Лечебник истории

09.08.2019

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Латвийский кризис идентичности: где герои в своем Отечестве?

Латвийский кризис идентичности: где герои в своем Отечестве?
  • Участники дискуссии:

    27
    103
  • Последняя реплика:

    13 дней назад


Идеальный герой для сплочения общества даже важнее, чем независимая армия и суверенная валюта. От первого Латвия отказалась, вступив в 2004 году в НАТО и попав под внешнее управление, от второго — перейдя в 2014 году на евро. Но стремление к глобализации не должно оставлять в тени собственных героев, не так ли?

Страна без героев — что велосипед без колес, у полноценного государства их целый пантеон. Во Франции в статусе национальных героев закрепились Шарль де Голль и отряды движения Сопротивления — маки, а ранее были Вольтер и Дидро. Латинская Америка — конечно, Симон Боливар, в США — Линкольн, Вашингтон и Грант и другие деятели, чьи лица растиражированы на долларовых банкнотах. Китай — это культ Конфуция и Мао. Россия особенно богата — десятки имен, начиная с Александра Пушкина, в аэропорт имени которого мы прилетаем из Риги.

Почему же для рижского аэропорта не нашлось своей героической личности?

Не годятся для прославления

Проблема — в политической и социальной искусственности многих процессов, и особенно это относится к историческим личностям. Отсюда вылезают все эти псевдогерои, а ведь всем очевидно, что настоящий герой — это абсолютно совершенный идеал. Как Лачплесис из эпоса Пумпурса.
 

Но и тут появляются неудобные оттенки. Герой русско-турецкой войны Андрейс Пумпурс воевал в Сербии против османской Турции, даже дослужился до титула штабс-капитана российской императорской армии. Значит ли это, что герой народного эпоса Лачплесис, скорее, на стороне Москвы и против страны НАТО — Турции?
 

Лачплесис в поединке убивает Черного рыцаря — а это сегодня в общем-то четкий символ Германии, глобализации и политики евроцентризма. Новому председателю Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен подобное, наверное, показалось бы дико.

Но и отказаться от героев истории лишь потому, что мы по-европейски толерантны в современном глобальном мире, тоже нельзя: ни Лачплесиса, ни Каупо не вычеркнешь из учебников.

Поэтому сегодня в Латвии всех протогероев задвигают в социокультурные явления второй величины. Славный и очень короткий период золотого расцвета Курляндии и герцога Екаба редко кто-то вспоминает даже в Курземе, помимо разве что мэра Вентспилса Айварса Лембергса. И даже там культ герцога сводится к маркетингу, когда туристам на кораблике «Герцог Екаб» расскажут в часовом круизе по акватории порта, что великий правитель строил бригантины и корветы лучше, чем в Голландии, и даже колонизировал Тобаго и Гамбию.

Младолатыши и лидеры первой Песенной революции, как Кришьянис Валдемарс, повесивший табличку «Латыш» на дверь своей комнаты в общежитии мореходного училища в Санкт-Петербурге, топчутся на небольшом культурном пространстве. Очень яркий и действительно победный период создания независимой Латвии в 2019 году неудобен и неполиткорректен для героизации.

Вот командир отдельного латышского батальона («батальона Калпакса») и первый командир латышских национальных частей Латвийских вооруженных сил Оскарс Калпакс. В его честь назван бульвар в Риге. В 1905 году за участие в подавлении революционных выступлений рабочих в Иркутске заслужил серебряную медаль «За усердие». Он был последовательно лоялен царю, Отечеству и вере, а затем Временному правительству Александра Керенского.

Погиб в самом начале гражданской войны в Латвии, заняв со своим батальоном город Скрунду — по недоразумению, в перестрелке со своими союзниками из германского ландсвера 6 марта 1919 года. При наступлении на Митаву солдаты Железной дивизии под командованием гауптмана фон Борха перепутали одетых в русскую униформу бойцов Калпакса с большевиками, застрелив полковника и его боевых товарищей.
 
Противоречивая судьба: он кроваво разгонял демонстрации, служа режиму в Сибири, был убит союзниками-германцами — где тут герой?
В мирной истории Латвии есть громкие имена — но ни одно из них не стало главным в мемориале героизма. Где все? Где Янис Райнис, ракетостроитель Фридрих Цандер, учитель танго Оскар Строк, архитектор югендстиля Сергей Эйзенштейн, великомученик Иоанн Поммер и дипломат Теодор Нетте? Замечательные поэты Александр Чак, Александр Грин и Оярс Вациетис остаются в названиях улиц, памятниках и музеях, а кто из школьников может вспомнить хоть пару строк из их произведений?

Стирается память даже о тех, кто важен для государства в контексте ревизионизма современной историографии.

В качестве супергероя Латвии пытались закрепить Карлиса Улманиса, который в 1934 году взял на себя абсолютные полномочия диктатора. Кумир латышских крестьян и буржуазных националистов оказался тоже глиняным. Недавно действующий глава Латвии Левитс отказался признать президентом страны Улманиса, потому что народ не избирал этого узурпатора. Диктатор как супергерой — это не для народной демократии.
 
Латвийский летчик Цукурс, ликвидированный за участие в латвийском Холокосте израильской разведкой, выдвигался латвийской национальной интеллигенцией в номинации сверхгероя. О нем даже поставили спектакль в Латвии.
Но все не то, не то…. Группенфюрер СС Рудольф Бангерскис, перезахороненный на Братском кладбище в Риге рядом с небольшой группой коллаборационистов. Не то! Спасший сотни евреев от смерти праведник мира Жанис Липке — к сожалению, тоже не герой — для тех, кто 16 марта собирается у могил участников латвийского легиона СС.
 

Герои Советской Латвии — космонавты, как Соловьев, писатели, как Вилис Лацис, не устраивают мейнстрим. Латышский первый комендант и почетный гражданин Берлина в 1945-м Николай Берзарин тоже не совпадает с трендами глорификации. Если бы историю Латвии можно было бы переписать, как закон Сатверсме, здесь не было бы Альфреда Рубикса, Бориса Пуго и даже звезды советского кино Вии Артмане.
 

В современной Латвии вакантно место супергероя. Маэстро Раймонду Паулсу это просто неинтересно, хотя он ближе всех к идеалу. Конечно, есть еще неплохой боксер и человек Майрис Бриедис, баскетболист Порзингис и теннисистка Севастова, оперная дива Инесе Галанте и латвийская барби Виктория Уайлд. В принципе, хороших людей много, а вот великих героев, как в Америке и России, ни одного.

Лауреаты орденов Трех звезд и люди, память о которых замерла в названиях улиц, не годятся для прославления. Где героика, если госпожа Вике-Фрейберга имеет право носить два ордена Трех звезд, но при этом была вовлечена в скандалы с часами из президентских подарков и с местом на кладбище?

Если на современной карте Риги имеется улица Джохара Дудаева, то сам факт ее названия в честь военного преступника подтачивает идею о памяти лучших из лучших в топонимах — как бульвара в честь довоенного главы МИД Латвии Зигфрида Анны Мейеровица. С улицами в Латвии, как в банке с пауками, рижская улица Бривибас впитала в себя все прежние названия, а была она и Александровской, и Ленина, и Адольфгитлерштрассе.

Чем достоин Валентин Пикуль?

В День ВМФ в рижском районе Даугавгрива отпраздновали день Валентина Пикуля — моряка и писателя, общий тираж книг которого превысил 500 миллионов экземпляров. Это самый успешный писатель в истории книгопечатания Латвии, начиная с библии пастора Глюка! Здесь же — аллея Пикуля и тропа Пикуля, как называется мощенная брусчаткой дорога, ведущая к самому взморью.

Возможно, это тот редкий случай, когда уместно говорить о латвийском сверхгерое. После смерти писателя уже 18 раз издавались полные собрания сочинений Пикуля в 27-28 томах. Сейчас готовится к выходу в свет 17-томное собрание и новое 28-томное в издательства «Вече», а литература этого рижанина доступна на 32 языках — русский, английский, латышский и т.д. Пикуль более достоин называться героем, чем десятки псевдогероев, о некоторых из них мы уже говорили выше.

«С героями в Латвии серьезные проблемы — ведь если оккупация была, как об этом учат в школах, то где борцы с оккупацией, где герои? Борцов с оккупацией нет. Был даже один политик-диссидент, которого репрессировали, но и он оказался завербован ЧК и был агентом госбезопасности Латвийской ССР. Я уверена, герои у нас в стране есть, как Валентин Пикуль, и не надо нам забывать их имена», — говорит действующий депутат ЕП Татьяна Жданок.

По ее мнению, сегодня в Латвии наблюдается глубочайший кризис аутентичных героев — все кандидаты не без черных пятен. Катастрофа для общественного гуманитарного самосознания.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Александр Гапоненко. Еще одна битва – при Молодях

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Был или не был — вот в чем вопрос? Как в Латвии «оживили» героя эпоса Лачплесиса

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

"Федерация Латвии с Россией". Какой видели независимость Прибалтики в Европе

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Прощальный дар «оккупантов»: Рижская телебашня, которую не заслужила Латвия

Кризис либерализма или изберётся ли Трамп на второй срок

Brzezinski Z. Between Two Ages. America's Role in the Technotronic Era. New York, 1971.

Дела церковные

"... от митрополита Изяслава..." Очень удобное имя. В одних случаях можно представляться Славой, в других - Изей.

Гуляш из Освенцима

""беглых евреев зачастую расстреливали и белорусские партизаны."(с)" - "Мёртвые сраму не имуть?"(с) - Можно нести любой не подкреплённый фактами бред прикрываясь "еврейщиной"? Как

Как мы отмечали День Канады

Почти. В парке с собаками особо не разгуляешся, а в лесу пжлста. Вот и съезжаются со всех окрестностей.

Вымершие народы Прибалтики, которые зовут за собой

Та же церковь вставала во главе немцев когда они шли латгалам головы откручивать и данью обкладывать. Или про римских паханов можно только хорошее рассказывать?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.