Дура лекс

28.01.2013

Дмитрий  Прокопенко
Латвия

Дмитрий Прокопенко

Предприниматель в IT-сфере

Каратели

От латвийской правоохранительной системы

Каратели
  • Участники дискуссии:

    31
    185
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Мы периодически можем наблюдать медийную истерику вокруг различных событий, связанных с российской правоохранительной системой. Отголоски этих событий доходят и до Латвии – я замечаю, как в лентах друзей на "Фейсбуке" мелькают сообщения то о несправедливых, слишком жестоких, на взгляд некоторых, приговорах за не слишком серьезные дела, то о других возможных нарушениях или злоупотреблениях в ходе следствия. Да, о Ходорковском, Магнитском, Pussy Riot и других событиях, которые мы все имели возможность наблюдать.

Но почему-то многие, привлекая внимание к событиям в России, забывают о государстве, в котором живут сами – о Латвии. Порой здесь происходят вещи, которые при должном освещении могут быть не менее интересны широкой публике, но почему-то вокруг них сплошная тишина. Не шумят гражданские активисты и правозащитники, никто не ходит на пикеты, проблема интересует только родственников самих попавших в жернова.

Мне хочется привлечь внимание широкой общественности к двум недавним событиям в латвийской правоохранительной системе. Об этих случаях можно подробно прочитать по приведенным ниже ссылкам, я расскажу вкратце:

Первый — это задержание спецназом (который «вошел» в квартиру через окно, как в фильмах показывают, когда заложников освобождают) латвийского хакера Дениса Чаловского. Операция происходила по запросу и в присутствии американцев (либо сотрудников посольства, либо специально приехавших из США оперативников).

Парня (ему 27 лет) обвиняют в участии в разработке вируса, нанесшего многомиллионный ущерб. Странно при этом, что увозили его из обычной квартиры в Иманте, а не из особняка в Юрмале. Но самое интересное дальше: парня готовятся выдать США (хотя он там никогда не был и свое возможное преступление совершил в Латвии, сидя за своим компьютером), где ему грозит — ВНИМАНИЕ! — по одним данным, до 30 лет, по другим — аж до 67 (!!!) лет тюрьмы.

Никому не кажется, что это наказание неадекватно содеянному?! Парень никого не убил, не изнасиловал — да, может быть, написал вирус, который, может быть, нанес большой ущерб. Но не давать же ему за это, по сути, пожизненное заключение? Получается, что Николай Зыков, который при всем честном народе в кинотеатре разрядил обойму в отца четверых детей, имеет все шансы выйти на свободу раньше, чем парень, пусть даже укравший какие-то деньги. Выходит, что расстрел жителей Латвии «стоит» гораздо меньше, чем кража денег у жителей США.

Также абсолютно непонятно, почему его должны выдавать Америке — раз вирус он писал в Латвии, то судите тоже в Латвии, по латвийским законам. Но в данном случае, из-за того что расследование ведут правоохранительные органы США, прокуратура Латвии даже не имеет права разглашать информацию о ходе следствия! Является ли Латвия вообще суверенным государством, если ее жители должны в своей стране думать о соблюдении не только своих законов, но и американских? Нет ли риска, что в следующий раз кто-то будет арестован и затем выдан США за преступление, которое в Латвии вообще не является преступлением?


Второй случай наводит на еще более невеселые мысли. Здоровый 41-летний мужчина, отец троих детей, выходит утром-днем из дома, чтобы поехать на работу. По дороге его останавливает дорожная полиция. После остановки выясняется, что это не просто проверка, а операция по задержанию по ч. 4 ст. 175 Уголовного закона – кража в крупных размерах в организованной группе – на принадлежащей задержанному земле был найден чужой экскаватор.

Пока все нормально, да? А ненормальное начинается дальше. Через два дня родственникам сообщают, что «мужчина был пьян, вел себя неадекватно, поэтому ему надели наручники, вдруг ему стало плохо, и он умер». При этом задержан он был днем, а умер «от пьянства» в 7 часов вечера. И это, не стесняясь, говорит замначальника бюро внутренней безопасности полиции, того бюро, что должно искать в этом деле возможные нарушения работников полиции. Понятно, что с таким настроем много не найдешь.

Да, есть разговоры, что погибший Алексей Телешев не был «белым и пушистым». И прошлое у него непростое, и сейчас, говорят, он был как-то связан с контрабандой и другими не совсем законными делами. Но разве это значит, что можно покрывать, по сути, расправу в полицейском участке, которая с ним произошла?

Смерть задержанного рецидивиста в российском ОВД «Дальний» вызвала крупный скандал с протестами правозащитников, увольнениями среди начальства и реальными сроками для учинивших расправу сотрудников полиции в финале.

Последние новости по делу Алексея Телешева датируются месячным сроком. По сути, эта история малоинтересна обществу. Никто не стоял с плакатами у здания МВД или прокуратуры. Все тихо и спокойно. Ничего не сообщалось даже об отстранении от службы на время расследования участников этой истории, так что вполне вероятно, что когда вашу машину остановят для проверки документов, это будут именно они…

Есть еще один вопрос, который меня беспокоит: было бы наше общество так же спокойно, если бы у героев этих историй были латышские фамилии, а имевшая место в первом случае спецоперация проводилась бы, например, по запросу Следственного комитета Российской Федерации?

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Илона Булгакова
Латвия

Илона Булгакова

Адвокат

Открытое письмо Дениса Чаловского

Из Рижской Центральной тюрьмы

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Философия презумпции невиновности

Мой рецепт

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

Как вести себя на допросе в ПБ

Если вы разожгли национальную рознь

Александр Рудиш
Латвия

Александр Рудиш

Бизнесмен

Путешествие из КПЗ в СИЗО

Памятка экономически активного бизнесмена. Часть 2

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.