ЛАТВИЯ

01.06.2021

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

КОГДА РИГА СТАЛА ЛАТЫШСКОЙ

давайте посчитаем

КОГДА РИГА СТАЛА ЛАТЫШСКОЙ
  • Участники дискуссии:

    26
    138
  • Последняя реплика:

    17 дней назад

Перепись населения – великая вещь. Её обмануть можно, но сложно.
Согласно её данным, в Риге в 1881 году более 33% населения назвали себя прибалтийскими немцами. 30% жителей города отнесли себя к латышам. Русские, в том числе старообрядцы, составляли 19% населения. Самой немногочисленной группой оказались евреи – 8,5%. Впрочем, тоже немало. 

И вот наступает последний тучный предвоенный 1913 год.

За тридцать два года многое может поменяться. Даже радикально. Как вы думаете, каков был процент латышей, проживавших в главном городе Лифляндской губернии? Сорок процентов. На второе место вышли русские с двадцатью процентами. А вот немцы, составлявшие большинство населения Риги в течение семи веков, опустились на третье место с тринадцатью процентами. И семь процентов – евреи. Замыкали пятёрку поляки, которых к началу Первой мировой войны стало немного больше. 

Итак. Стоит сделать вывод. Вывод прост.
Последние тридцать лет пребывания в составе Российской империи сделали Ригу в чём-то латышским городом.

Особенно резко увеличилось количество латышей-домовладельцев и землевладельцев, чего ранее никогда не было (а немцам и в страшном сне не могло присниться). Доказательства? Погуляйте по улицам Чака, Блауманя, Тербатас, Валдемара, Авоту, Барона, Стабу, Лачплеша. Что вас окружает? Образцы так называемого Heimatstil. То есть национального романтизма. Часто именуемого латышским национальным романтизмом.

И небезосновательно. Узоры на фасадах – местные, сельские, огородно-полевые. В каждом миллиметре проглядывает щемящее чувство ностальгии по родному хуторку. Правильно. Сыновья и внуки некогда бесправных пахарей подались в города и основали своё дело. Разбогатели и купили себе участочек земли. На котором построили дом. Шикарный шестиэтажный доходный дом. С которого можно было много иметь. На каждом этаже по две-три квартиры, за каждую из которых исправно платили жильцы. Сотни рижских латышей к Первой мировой войне стали рантье, а это, как показывает практика, весьма ощутимый источник дохода. Для кого-то – дополнительный, для кого-то – основной. 
 
Может, всё это само собой так случилось?

Вера в случайности – самый простой способ уйти от ответа. Администрация Прибалтийского края на рубеже прошлого и позапрошлого веков занималась созданием бизнес-среды. Город имел порт. И покажите мне хоть один бедный город, который имеет порт?

Рига была далеко не исключением, а подтверждением правила. Железнодорожные артерии пролегли через Лифляндию и Курляндию, связав приморские области с промышленно развитыми (Виндаво-Рыбинская) и богатые чернозёмом (Либаво-Ромненская) внутренние области России. А там, где дороги – сухопутные и морские – там торговля. Где торговля, там и ремесло. А с учётом индустриального прогресса, ещё и инженерное дело. А где много профессий, там всегда нужны люди. Теперь давайте подумаем – хорошо было латышскому пареньку из небогатой крестьянской семьи сидеть на хуторе в семье из пяти-десяти ртов? Перспектив никаких, кроме корчмы и плуга. А тут – Рига, свободная, легкодоступная и открытая для всех. Как Москва сегодня. Имей только волю и охоту к перемене мест. 

Помимо бизнес-среды был и национально-политический фактор.

Ведь что немцы для Прибалтики? Многовековые угнетатели и притеснители. А о чём думали русские цари? О мире, равноправии и справедливости. В 1860-е годы главными мыслями российской администрации было как бы не обидеть латыша. Кто о них только не писал – даже Достоевский в «Преступлении и наказании».

Надо было решать проблему произвола.

Отсюда и многочисленные просьбы латышской младоинтеллигенции о развитии русской системы образования в противовес немецкой. И Александр Третий пошёл на уступки. А умный латыш всегда может проявить себя лучше, чем неумный. И умному латышу в городе устроиться проще. А если он умеет читать и писать, а ещё и чувствует, что его чем-то обделяют, что ему что-то недодают – то пожалуйста, вот тебе социалистическая идеология в утешение. Отсюда и горячее (в прямом смысле) поведение латышских «боевиков» (они так сами себя называли) в 1905-1907 годы. В общем, всё к вашим услугам, даже революция. 

Как следствие, когда в Прибалтийском крае грянули революционные перемены, городские латыши с удовольствием поучаствовали в установлении новой власти. Их было много, они были молоды, активны, энергичны и знали, за что боролись. За землю, за свободу от вечных поработителей – немцев, за идею своей, советской, социалистической Латвии. И не только Латвии. О роли латышских красных стрелков в советизации бескрайних просторов России написаны огромные тома, сняты фильмы, защищены диссертации. След латышей обнаруживается даже на Кавказе и за Уралом, не говоря уже о Петрограде, Москве, Украине и Крыме. Везде отличились комбатанты. 

Что было с демографией у латышей в советскую эпоху, тоже особенно рассказывать не надо. А вот сейчас, хотя и число латышей в Риге прибывает, но их общее количество по Латвии уменьшается. Несмотря на абсолютно этнический характер власти. В Прибалтийском крае Российской империи ведь административные функции исполняли в основном немцы и русские. И при них Рига стала, скажем так, социально значимым городом для латышей. А сейчас, когда нелатыша редко когда увидишь в чиновничьем кабинете, почему-то не сидится простому человеку на Родине. Уже с начала 2010-х годов можно смело говорить о формировании ирландской и английской диаспор, а в последние годы – и шведской. Как вернуть обратно мигрантов – вопрос тонкий и сложный, и правительство Латвии отмахивается от него как от надоедливой мухи. Уж коли выбрали для себя чужбину – оставайтесь-ка там по-хорошему. Потому что в нынешних условиях Латвии не хватит ни ума, ни ресурса принять обратно своих сынов и дочерей. Да и самим сынам и дочерям не особо хочется возвращаться.

Хотя со всех сторон ситуация ненормальная. Ведь Латвия – это единственная страна в мире, где латышский язык и латышская культура могут развиваться и чувствовать себя в безопасности. Однако для исторической правды здесь требуется внести уточнение. Советская Латвия и Прибалтийские губернии Российской империи были единственными землями, где латышский язык и латышская культура могли развиваться и чувствовать себя в безопасности. Доказательств тому множество. И мы все их отлично знаем.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

ПЕРЕВОРОТ В СТУДИЮ

госперевороты Латвии

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Они воевали за Родину

​Латышские штыки Великой победы

Вадим Фальков
Латвия

Вадим Фальков

Журналист, депутат Рижской думы

Петра Первого – в спальню

дирéктора «ушли»

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

Тупиковое экономическое мышление

история ЛАТВИИ

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.