Лечебник истории

08.04.2020

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Как в СССР с эпидемиями боролись: победа советской медицины над тифом, оспой, чумой и холерой

Как в СССР с эпидемиями боролись: победа советской медицины над тифом, оспой, чумой и холерой
  • Участники дискуссии:

    5
    13
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Глобальная вспышка Cоvid-19 стала одним из серьезнейших пандемических вызовов человечеству за последнее столетие. А есть ли в нашем прошлом подобные вызовы и примеры успешного противостояния им?

Холерные бараки для народов

Нынешняя пандемия коронавируса обнажила чудовищные недостатки неолиберальной модели медицины, возобладавшей почти во всех странах мира. Но это – тема отдельного разговора.

Для лучшего же понимания сложившейся ситуации неплохо было бы вспомнить еще недавний опыт советской медицины. Она была трижды охаянная противниками и во многом разрушена. И вот теперь ученые в Италии и США, столь сильно пострадавших от нового вируса, вдруг заговорили о нашей весьма успешной практике противотуберкулезных прививок БЦЖ.

В чем же был секрет «совкового» здравоохранения? В неумолимой воле партии? В диктаторстве Сталина и угрозе репрессий? Ведь и сегодня некоторые СМИ перечисляют «расстрелы» в качестве советских средств борьбы с эпидемиями. Или все же дело в том, что медицина в Советском Союзе впервые в мире стала бесплатной и доступной всем? И опиралась на широчайший фундамент всего общества и государства, на самые современные научные достижения?

Российская империя даже в начале XX века была очагом перманентных вспышек самых разных опасных эпидемических заболеваний. Население косила холера и тиф, вспышки оспы, кори, скарлатины, дифтерита и малярии.

Причины этого были просты – отсутствие эффективной бюджетной поддержки медицины. Реальная власть в стране формировалась из представителей высшего дворянского сословия и отчасти — духовенства. И только с 1870-х годов стала допускать ограниченное участие в местном самоуправлении части предпринимателей и интеллигенции. Привилегированные группы пользовались услугами частных врачей, бравших за свою практику немалую оплату. Подавляющее же большинство населения могло лечиться только в казенных и земских больницах, мест в которых катастрофически не хватало. Особенно – в условиях эпидемий и голода, с периодичностью в несколько лет потрясавших страну.

Реалии той медицины описаны в рассказах Михаила Булгакова, земского врача Киевской губернии. Ему, как почти всем его коллегам, приходилось в одном лице выступать и в качестве терапевта и хирурга, гинеколога и стоматолога. В рассказе «Звездная сыпь», например, Булгаков живописует свои попытки бороться с сифилисом, который стал бичом целых деревень.

Как таковая санитарно-эпидемическая служба была поставлена очень слабо. Например, только в 1897 году в Гомеле с населением около 100 тысяч человек, была введена должность санитарного врача. Единая санитарная служба в терзаемой эпидемиями Российской империи так и не была создана.

Первая мировая война, плавно переросшая в иностранную интервенцию и гражданскую войну, привела к разгулу эпидемий. Разрушенная войной и экономической катастрофой медицина едва справлялась с захлестнувшим страну тифом и другой заразой. В одном только 1919 году в РККА от инфекционных болезней пострадало 587 тысяч человек, 73 тысячи из них – умерло. 525 тысяч заболело сыпным, возвратным и брюшным тифом. Смертность среди военных и гражданского населения от болезней во много раз превышала боевые потери.

И все же и в этих тяжелейших условиях не только Красная Армия, падая с ног от голода и болезней, смогла разгромить внутреннюю реакцию и оккупантов из двух десятков стран. Первые советские медики сражались с незримым смертоносным врагом не менее самоотверженно, чем красные кавалеристы или стрелки – с врагом на поле боя.

И уже вскоре после окончания гражданской войны эпидемиологическую ситуацию удалось взять под контроль.

Как «совок» заразу выносил

Надо сказать, что советская медицина возникла не на пустом месте. И не только по распоряжению партии или Совнаркома. Специалисты наркомата здравоохранения стали наследниками лучших традиций дореволюционных врачей, да и сами во многих случаях начинали еще в городских и земских больница. Ведь кроме докторов, пользующих «высший свет», в России было огромное количество подвижников от медицины. Это и врачи-народники, которые шли в богом забытые деревни из энтузиазма и сострадания к ближнему. Это и сестры милосердия, добровольно, без страха и упрека отдававшие себя, а зачастую – и свою жизнь, для ухода за страждущими в тифозных бараках.

Однако одного энтузиазма и самопожертвования было мало. Для организации эффективной системы здравоохранения нужна была политическая воля и государственное финансирование. И после 1917 года принцип социальной справедливости был поставлен во главу угла самим восставшим народом. А народное здравоохранение стало одной из тех сфер, где интересы больного из любой категории населения ставились в первую очередь.

Во-первых, теперь медицина стала бесплатной и доступной для населения. Частная врачебная практика, еще сохранявшаяся во время НЭПа, постепенно была заменена государственной медициной.

Во-вторых – впоследствии время болезни стали оплачивать.

А ведь капиталистическая Россия не знала такой столь привычной для нас вещи, как больничные. В лучшем случае рабочие начала XX века, что бы их семьи не голодали во время хвори кормильца, самостоятельно создавали больничные кассы. В первые годы после революции работников также страховали больничные кассы. Но с августа 1937 года в СССР стали полностью оплачивать листы временной нетрудоспособности. В США всеобщей практики оплачиваемых больничных нет до сих пор. Возможность для работника находится дома во время инфекционного заболевания во многом сокращает риски заражения других.

В-третьих, началось массовая подготовка медицинских работников, увеличено количество медицинских ВУЗов и факультетов. Также было открыто множество медучилищ и фельдшерско-акушерских курсов.

В-четвертых – повсеместно открывались новые больницы, поликлиники и фельдшерские пункты в сельской местности.

В-пятых – огромное внимание стало уделяться медицинской науке, как прикладной, так и фундаментальной. Ранее научные исследования велись, как правило, на университетских кафедрах и в лабораториях, энтузиастами или на частные пожертвования. Теперь в каждой советской республике стали открываться государственные научно-исследовательские медицинские институты и другие учреждения. В 1945 году была учреждена Академия медицинских наук СССР.

Борьба с эпидемиями в первые послереволюционные годы была приоритетной задачей медиков. Так, в 1919 году бывшая земская больница в Гомеле была расширена до 300 коек и полностью перепрофилирована в инфекционную больницу (1-я Советская заразная больница). Только после перелома в борьбе с эпидемиями в 1921 году «Первосоветская» стала больницей общего профиля. В 1922 году в Гомеле была организована одна из первых в СССР санитарно-эпидемиологических станций.

Огромное значение придавалось санитарно-медицинскому просвещению населения, ранее не владевшему даже некоторыми базовыми навыками. В 1919 году, в условиях гражданской войны и иностранной интервенции, Гомельский Совет рабочих депутатов нашел средства и для открытия Дома санитарного просвещения. Еще недавно плакаты того времени «Мойте руки перед едой» и тому подобные, у многих вызывали улыбку. Сегодня, в условиях глобальной эпидемии Cоvid-19, это не кажется уже столь забавным.

Огромная работа была проделана и по вакцинации населения от различных заболеваний. В 1922 году в стране впервые была образована единая санитарно-эпидемиологическая служба. В СССР была также создана специализированная отрасль инфекционной медицины. Упразднение государственной эпидемиологической службы в современной Украине, как и в целом сокращение противотуберкулезных диспансеров и других лечебных учреждений, грозит серьезными последствиями.
 
А в 1920-х годах результаты принятых мер не замедлили сказаться. Например, если в 1920 году в Гомеле было 7000 случаев тифа, то в 1930 – только 50.
Сегодня «либеральная», а точнее – просто реакционная публика называет Советский Союз «совком». В каком-то смысле это – верное определение, в независимости от того пренебрежительного значения, который в него вкладывается. За короткий срок красный «совок» вымел из страны холеру, тиф и многие другие опасные болезни.

Но ряд болезней все еще продолжал терроризировать людей. Среди них был и все тот же грипп. В 1926 году Советский Союз неожиданно накрыла сильнейшая эпидемия этого заболевания. Но вот ко 2-й гриппозной волне в феврале-марте 1927 года наркомат здравоохранения смог подготовится. Больницы были усилены дополнительными местами, автотранспортом и медикаментами. Была также издана санпросветительная литература, призывающая «не целоваться, не спать вповалку, не плевать семечек на пол».

Эти рекомендации – признак отсталости? Нет, при все еще низком культурном уровне части населения, только вырвавшегося из деревень и городских окраин, доступное объяснение разумных мер. Пионеры и комсомольцы в деревнях переписывали такие листовки от руки, зачитывали их неграмотным на деревенских сходах. Санпросвет активно использовал киножурналы и театр. Особая борьба велась в тот период с рукопожатиями и прочими телесными контактами. Во многих советских учреждениях красовались плакаты, призывающие к отказу от рукопожатий.

А угроз в то время – хватало. В 1920-30-е годы в СССР появилось немало случаев менингита. А в 1939 году едва не разразилась вспышка такой страшной болезни, как легочная чума. Один из саратовских ученых, экспериментировавших с бактериями, случайно заразился сам. При этом, еще ни о чем не подозревая, он прибыл в Москву в командировку, где почувствовал себя плохо.
 

Угрозу от страны отвел ассистент 1-го медицинского института Симон Горелик, первым осматривавший заболевшего. Причем сделал он это ценой собственной жизни. Определив, с какой серьезнейшей опасностью ему пришлось столкнуться, и подозревая уже собственную инфицированность, Горелик с заболевшим изолировались в подвале, где впоследствии и скончались. Однако благодаря самоотверженности доктора Симона Горелика угроза распространения чумы в Москве была предотвращена.
 

При этом на протяжении всех предвоенных лет природные очаги некоторых эпидемических болезней еще долго сохранялись в Средней Азии, Закавказья и некоторых других районах СССР. Однако проникновение современной медицины в эти ранее весьма отсталые регионы позволили локализовать эту угрозу.

В 1930 году в Нагорном Карабахе произошла вспышка чумы. Ее подавлением руководил Лев Зильбер, директор Азербайджанского института микробиологии. Угроза была ликвидирована, Зильбер представлен к ордену Красного Знамени. И тут же – арестован по сфабрикованному обвинению в попытке «подорвать Советскую власть в Азербайджане с помощью чумы».

За врача ходатайствовал Максим Горький, и через четыре месяца микробиолога освободили. Лев Зильбер стал создателем советской вирусологии. В 1934 году по его инициативе была создана Центральная вирусная лаборатория Наркомздрава РСФСР. Из песни слов не выкинешь – в 1937 году он работает в экспедиции на Дальнем Востоке по клещевому энцефалиту. А по возвращению будет арестован НКВД по безумному обвинению в попытке заразить энцефалитом московский водопровод.
 

На протяжении всего своего существования между гуманистической составляющей «советского проекта» и его государственно-бюрократическим исполнением происходила жесткая борьба. В 1939 году Зильбер будет освобожден из лагеря, в 1940 году – вновь арестован и помещен в «шарашку». В 1944 году ученого вновь освободят по ходатайству главного хирурга РККА Николая Бурденко и других врачей. Почти сразу Зильбера изберут действительным членом Академии медицинских наук СССР и руководителем Института вирусологии.
 

Уроженец Гродненской губернии, ученик Циолковского Александр Чижевский разработал свою любопытную теорию о том, что вспышки эпидемий связаны с проявлениями солнечной активности. Чижевский был создателем совесткой космической биологии, в 1942 году – был репрессирован. В «шарашке» продолжал свою научную деятельность. После освобождения и частичной реабилитации занимался вопросами аэроионизации.

Таковы были реалии того бурного и крайне противоречивого времени.

Черные рецидивы

В годы Великой Отечественной войны из-за вызванных разрушений и перемещения большого количества людей снова происходили вспышки инфекционных болезней. Еще более тяжелая ситуация была на оккупированных и вновь освобожденных территориях. Сотни тысяч советских военнопленных скончались в концлагерях от различных заразных заболеваний.

Нацисты применяли в «борьбе с эпидемиями» в отношении гражданского населения самые дикие меры. Так, проституток заставляли обслуживать солдат вермахта, но в случае обнаружения венерических заболеваний – зачастую просто уничтожали. Оккупанты пытались применять биологического оружия против мирного населения и Красной Армии. Осенью 1943 года в лагере для гражданских лиц в Азаричах немцы намеренно заражали заключенных тифом. Расчет был на то, что после освобождения лагеря в Красной Армии вспыхнет эпидемия. Советские военные медики вовремя разгадали эти планы и предотвратили распространение болезни.

В первые послевоенные годы по причине той же разрухе эпидемическая обстановка была неблагоприятной. Однако благодаря отлаженной системе социалистического здравоохранения ее достаточно быстро удалось улучшить.

В 1959 году в Москве едав не вспыхнула черная оспа. Художник Алексей Кокорекин вернулся из Индии инфицированный этой ужасной болезнью, сам не подозревая об этом. Едва страшный диагноз был установлен, как было созвано экстренное совещание высшего партийного и советского руководства. Председательствовал Никита Хрущев, но решение, как всегда – было коллективным.

В связи с нависшей над людьми угрозой принимались беспрецедентные меры. С подключением сотрудников КГБ и МВД удалось выявить всех контактеров 1-го и 2-го уровня. Практически с территории Франции был возвращен авиаборт, на котором летел один из установленных «контактов». Всего в карантине оказалось около 10 тысяч человек. Но самое главное – население Москвы было в экстренном порядке привито от оспы. Для этого было задействовано 10 миллионов прививок, которые делали людям 10 тысяч медицинских бригад. Угроза массовой эпидемии была предотвращена. От черной оспы скончалось 3 человека, включая «нулевого пациента», 43 человека – вылечили.
 

Таких результатов удалось добиться только благодаря социалистической системе здравоохранения. Во-первых, она была ориентирована не на прибыль или «оптимизацию», на результат по сохранению здоровья человека. Во-вторых, советский строй в целом имел колоссальные мобилизационные возможности. В третьих – моральные качества, приверженность гуманистическим идеалам и врачебному долгу вплоть до самопожертвования, что было свойственно многим врачам того времени.
 

Герои «Открытой книги» Вениамина Каверина, а не циничные «интерны», были символом того времени. Кстати говоря, писатель Каверин был родным братом «отца-основателя» советской вирусологии Льва Зильбера.

Однако человеческий фактор – тоже никто не отменял. Забегая вперед, можно сказать, что именно он, этот пресловутый фактор, был причиной бюрократизма и многих других недостатков «реального социализма», и в конченом итоге – привел к его краху. В апреле 1979 года именно по причине халатности нескольких сотрудников военной бактериологической лаборатории в Свердловске-19 произошла утечка сибирской язвы. Однако местные власти не стали скрывать от населения информацию и во время предупредили свердловчан. Район был объявлен на карантине. Проводилась дезинфекция огромной территории, местами даже удалялся верхний слой земли. Но самое главное – была проведена вакцинация населения, по разным данным – от 60 до 200 тысяч человек. Погибло от 64 до 100 человек.

Последняя «советская» эпидемия случилась в 1970 году в Одессе. В этот приморский украинский город болезнь пришла из другого черноморского порта – Батуми. Эпидемия холеры также имела место в Керчи и Астрахани. Астрахани. Почти сразу же были приняты меры по введению карантина. Но одесситы есть одесситы – они узнали о закрытии города немножечко раньше, чем Одессу закрыли. И многие наперегонки бросились бежать, некоторые добирались до Тирасполя даже на такси. Пока вокруг города не были выставлены кордоны и посты.

Все отдыхающие были изолированы в своих многочисленных санаториях и профилакториях. И если у одних это вызывало протесты, то другие курортники были совсем не против такого продления своего отпуска. Тем более, что правительственным решением им были открыты оплачиваемые больничные листы. Так же Минздрав рекомендовал в качестве средства профилактики сухое вино.
 
Желающих «повысить кислотность», а заодно – и настроение было так много, что цены на винодельческую продукцию резко поднялись. Явление для советского времени столь же редкое, как и холерные эпидемии.
Как и ранее, органы здравоохранения были мобилизованы на лечение, а внутренних дел – на поддержание карантина и выявление контактеров. Некоторые из покинувших очаг заражения были выявлены уже в других областях. По факту нарушения карантина в отдельных случаях возбуждались уголовные дела. В результате эпидемию достаточно быстро удалось локализовать. От холеры скончался 21 человек.

Конечно, безусловно славословить здравоохранение в СССР не стоит. Там были и свои проблемы, порожденные, главным образом, вышеизложенными причинами. В перестройку ее критиковали и за формализм, и за недостаточную яко бы оплату медработников, и за привилегии при лечении номенклатуры. Но то, что пришло ей на смену, стало настоящим мутантом худших черт прошлого с продиктованными МВФ коммерциализацией и урезанием социальных расходов.

В целом же советская медицина имела огромные достижения и достоинства. Ее общедоступность, эффективность, основанная на научном фундаменте и достаточном государственном финансировании, способность оперативно работать в условиях кризисов, будет это «травматическая эпидемия» военного времени или вспышки инфекционных заболеваний, делали эту медицину одним из важнейших социальных завоеваний прошлого.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Раз пошли на дело…

Долгая дорога из Риги в Иерусалим с посадкой в Мордовии

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Империя или Союз?

Андрей Солопенко
Латвия

Андрей Солопенко

Социолог

Экономический потенциал Латвии за 20 лет «советской оккупации» вырос в 17 раз

Владимир Бузаев
Латвия

Владимир Бузаев

Математик, физик, политик

КИСЕЛЕВ ПРОТИВ БОРДАНСА: БОЕВАЯ НИЧЬЯ

Пурим и Победа

Позволю себе процитировать одноклубника №161 Иван Киплинг:"Поклоняться Сталину и относиться к Сталину объективно, это две больших разницы(с)"Коротко и исчерпывающе.Про Гитлера.Как

Герой не нашего времени

Был такой. Писатель Астафьев. Ветеран,участник ВОВ,писатель заслуженный человек. Только от произведений несло такой депрессухой и пессимизмом—аж зубы сводит. Правду войны написал.

Пришел в Kūriņš с георгиевской ленточкой — получил скидку 30%: эксперимент блогера

Нет белого и черного. Кто-то воюет за национальные идеи, кто-то их использует в своих корыстных целях.

Американские эксперты из корпорации RAND и других «фабрик мысли» программируют конфликт России и Беларуси

Два авторитарных лидера договориться не могут, а дядя за океаном виноват.Смешно даже.Я догадалась! Если перед выборами спросят АГ почему он не договорился с Путиным, то он скажет,

Раз пошли на дело…

Ну почему же? И там, и там поселенцы на территории, завоеванной в результате войны. Если бы не война, то и еврейские поселенцы не смогли бы там поселиться.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.