Лечебник истории

30.05.2020

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии
  • Участники дискуссии:

    5
    8
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


В 1944 году в Курземе советскими войсками была блокирована сильная гитлеровская группировка. Среди участников антифашистского сопротивления, сражавшихся в «Курляндском котле» с нацистами, можно было встретить чехов, поляков, словаков, французов, дезертировавших из фронтовых или хозяйственных частей вермахта. В партизанских группах и отрядах действовали также и немцы. Об этом сегодня мало кто вспоминает…

Советское командование направляло в Курлядский «мешок» добровольческие группы немецких солдат-антифашистов. Перед ними ставились различные задачи: вести разъяснительную и пропагандистскую работу, осуществлять разведку и диверсионную деятельность.

Одна из групп, высаженная в декабре с двух лодок на морском побережье у Энгуре, состояла из 18 бывших немецких военнослужащих, вставших на путь борьбы с нацистским режимом. Во время десантирования одна из лодок перевернулась и люди оказались в ледяной воде. Находясь на сильном морозе в чужом, незнакомом месте, они не могли высушить одежду и обогреться. Десантники оказались в тяжелейшем положении и вскоре были захвачены гитлеровцами… По словам латышского рыбака Яниса Калнпурса, участвовавшего в той десантной операции, лишь двоим из группы удалось вернуться в расположение советских войск «с донесением и документами».

В ночь на 24 декабря 1944 года у Пампали линию фронта перешла другая рейдовая группа немецких антифашистов, подготовкой которой руководил советский полковник Ефим Бродский.
 
Выдавая себя за разведчиков германских войск, они в течение недели открыто побывали во многих гарнизонах вермахта от Скрунды до Приекуле, попутно распространяя газету «Свободная Германия» и манифест немецкого антифашистского комитета.
Участник рейда гауптфельдфебель Гебхард Кунце, который говорил по-латышски и знал нескольких рабочих в Лиепайском порту, свидетельствовал позднее, что в Скрунде в трудный момент немецким антифашистам помогла семья Карлиса Вациетиса. Пропагандистский рейд вызвал серьёзную тревогу в штабе 18-й немецкой армии, многие солдаты после этого дезертировали.

Ещё в конце лета 1943 года по предложению национального комитета «Свободная Германия» из немецких антифашистов был сформирован специальный отряд полковника И.Бейдина, предназначенный для борьбы в тылу группы армий «Север». После особой подготовки этот отряд был заброшен в тыл врага севернее Пскова — в район действия одной из ленинградских партизанских бригад. Немецкие добровольцы вместе с партизанами наносили удары по коммуникациям гитлеровских войск, набирались опыта партизанских действий.

В северную часть Курземе спецотряд немецких антифашистов был заброшен в ночь на 16 февраля 1945 года. В этой группе было 20 человек, командовал ими капитан Красной Армии Андрей Бочкарёв. Отряду была придана радистка Евгения Смирнова с переносной рацией. Среди бойцов было два человека, знавших латышский язык.

«Один из них был рижанин, — писал позднее И.Бейдин, — фамилии которого я, к сожалению, не помню. Второй товарищ был Иозеф Синкевич... Он родился в окрестностях Даугавпилса. Иозеф в 1943 году был насильно мобилизован в так называемую власовскую армию. Когда часть, в которой служил Синкевич, прибыла на фронт, он немедленно перешёл на сторону Красной Армии... Синкевич настойчиво просил разрешения участвовать в борьбе против немецко-фашистской армии».

Отряд успешно десантировался: в течение 30 минут все собрались и спрятали парашюты. Приступили к выполнению поставленной задачи — разведывали военные силы противника, действовали среди гитлеровских солдат.

На хутор «Акменькални», разведчики вышли 24-го, или 26-го февраля. Хозяин хутора вспоминал:

«Около часу или двух ночи в наш дом вошли одетые в немецкую форму 17 или 18 человек. Они говорили по-немецки. Велели затопить плиту. Спрашивали, нет ли партизан. Узнав, что за неделю перед этим они были, выставили снаружи посты. Мы показали немцам место в кухне и маленькой комнатке, где переночевать; для нас самих осталась задняя комната.

На следующее утро часов около 9.00 я спросил разрешения выйти к скотине. Когда я умывался, то заметил, что по дороге со стороны «Вилцини» едет несколько подвод. Я сказал немцам: «Ваши едут!» — «Это ничего», — ответили они. Подъехавшие, которых было около 40, спросили нет ли в доме солдат. Я ответил, что есть. Они поздоровались».


Хутор Акменькални на карте 1930 г

У советских разведчиков имелись соответствующие документы, они были одеты в немецкую форму, оружие и снаряжение также были немецким. Для большей безопасности в случае встречи с гитлеровцами роль командира группы должен был брать на себя немец-антифашист Хеларий Херонимус, бывший унтер-офицер. Капитан Бочкарёв хорошо владел немецким языком, однако при сильном волнении в его речи могли случиться ошибки.

На предупредительный окрик нашего часового вперёд вышел офицер-гитлеровец. Это был обер-лейтенант. Подойдя к часовому, он принялся расспрашивать, что за подразделение расположилось на отдых. Часовой ответил, что они ищут парашютистов, однако обо всём этом лучше расскажет его командир. Условным сигналом он вызвал из дома Херонимуса. Тот вышел в форме обер-лейтенанта германской армии. Он был без оружия, без головного убора, шинель накинута на плечи... Обменявшись приветствиями, оба офицера проверили друг у друга документы. После этого Херонимус и гитлеровец обменялись рукопожатием…

Хозяин хутора вспоминал:
 
«Офицер велел находившимся в комнате проверить удостоверения личности. Некоторые из приехавших немецких солдат были настроены довольно благодушно, пили кофе, переговаривались. Но вдруг раздалась команда: «Первая группа на выход! Вторая группа на выход!» Началась обоюдная перестрелка. Когда стрельба закончилась, обитателей дома выгнали во двор. Во время перестрелки погибло человек 20: из них 6-7 карателей. Приехавшие утром немцы собрали вещи погибших. Насколько знаю, убитых увезли в Анцеское лесничество, позднее их зарыли на куйкаском кладбище».

По свидетельству очевидцев, бой был яростным и скоротечным. Первой же автоматной очередью наши бойцы положили командира карательного отряда, но силы оказались неравны... В этой схватке погиб капитан Бочкарёв и большинство бойцов. Иозеф Синкевич, отстреливаясь пытался уйти в лес, но был убит. Нескольких тяжелораненых разведчиков нацисты добили на месте. Лишь двое были взяты в плен: берлинец Хуго Пипер и Якш (Якис) из Нижней Силезии. Обоих бросили в лиепайскую военную тюрьму. Русская девушка-радистка успела уничтожить документы и сама застрелилась…

Собранные позднее свидетельства подтверждают, что дундагская полевая жандармерия почти сразу обнаружила появление отряда советских разведчиков. Есть основания полагать, что на их след вывел лояльный режиму местный информатор. Специальная гитлеровская команда не случайно появилась на дальнем хуторе, находившемся в обширном и глухом лесу, на стыке границ Дундагской, Анцеской и Пузеской волостей. Некоторые жители упоминали, будто разведчиков также выдало отсутствие в их документах особой печати дундагской жандармерии. Каратели первыми открыли огонь и это не оставило немецким антифашистам шансов вырваться из западни…
 
Очень сложно было переиграть гитлеровскую жандармерию и ягдкоманды СД, знавшие свою зону ответственности до мельчайших подробностей. Нацисты очень хорошо понимали, с кем они могут встретиться в этой лесной глуши.
Избранная советской спецгруппой тактика маскировки в условиях «Курляндского котла» оказалась непригодна. За полгода боёв в окружении тылы немецкой армии здесь упрочились, была разработана исключительно широкая и хитроумная система контрразведки и борьбы с партизанами.

Известно, что взятый в плен Хуго Пипер был расстрелян в лиепайской тюрьме вместе с большой группой политзаключённых в день капитуляции Курляндской группировки. Якшу удалось избежать расстрела по той причине, что за несколько дней до капитуляции, когда началась расправа с политзаключёнными, он случайно попал к уголовникам.

Полковник И.Бейдиным писал: «Борьба велась не только на фронте. Борьба велась и за умы людей. И уж совсем не случайно после войны многие бывшие немецкие солдаты и офицеры стали друзьями Советской страны».

Продолжение следует 
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии (Часть 2)

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Командир пьет, а нам водки не достается. После первой русской атаки в наших окопах — никого: из дневника латышского эсэсовца 16 июля

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Путин завизировал законность советизации Прибалтики в 1941 году

Через века, через года, - помните!..

Не уверен — не голосуй!

Правильно делал Гильман.За Согласие голосуют клинические идиоты.

Шестой раздел Польши

Хотите снова проверить? ))) Который раз в истории вашей территории интересно?

Мирослав Митрофанов: не вижу большого потенциала в конкуренции с «Согласием»

Спасибо, не стану спорить, возможно что безвиз это и достижение Жданок. Хотя лично мне кажется, что бороться нужно было с самим статусом "негражданина", не уступая в мелочах...Но н

Латвия обещает IT-специалистам из Белоруссии «пряники», а о «кнутах» молчит

Ужас какой! А во время оккупации латгальские таблички были. Я помню, кажется, в Малте, я сам видел на воротах при входе на территорию надпись KOPSĀTA. И никто не замазывал. И ещё ч

Остаться нельзя вернуться

Ничего, я ждала, и Вы подождете. Да-да, личное мнение, придуманное собственным мозгом. И тут же - "вот я прочитал того-то и теперь думаю так", хоть бы не палились так тогда уж. И я

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.