sek Когда Латвии жилось лучше — при Карлисе Улманисе или сегодня? :: IMHOclub - Территория особых мнений

Мнение специалиста

23.11.2018

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Когда Латвии жилось лучше — при Карлисе Улманисе или сегодня?

Итоги века

Когда Латвии жилось лучше — при Карлисе Улманисе или сегодня?


О том, что изменилось в стране за отпразднованное на днях столетие, что Латвия приобрела, а что потеряла, корреспондент Baltnews.lv Анастасия Нечаева поговорила с руководителем исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимиром Симиндеем.

— Известно, что 30-е годы ХХ века считаются для Латвии «золотым веком»...

— Существует такое понятие, как «улманисовские» времена. Некоторые связывают их с понятием «золотой век» в истории Латвии. Отчасти это стереотип, связанный с тем, что авторитарный режим Улманиса пытался сосредоточить хозяйственные рычаги в руках доверенных латышей, постепенно вытесняя с позиций национальные меньшинства: евреев, балтийских немцев, русских, поляков. Кроме того, авторитарный режим предусматривал некую концентрацию усилий на помпезных проектах. Это все имело большие формы и производило впечатление на публику.

Вторая составляющая — это националистическая пропаганда. Режим Улманиса был не только авторитарный, но и националистический — он предполагал не только вытеснение предпринимателей нетитульной национальности, но и подавление нелатышей в иных сферах жизни.

На тот период Латвия продолжала оставаться аграрной страной, значительную роль в экономике играло сельское хозяйство.

— А что мы наблюдаем сегодня?

— Если посмотреть на фотопроект портала Delfi.lv, мы видим различные точки на территории страны, где на место ясной жизни в наше время приходит запустение и все обрастает кустарником, лесами, многие уголки страны обретают дикие черты. Это, конечно, подливает масла в огонь официальному столетию независимости. Что же будет дальше, если это станет тенденцией?






Историческое фото свидетельствует о том, что в 1930-х годах речная жизнь в Валмиере била ключом. Снимок, сделанный в 2002 году, показывает совсем другую картину — берег зарос деревьями и кустами и присутствие города выдает лишь колокольня. (Фото: Марис Лоцс. Источник: Delfi.lv)

— Можем ли мы тогда называть эпоху правления Улманиса явным расцветом Латвии?

— Нет, это не расцвет — это попытка поймать ветер в паруса. Нужно понимать, что всякий националистический и авторитарный режим имеет очень мощные и тяжелые побочные эффекты. Народ Латвии в значительной мере с этим столкнулся.

— В чем проявлялось негативное действие авторитаризма правителя?

— У руля страны встал не мощный выразитель общественного мнения, а бюрократический вождь, его приближенные и подобный им полицейский аппарат. Все это рассыпалось одномоментно — и ничего не осталось. Была вытоптана поляна парламентаризма и самоуправления, свободы печати и культурных автономий. Что впоследствии сыграло плохую службу латвийскому обществу.

— Если мы все же сравним латвийских политиков ХХ столетия с политиками века XXI, то чем различается их правление? Почему при авторитарном режиме Латвия переживала эпоху индустриального расцвета?

— Я бы отметил, что жители Латвии начала XX века, которые олицетворяли политику и народное хозяйство, были людьми, которые успели получить очень качественное образование, как правило в царских гимназиях, университетах или высших школах. Этот базис был достаточно мощным, как и стремление народа, тяга к знанию в конце XIX и начале XX века была очень мощной.






Мост через Гаую в Гауене. Этот деревянный мост построен в 1926 году, а во время войны он был взорван. В остальном — типичная для 1930-х годов картина деревенской Латвии. Очень живописно. Сегодня все поросло лесом, а мост — железобетонный. Кстати, построенный только в 1958 году. (Фото: Марис Лоцс. Источник: Delfi.lv)

— Что мы можем сказать о настоящем?

— К власти пришли люди, которые обладают весьма посредственным образованием и личностным развитием. Они в гораздо меньшей степени способны изъясняться грамотно как письменно, так и устно. Они вполне могут жонглировать какими-то нахватанными из английского языка терминами, но грамотно и глубоко изложить свои мысли очень многие действующие политики не могут, в отличие от их предшественников, тексты которых читать небезынтересно.

— Сейчас в Латвии национальные меньшинства подвергаются притеснениям, нарушаются права человека. Как на протяжении века менялась ситуация в этом отношении?

— Определенные попытки каким-то образом поквитаться за исторические обиды предпринимались практически сразу еще с 1918 года, когда шла речь о борьбе с балто-немецким засильем, досталось и русским. Были в начале 20-х годов притеснения русской православной церкви на территории Латвии.

В начале существования Латвии в 20-е годы складывался достаточно либеральный режим в отношении культурных потребностей нацменьшинств, их потребностей в образовательной сфере. Конечно, если тот формат и те нормы, которые были тогда сохранялись, сохранялся бы дух Сатверсме, который был подменен преамбулой к ней.

— Получается, улманисовская политика настроила общество против национальных меньшинств?

— В дальнейшем мы видим, что попытка как-то сплотить Латвию за счет этнонационализма, которая была предпринята в период улманисовской диктатуры, парализовала общество, оттолкнула национальные меньшинства от латышской элиты. Поэтому значительная часть национальных меньшинств приветствовала ликвидацию улманисовского режима и приход к власти советского правительства.

— А какова ситуация сегодня?

— Мы видим попытку реванша, попытку ликвидации русского факта в жизни Латвии через полное уничтожение образования на русском языке, подавление русской активности в политической и культурной сферах. Раздувание националистических настроений в обществе, где смесь страха и бравады может завести латвийское общество в тупик.

Реальные угрозы, которые существуют сегодня, никак не могут быть купированы за счет ура-патриотической риторики и этнонационалистической политики. Попытки правящих элит удержаться на плаву, мобилизовать на этнической основе свой электорат, разъедают Латвию и подрывают ее и без того небеспроблемное будущее.

Все проблемы Латвии никак не решаются с помощью барабанного боя и распевания националистических песен.






Тукумс за 70 лет изменился кардинально, и сориентироваться можно было лишь по башне. Даже озеро осушили — еще в 1947 году. (Фото: Марис Лоцс. Источник: Delfi.lv)

— Было ли то, о чем вы рассказали, как-то осмыслено перед празднованием столетия?

— Ощущается недостаток рефлексии, ведь столетний юбилей — это не повод для криков «Браво!», а попытка задуматься, что было упущено за эти годы, что можно было бы сделать на благо прогресса.

— Из всего сказанного вами выходит, что Латвия все же потеряла больше, чем приобрела за прошедшие 100 лет. В чем стране все же удалось преуспеть?

— Если мы берем сам фактор государственности, что является значительно важной ценностью, вкусив ее, народы не хотят от нее отказываться. История знает крайне мало таких случаев.

Создана определенная среда жизнедеятельности, в которой определенная часть людей с достатком может чувствовать себя комфортно. Значительное внимание уделяется развитию культурной составляющей и того, как ее понимают в этой среде. Прекрасно себя чувствует бюрократия — прекрасно отлажена эта система. Чиновничество тоже в числе тех слоев, которые приобрели от существования Латвии как государства.

— Почему Латвия утратила свой успех в индустриальной области, ведь раньше в нее активно инвестировали?

— Значительную часть промышленности было решено обрушить в начале 90-х, вместо того чтобы как-то модернизировать. Это связано с тем, что большинство работников предприятий были русскими. Таким образом, закрывая предприятия, власти способствовали выдавливанию национальных меньшинств.






Даугавпилс. Взгляд на улицу 18 Ноября (со стороны центра города) показывает сразу три церкви — Борисо-Глебский православный собор, лютеранская церковь Мартина Лютера и католическая церковь непорочного зачатия Девы Марии. Фото, сделанное 70 лет спустя, открывает гораздо более «лесную» картину. Православный собор на месте, просто не виден из-за деревьев. На фото из-за деревьев также не видно, но внизу под ставшей более широкой улицей проходит железная дорога. Там, где на старинной фотографии справа у храмов стоит жилой дом, сегодня — проходная локомотиворемонтного завода.(Фото: Марис Лоцс. Источник: Delfi.lv)

— Что все-таки можно было сохранить?

— Чтобы что-то сохранить, нужно было предпринимать серьезные усилия. Такие возможности были, в частности, можно вспомнить завод RAF, который производил микроавтобусы, что на излете своего существования вел успешные переговоры с Chrysler по созданию новых моделей. При должной государственной поддержке Латвия сохранила бы автомобилестроение. Только такая задача перед правящими кругами не стояла.

На сегодняшний день в Латвии развиваются необязательные секторы экономики — сфера услуг, например. Все это не идет ни в какое сравнение с тем временем, когда Латвия была в составе Советского Союза.

— Помогло ли вступление в ЕС Латвии приблизиться к осуществлению «европейской мечты»?

— Во многом да, ведь включение в жизнь Латвии тех стандартов и норм ЕС, упорядочили жизнь во многих сферах жизни государства. Но они во многом и сняли ответственность с руководства за какие-то направления и сферы. Есть целый ряд отраслей, где уровень все же очень далек от европейского, например, медицина. Присутствие Латвии в составе ЕС кардинально ситуацию не улучшило.

— Давайте подведем итог. С чем Латвия подошла к порогу своего столетия?

— Латвия вступила во все клубы, в которые хотела, но она никак не может избавиться от порочной практики все свои неудачи и беды списывать на чужаков, обиды прошлого и на какие-то действия темных сил. Это мешает ей осознать реальные проблемы и двигаться вперед.
 
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Сто лет вранья

Латвия 1918—2018

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Бермондт и Лачплесис — одно лицо?

Латвийской государственности посвящается

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Или 100-летие ЛР, или советской оккупации не было

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Афера 18 ноября

Подлинная история провозглашения Латвии

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    61
    696
  • Последняя реплика:

Людмила Сафронова, Анатолий Бодров, Вадим Гилис, Лилия Орлова, Сергей Питкевич, uke uke, Irena Snake, доктор хаус, Heinrich Smirnow, Дмитрий Катемиров, Леонид Соколов, Александр Кузьмин, Vitjok's Vecais, Борис Бахов, Артём Губерман, Марк Козыренко, Марина Феттер, Prokurator Ivanovs, red pepper, Лаокоонт ., Ольга  Шапаровская, arvid miezis, Владимир  Симиндей, Marija Iltiņa, Александр Соколов, Константин Рудаков, Леонид Радченко, Илья Нелов (из Тель-Авива), Песня акына, Гарри Гайлит, Олег Озернов, Alexander Smelov, Юрий Янсон, Анатолий Первый, Никита  Коробицын, Владимир Борисович Шилин, Jurijs 1947, Андрей Жингель, игорь соколов, irina zora, Александр  Сергеевич, Роман Иванов, Савва Парафин, Юрий Васильевич Мартинович, Марина Зимина, Ina Gi, Глория Веро, Ян Вендровец, Элла Журавлёва, Рейн Урвас, Валерий Курочкин, Александр Светлов, Kęstutis Čeponis, Ринат Гутузов, Антон Смулько, Иван Киплинг, Юрий Анатольевич Тарасевич, Сергей Боровик, Марк Израилевич Дебош, Регина Гужене, Mr. Voland

«Cтрана доверилась фашисту»

Сейчас начинается этап национальных боев, когда у местных бравурности поубавилось, а хто ответит-то? Иван-то не у власти.))) И се ля ви, приплыли, Янка, рулил ты не туда.

Патриотизм как последнее прибежище — 2

Владимир Бузаев с Юрием Георгиевич Алексеевым.5 ч. · ПИСЬМО В ЗАЩИТУ ИМХОКЛУБА И ТРЕХ ЕГО РАБОТНИКОВ, "ПРОХОДЯЩИХ" ПО ОДНОМУ ДЕЛУПисьмо подписали 22 спикера клу...

Церковный раскол. История повторяется?

Юрий Георгиевич Алексеев с Jurij Georgijevich Aleksejev.1 ч. · ЧЕГО НОВЕНЬКОГО В ОРАНЖЕВЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ?Месяц уже идёт майдан в Париже. Горят машины, магазины, р...

Прах майдана развеян по ветру

Телевидение Латвии - фашистское телевидение национально озабоченных национальных карликов с раздутым самомнением.Концлагеря на украине - реальность.

«Сирийский сценарий». Мононация и моногосударство по лекалам ЦРУ

А может цель только такая и была.Думаю - даже скорее всего.