Лечебник истории

09.08.2019

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Латвийский кризис идентичности: где герои в своем Отечестве?

Латвийский кризис идентичности: где герои в своем Отечестве?
  • Участники дискуссии:

    27
    103
  • Последняя реплика:

    13 дней назад


Идеальный герой для сплочения общества даже важнее, чем независимая армия и суверенная валюта. От первого Латвия отказалась, вступив в 2004 году в НАТО и попав под внешнее управление, от второго — перейдя в 2014 году на евро. Но стремление к глобализации не должно оставлять в тени собственных героев, не так ли?

Страна без героев — что велосипед без колес, у полноценного государства их целый пантеон. Во Франции в статусе национальных героев закрепились Шарль де Голль и отряды движения Сопротивления — маки, а ранее были Вольтер и Дидро. Латинская Америка — конечно, Симон Боливар, в США — Линкольн, Вашингтон и Грант и другие деятели, чьи лица растиражированы на долларовых банкнотах. Китай — это культ Конфуция и Мао. Россия особенно богата — десятки имен, начиная с Александра Пушкина, в аэропорт имени которого мы прилетаем из Риги.

Почему же для рижского аэропорта не нашлось своей героической личности?

Не годятся для прославления

Проблема — в политической и социальной искусственности многих процессов, и особенно это относится к историческим личностям. Отсюда вылезают все эти псевдогерои, а ведь всем очевидно, что настоящий герой — это абсолютно совершенный идеал. Как Лачплесис из эпоса Пумпурса.
 

Но и тут появляются неудобные оттенки. Герой русско-турецкой войны Андрейс Пумпурс воевал в Сербии против османской Турции, даже дослужился до титула штабс-капитана российской императорской армии. Значит ли это, что герой народного эпоса Лачплесис, скорее, на стороне Москвы и против страны НАТО — Турции?
 

Лачплесис в поединке убивает Черного рыцаря — а это сегодня в общем-то четкий символ Германии, глобализации и политики евроцентризма. Новому председателю Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен подобное, наверное, показалось бы дико.

Но и отказаться от героев истории лишь потому, что мы по-европейски толерантны в современном глобальном мире, тоже нельзя: ни Лачплесиса, ни Каупо не вычеркнешь из учебников.

Поэтому сегодня в Латвии всех протогероев задвигают в социокультурные явления второй величины. Славный и очень короткий период золотого расцвета Курляндии и герцога Екаба редко кто-то вспоминает даже в Курземе, помимо разве что мэра Вентспилса Айварса Лембергса. И даже там культ герцога сводится к маркетингу, когда туристам на кораблике «Герцог Екаб» расскажут в часовом круизе по акватории порта, что великий правитель строил бригантины и корветы лучше, чем в Голландии, и даже колонизировал Тобаго и Гамбию.

Младолатыши и лидеры первой Песенной революции, как Кришьянис Валдемарс, повесивший табличку «Латыш» на дверь своей комнаты в общежитии мореходного училища в Санкт-Петербурге, топчутся на небольшом культурном пространстве. Очень яркий и действительно победный период создания независимой Латвии в 2019 году неудобен и неполиткорректен для героизации.

Вот командир отдельного латышского батальона («батальона Калпакса») и первый командир латышских национальных частей Латвийских вооруженных сил Оскарс Калпакс. В его честь назван бульвар в Риге. В 1905 году за участие в подавлении революционных выступлений рабочих в Иркутске заслужил серебряную медаль «За усердие». Он был последовательно лоялен царю, Отечеству и вере, а затем Временному правительству Александра Керенского.

Погиб в самом начале гражданской войны в Латвии, заняв со своим батальоном город Скрунду — по недоразумению, в перестрелке со своими союзниками из германского ландсвера 6 марта 1919 года. При наступлении на Митаву солдаты Железной дивизии под командованием гауптмана фон Борха перепутали одетых в русскую униформу бойцов Калпакса с большевиками, застрелив полковника и его боевых товарищей.
 
Противоречивая судьба: он кроваво разгонял демонстрации, служа режиму в Сибири, был убит союзниками-германцами — где тут герой?
В мирной истории Латвии есть громкие имена — но ни одно из них не стало главным в мемориале героизма. Где все? Где Янис Райнис, ракетостроитель Фридрих Цандер, учитель танго Оскар Строк, архитектор югендстиля Сергей Эйзенштейн, великомученик Иоанн Поммер и дипломат Теодор Нетте? Замечательные поэты Александр Чак, Александр Грин и Оярс Вациетис остаются в названиях улиц, памятниках и музеях, а кто из школьников может вспомнить хоть пару строк из их произведений?

Стирается память даже о тех, кто важен для государства в контексте ревизионизма современной историографии.

В качестве супергероя Латвии пытались закрепить Карлиса Улманиса, который в 1934 году взял на себя абсолютные полномочия диктатора. Кумир латышских крестьян и буржуазных националистов оказался тоже глиняным. Недавно действующий глава Латвии Левитс отказался признать президентом страны Улманиса, потому что народ не избирал этого узурпатора. Диктатор как супергерой — это не для народной демократии.
 
Латвийский летчик Цукурс, ликвидированный за участие в латвийском Холокосте израильской разведкой, выдвигался латвийской национальной интеллигенцией в номинации сверхгероя. О нем даже поставили спектакль в Латвии.
Но все не то, не то…. Группенфюрер СС Рудольф Бангерскис, перезахороненный на Братском кладбище в Риге рядом с небольшой группой коллаборационистов. Не то! Спасший сотни евреев от смерти праведник мира Жанис Липке — к сожалению, тоже не герой — для тех, кто 16 марта собирается у могил участников латвийского легиона СС.
 

Герои Советской Латвии — космонавты, как Соловьев, писатели, как Вилис Лацис, не устраивают мейнстрим. Латышский первый комендант и почетный гражданин Берлина в 1945-м Николай Берзарин тоже не совпадает с трендами глорификации. Если бы историю Латвии можно было бы переписать, как закон Сатверсме, здесь не было бы Альфреда Рубикса, Бориса Пуго и даже звезды советского кино Вии Артмане.
 

В современной Латвии вакантно место супергероя. Маэстро Раймонду Паулсу это просто неинтересно, хотя он ближе всех к идеалу. Конечно, есть еще неплохой боксер и человек Майрис Бриедис, баскетболист Порзингис и теннисистка Севастова, оперная дива Инесе Галанте и латвийская барби Виктория Уайлд. В принципе, хороших людей много, а вот великих героев, как в Америке и России, ни одного.

Лауреаты орденов Трех звезд и люди, память о которых замерла в названиях улиц, не годятся для прославления. Где героика, если госпожа Вике-Фрейберга имеет право носить два ордена Трех звезд, но при этом была вовлечена в скандалы с часами из президентских подарков и с местом на кладбище?

Если на современной карте Риги имеется улица Джохара Дудаева, то сам факт ее названия в честь военного преступника подтачивает идею о памяти лучших из лучших в топонимах — как бульвара в честь довоенного главы МИД Латвии Зигфрида Анны Мейеровица. С улицами в Латвии, как в банке с пауками, рижская улица Бривибас впитала в себя все прежние названия, а была она и Александровской, и Ленина, и Адольфгитлерштрассе.

Чем достоин Валентин Пикуль?

В День ВМФ в рижском районе Даугавгрива отпраздновали день Валентина Пикуля — моряка и писателя, общий тираж книг которого превысил 500 миллионов экземпляров. Это самый успешный писатель в истории книгопечатания Латвии, начиная с библии пастора Глюка! Здесь же — аллея Пикуля и тропа Пикуля, как называется мощенная брусчаткой дорога, ведущая к самому взморью.

Возможно, это тот редкий случай, когда уместно говорить о латвийском сверхгерое. После смерти писателя уже 18 раз издавались полные собрания сочинений Пикуля в 27-28 томах. Сейчас готовится к выходу в свет 17-томное собрание и новое 28-томное в издательства «Вече», а литература этого рижанина доступна на 32 языках — русский, английский, латышский и т.д. Пикуль более достоин называться героем, чем десятки псевдогероев, о некоторых из них мы уже говорили выше.

«С героями в Латвии серьезные проблемы — ведь если оккупация была, как об этом учат в школах, то где борцы с оккупацией, где герои? Борцов с оккупацией нет. Был даже один политик-диссидент, которого репрессировали, но и он оказался завербован ЧК и был агентом госбезопасности Латвийской ССР. Я уверена, герои у нас в стране есть, как Валентин Пикуль, и не надо нам забывать их имена», — говорит действующий депутат ЕП Татьяна Жданок.

По ее мнению, сегодня в Латвии наблюдается глубочайший кризис аутентичных героев — все кандидаты не без черных пятен. Катастрофа для общественного гуманитарного самосознания.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Александр Гапоненко. Еще одна битва – при Молодях

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Был или не был — вот в чем вопрос? Как в Латвии «оживили» героя эпоса Лачплесиса

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

"Федерация Латвии с Россией". Какой видели независимость Прибалтики в Европе

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Прощальный дар «оккупантов»: Рижская телебашня, которую не заслужила Латвия

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.