили, как при Лукашенко безработица упала с непомерных цифр до долей процентов. Как на столе появилось мясо. Как с улиц исчезли банды 90-х. Наладилась жизнь. Выросло благосостояние. Исчез страх безработицы, страх быть убитым случайной пулей по пути в магазин, страх остаться без квартиры на улице. Не просто исчез, а стал уже как-то забываться. Все это было давно, как будто не с ними, в 90-е. Когда по улицам ходил с бело-красно-белым флагом БНФ и горланил «Могутны Божа» — гимн, сочиненный в 1943 фашистскими прихвостнями. Тот самый гимн, что 16 августа бастующие артисты филармонии пели на крыльце — к радости «самых демократичных в мире» московских журналистов…

Все это старые рабочие вспомнили и … промолчали. Никто из них не дал подзатыльник стоящему рядом молодому горлопану: «Цыц! Молод еще знать, поддерживали мы Александра Григорьевича или не поддерживали!». Конечно, трудно идти против толпы. Гораздо легче малодушно промолчать, уставившись на свои ботинки. Трудно противостоять митинговому безумию, как это делал на их глазах все равно, несмотря ни на что их президент. «Некоторые вижу, все же поддерживали» — сказал он. Потом в голосе его прозвучала обида: «сейчас по-мужски вам скажу, а потом действуйте как хотите: самое страшное — это предательство».
 
Он был прав. Они предали президента. Они предали свой завод, которого бы уже не было без этого осмеянного ими человека. Они предали рабочий класс. Они предали свою страну. И снова смачно заржали молодые и стали скандировать: «Уходи! Уходи!».
Президент и это снес. Он пришел сюда ради них, чтоб предложить им сценарий наилучшего развития событий. Развития, которое сохранит их страну, их завод, их рабочие места, их достаток, семьи, жизни. «Спасибо» — сказал он иронично. — Покричали? Теперь давайте упокоимся. … Никогда вы от меня не дождетесь, чтобы я под давлением что-то сделал. … не будет ни МЗКТ, ни МАЗа, ни БЕЛАЗа, за полгода мы уничтожим все».

Действительно, много ли надо времени, чтоб новому капиталистическому правительству пустить по ветру их завод? Зачем Бабарико грузовики, которые здесь строят? Он — банкир, делает деньги из воздуха. Полгода без Лукашенко — и эти люди завопят по-другому: «Приди! Приди! Верни нам рабочие места! Верни нам заводы и колхозы!». Только будет поздно.

Президент это понимал. Но они не понимали и продолжали беснование. «Я вижу, как вы настроены говорить с президентом, — сказал Лукашенко — Не обижайтесь на меня, но меня вы на колени не поставите. И не делайте, чтобы было хуже, прежде всего вам и вашим семьям. Вы это ощутите через неделю, когда устроите бардак на предприятии".

А потом он выступил со своим предложением — изменить конституцию, перераспределить властные полномочия, чтоб в руках президента, которым может оказаться и банкир, и олигарх, и бандит под масочкой «демократа», не было уже такой власти. Чтоб тот одним своим указом не уничтожил все 26-летние завоевания белорусского «островка социализма».

Для этого Лукашенко попросил 2 года. Собравшиеся его не услышали. Но может услышали те, кто смотрели его выступление по ТВ и в Интернете. Или если не услышали сейчас, услышат позже, когда «оппозиция» неминуемо станет показывать свое истинное лицо и проговариваться про свои истинные намерения.

Про них она пока благоразумно помалкивает (штаб Тихановской даже убрал с сайта программу, которая там висела — про переход на белорусский язык, про выход из ЕВРАЗЭС, про ориентацию на Европу, про приватизацию). Ведь вся надежда у оппозиции — на рабочие протесты. С хулиганами-националистами милиция справится. «Мирным гражданам» она уже сейчас разрешила митинговать хоть до опупения — от этого все равно ничего не меняется. А вот спровоцированная общенациональная забастовка приведет страну к дефолту.

Если рабочие остановят заводы, они сорвут поставки. Придется платить неустойки иностранным компаниям, а сейчас кризис, ситуация и так нелегкая, у белорусских предприятий имеются задолженности перед банками. Батька, кстати, честно сказал на МЗКТ, что он сознательно держал на заводах людей больше, чем требовало производство — просто, чтоб не выгонять на улицу. Дефолт заставит выгнать.

А если забастовка еще продолжится, все станет еще хуже: иностранные покупатели (Белоруссия ведь не нуждается в таком количестве тракторов и грузовиков, все они производятся на экспорт — в Россию и Евросоюз) найдут других поставщиков. Освободившееся место на рынке долго пустым не бывает. Множество российских, европейских, американских компаний, как говорится, спят и видят, как заполнить на рынке нишу, которую сейчас пока держат за собой белорусы.

И вот тогда приватизация предприятий станет неизбежностью. Они превратятся в никому не нужные бетонные коробки с металлоломом внутри...

У белорусских трудящихся, которых в одночасье поразил либерализм головного мозга, есть еще возможность одуматься. Их президент предложил им вполне реалистичный кризисный план. Скоро этой возможности уже не будет. Точка невозврата будет пройдена. Разрушительные события покатятся горной лавиной, которую не остановить. История — жестокий Учитель, который ломает недалеким бузотерам жизни. Уж кому как не нам, россиянам, получившим «в награду» олигархическую власть, не знать этого.
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Верить своим глазам. Как освещают белорусские протесты

Роман Самарин
Латвия

Роман Самарин

Главный редактор газеты «Динабург Вести»

Латвийский цикл невежества и глупости

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

«Заставь дурака Богу молиться, он и лоб рассшибет»

Дмитрий Мануильский
УССР

Дмитрий Мануильский

IT-специалист

Дежавю

Думайте, люди, с кем вы идёте

Шапка

Посмотрим. Возможно, помощь и понадобится. Но не материальная, а физическая.

Путин опять вмешивается в американские выборы

Тоже мне ,бином ньютона, к ввп с пиететом относятся только балтийские неграждане, в самой россеи ,например, все многомиллионое сообщество ютуба его иначе как ботексом не называет,

2020: ПАНДЕМИЯ И ПЕРЕСМОТР ГЛОБАЛЬНОЙ ПОВЕСТКИ

Вы путаете ту же роботизацию производства с производством роботов. Хотя и по Вашей наводке я не нашёл доминирование американских компаний. Японцы, швейцарцы, немцы, итальянцы... ка

Каким быть СССР-2? Страна малых и средних городов

Можете и дальше питаться иллюзиями. Поддержут примерно, как и Кариньша сейчас. И это при том, что война ещё не началась.

Три псевдонима моего деда

"... да, я состоял в преступной банде ЦК ВКПБ...."Ну вот, а сопартийцы его реабилитировали, в партии восстановили. Некрасиво получилось.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.