А теперь серьёзно

25.09.2013

Лато Лапса
Латвия

Лато Лапса

Независимый журналист

Как Полиция безопасности сфабриковала уголовный процесс

Против меня

Как Полиция безопасности сфабриковала уголовный процесс
  • Участники дискуссии:

    9
    26
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

С начала года, в особенности после выхода первых номеров газеты Pietiek! («Хватит!») я начал получать информацию о действиях представителей наших так называемых правоохранительных органов, причина которых могла быть только одна — на меня наконец-то получен ясный и точный заказ.
 
Уже позже я выяснил, что в начале года была создана неформальная межведомственная рабочая группа, в которую вошли некоторые широко известные представители Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК), Службы военной разведки и безопасности (СВРБ), Бюро по защите Сатверсме (БЗС) и Полиции безопасности.
 
Задача этой рабочей группы была проста — использовать ресурсы, имеющиеся в распоряжении работников госучреждений, чтобы по мере возможности разрушить мою работу и деятельность портала Pietiek, одновременно предупреждая всех остальных, что подобные действия государство считает нежелательными.
 
Как стало известно, с помощью государственных ресурсов, которые имелись у этих людей, был проведен анализ всех книг и публикаций, связанных со мной и вышедших в течение последних пяти лет. Началось прослушивание моих телефонных разговоров, были предприняты попытки получить доступ к моей электронной почте.
 
Все эти старания не дали результатов, достаточных для того, чтобы предъявить заказчику. Единственный успех — удалось «мотивировать» одного индивида подать на меня заявление в суд. Заявление было весьма забавным: в нем было сказано, что в свидетельствах, опубликованных в книге Cits ķēķis («Иная кухня»), заявитель назван агентом БПБК.
 
Конечно, такой результат заказчиков не удовлетворил, в особенности после того, как представителям т.н. рабочей группы удалось украсть данные с одного из моих носителей и выяснить, что я активно собираю материалы для второй части книги Cits ķēķis.
 
Рабочая группа стала действовать активнее. Они обратились к нескольким мне известным и, очевидно, к ряду мне неизвестных людей с призывом подать заявления в правоохранительные органы, которым будет обеспечен «зеленый свет».
 
Одновременно была проделана огромная работа по сбору всех возможных материалов в отношении книги Cits ķēķis и портала Pietiek.
 
Теперь уже государственные ресурсы использовались на всю катушку, чтобы собрать наистраннейшие сведения. Я точно знаю нескольких представителей СМИ, у которых Полиция безопасности требовала даже аудио- и видеозаписи презентаций Cits ķēķis.
 
Знаю и типографии и издателей, которым пришлось в течение нескольких месяцев этим поедателям государственных денег во всех подробностях разъяснять, как издаются и печатаются книги, как редактируются и подготавливаются тексты.
 
Снимаю шляпу перед теми, кто не поддался на это давление и послал этих паразитов туда, куда им и следует направиться.
 
Но в конце концов этой весной «рабочей группе» удалось получить заявление от человека, который был готов утверждать, что я нарушил тайну его корреспонденции, опубликовав эту его корреспонденцию на портале Pietiek и в книге Cits ķēķis.
 
Имя этого человека я называть не могу, потому что узнал его в рамках уголовного процесса. Также мне отказано в возможности ознакомиться с этим заявлением.
 
Но твердо могу заявить, что рано или поздно я все-таки правовым путем с этим заявлением ознакомлюсь. Тогда и решу, потребовать ли начать уголовное преследование этого человека за дачу ложных показаний, или обращаться в суд с гражданским иском.
 
Но заявление было заказное, поэтому некоторые дефекты у него были, и любой честный, уважающий себя работник правоохранительных органов видел как причины его появления, так и комичность и необоснованность, поэтому длительное время уголовное дело возбудить не удавалось.
 
Сначала заявление попало в Экономическую полицию, оттуда — в прокуратуру, пока нашелся послушный исполнитель, который был готов выполнить данное задание.
 
Этот уголовный процесс был добавлен к другому, более солидному, и сотрудник Полиции безопасности Илья Бороновский придал мне статус лица, в отношении которого начат уголовный процесс. Это случилось уже в июле.
 
Наконец-то было что показать заказчикам. Теперь уже можно было начать официальное прослушивание моих телефонных разговоров, официально запросить сведения, которые до сих пор собирались втихаря; официально, под эгидой получения свидетельств запросить у меня и у моих коллег самые различные сведения как о портале Pietiek, так и об источниках информации журналистов, да и о других вопросах, очень заинтересовавших этих людей и их заказчиков.
 
Ну а самое главное: был уголовный процесс против конкретного лица, возможность с минуты на минуту изменить мой статус на статус подозреваемого (насколько мне известно, это планировалось сделать на этой неделе). А потом продержать в этом статусе хотя бы до выборов следующего года, при этом делая намек и мне, и окружающим: мол, если будешь хорошо вести себя, процесс закроем, а если не поймешь, — станешь примером для других.
 
Пока я описал ситуацию только в общих чертах. Теперь перейдем к конкретным, неоспоримым фактам.
 
Полиция безопасности возбудила уголовное дело против меня по статье 144 Уголовного закона — за нарушение тайны корреспонденции лица, зафиксированное в книге Cits ķēķis.
 
Информацию, переданную мне упомянутым сотрудником Полиции безопасности Ильей Бороновским во время допросов, я открыть не могу, но могу опубликовать ту, которую получил от него во время телефонного разговора, когда он приглашал меня на первый допрос.
 
Илья Бороновский сообщил, что, согласно версии Полиции безопасности, я незаконно приобрел диск с данными, на котором хранилась переписка по электронной почте одного человека, прочитал эту переписку и разгласил ее тайны в книге.
 
Этой версии полиция и будет придерживаться. Если я хочу доказать что-либо иное — что ж, попробуй.
 
На самом деле уже после первых двух допросов результат был ясен — майор Полиции безопасности просто тянет время, чтобы по приказу заказчиков под прикрытием уголовного процесса получить как можно больше сведений о портале Pietiek, его организаторской структуре, авторах и так далее.
 
И тогда я начал самостоятельно собирать информацию по этому делу.
 
Есть книга Cits ķēķis: zem likumīgā "jumta" («Иная кухня: под законной „крышей”»). Книгу опубликовало SIA BalticScreen, владельцем и руководителем которой являюсь я. По этой причине я беру на себя полную ответственность за эту книгу.
 
В книге опубликованы фрагменты из обширного заявления, которое написал житель Латвии Борис Рязанский 9 марта 2010 года.
 
Заявление на более чем двадцати страницах было подписано и адресовано Комиссии по национальной безопасности Сейма, Верховному суду и Совету национальной безопасности. Именно фрагменты этого заявления были опубликованы в книге.
 
На мой взгляд, в этом заявлении Борис Рязанский публично указывает на открытые преступные действия: «очевидные действия организованной группы лиц с целью собирать информацию о частных лицах и госслужащих при помощи слежки, используя информацию, содержащую государственную тайну или тайну следствия».
 
Согласно тексту заявления, это происходило «с целью влияния на этих лиц, получения материальной выгоды (платежа) или для получения противоправных действий от госслужащего, на которого оказано влияние: незаконного решения со стороны судьи, незаконных процессуальных действий со стороны оперативного работника или следователя, незаконного платежа со стороны физического лица».
 
Также в заявлении Бориса Рязанского было описано, как правоохранительные органы Латвийской Республики различными способами избегали объективной и правовой оценки фактов, описанных в его заявлении. Кроме того, в заявлении было описано то, что Борис Рязанский считал фрагментами электронной переписки нескольких лиц, которые подтверждали подозрения, изложенные в его заявлении.
 
Я посчитал своим гражданским долгом в интересах всеобщего блага опубликовать книгу Cits ķēķis, в которой были и фрагменты из заявления этого Б.Рязанского.
 
Дальше — цитата из моего заявления, которое я 12 сентября этого года отправил генеральному прокурору Латвийской Республики:
 
«Илья Бороновский сообщил мне, что ни в его, ни в распоряжении Полиции безопасности нет заявления Бориса Рязанского от 12 марта 2010 года. Более того — он ничего не знает о существовании такового.
 
Как во время допроса утверждал Илья Бороновский, Полиция безопасности от Бориса Рязанского получила только диск с данными, содержащий, как предполагается, электронную переписку некоего лица — Леонида Якобсона или Екабсона.
 
Поэтому Илья Бороновский, как следователь по данному уголовному делу, считает, что именно я ознакомился с перепиской указанного лица на диске — и затем нарушил тайну корреспонденции этого лица, опубликовав ее в книге».

 
Вполне понятно, почему майору Полиции безопасности пришлось врать таким образом. Если бы выяснилось, что это заявление есть в распоряжении Полиции безопасности, никакого уголовного процесса бы не получилось. Полиции безопасности пришлось бы только сравнить текст заявления с фрагментами, опубликованными в книге, и сделать вывод — это одно и то же.
 
Но, как мы знаем, заказ-то был совсем другой. Поэтому Полиции безопасности пришлось прибегнуть к откровенно преступным действиям — осознанно скрыть это заявление Бориса Рязанского и делать вид, что у них про такое заявление никто ничего не знает.
 
Я могу доказать, что Полиция безопасности это заявление скрыла осознанно. Это заявление в их распоряжении находится уже в течение трех лет, и уголовный процесс, в рамках которого фигурировало это заявление, расследует тот же самый Илья Бороновский.
 
Есть заявление Бориса Рязанского, которого, по словам Полиции безопасности, вообще не существует.
 
Заявление не только подписано, но и официально зарегистрировано как полученное в Канцелярии президента страны, Верховном суде и Канцелярии Сейма. Во всех этих учреждениях.
 
А есть документ, который ставит логическую точку в этом деле. Это справка из Канцелярии президента, которая свидетельствует о том, что это учреждение передало заявление Бориса Рязанского именно Полиции безопасности.
 
Значит, заявление Бориса Рязанского передано в учреждение, которое теперь утверждает, что о таком заявлении ничего не знает.
 
Они осознанно лгут, утверждая это, чтобы без этого осознанно скрытого доказательства ПБ могла принять осознанно противоправное решение о возбуждении уголовного процесса против меня.
 

12 сентября этого года я обратился к генеральному прокурору Эрику Калнмейерсу с изложением этих фактов, также я представил ему все документы и потребовал:
 
1)  отстранить сотрудника Полиции безопасности Илью Бороновского от расследования этого уголовного процесса;
 
2)  возбудить уголовное дело против Ильи Бороновского по делу противоправных действий, направленных против меня;
 
3) в рамках этого уголовного процесса выяснить, осознанно ли Илья Бороновский совершил эти противоправные действия или по заданию других лиц и в их интересах, а также выяснить личности этих лиц;
 
4)  передать дальнейшее расследование данного уголовного дела учреждению, сотрудники которого не вовлечены в противоправные действия, связанные с данным уголовным делом;
 
5)  отменить противоправно и необоснованно примененный в отношении меня статус «лицо, против которого возбуждено уголовное дело» в рамках упомянутого уголовного процесса.
 
 
Также добавлю, что, учитывая возникшие у меня подозрения о том, что сотрудник Полиции безопасности Илья Бороновский статус «лицо, против которого возбуждено уголовное дело» в отношении меня применил в своих преступных интересах или интересах других, неизвестных мне людей, после первого допроса официальным заявлением потребовал обеспечить мне возможность произвести аудиозапись допроса.
 
В такой возможности Илья Бороновский мне отказал, и копии своего заявления и соответствующего решения также приложил к своему заявлению генеральному прокурору.
 
Но это не значит, что я не могу доказать, что Полиция безопасности осознанно скрыла доказательства с целью сфабриковать уголовный процесс против меня.
 
Те, кто посещал здание Полиции безопасности, знают, что под предлогом статуса учреждения госбезопасности посетителей просят сдать мобильные телефоны, диктофоны, даже пульт сигнализации автомашины. Нет никакой возможности пронести подобные предметы через металлоискатель.
 
Но, как оказывается, сотрудники этой паразитической структуры ничего не слышали о том, что звуковую запись можно сделать с помощью планшетника, который мне позволили пронести во время первого допроса.
 
Перед допросом я представил Илье Бороновскому официальное заявление, в котором просил разрешить записать разговор. Отказ сотрудник Полиции безопасности мне дал только после допроса.
 
В результате я записал отдельные фрагменты этого допроса, в том числе и записи, которые выложены для прослушивания и скачивания в конце этой публикации.
 
Эти аудиозаписи показывают: сотрудник Полиции безопасности во время официального допроса утверждает, что ничего не знает о заявлении Бориса Рязанского и что такого вообще нет.
 
Тут говорится о заявлении, официально переданном Полиции безопасности Советом национальной безопасности три года тому назад. Преступления, описанные в заявлении, Полиция безопасности игнорировала. Это заявление Полиция безопасности теперь осознанно скрыла, чтобы на его основании осознанно сфабриковать уголовный процесс и выполнить данный ей заказ.
 
Вот как это происходит в нашей стране и будет происходить, пока действия так называемых «спецслужб» не будут строго контролироваться.
 
 
ДОКУМЕНТЫ И АУДИОЗАПИСИ

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Еще по теме

Как статуе Петра I место в Риге искали. И нашли

В Лондоне есть памятник Оливеру Кромвелу - это безусловно узурпатор власти, отличался особой жестокостью в Ирландии и.т.д.Тем не менее - именно из-за действий Кромвела была необрат

Умирающие колонии: Запад указал на вечное отставание Прибалтики

Конечно, Носовича комментировать - себя не уважать , но я утешсь тем, что отвечаю Вам. 1. Вида на жительство семье Галкиных не нужен - есть экономическое гражданство Кипра 2. ~90 %

Время выпускников «высшей партшколы» демократии: какой будет новая Рада?

По оценке «Forbes Украина» Вячеслав Богуслаев в 2016 году входил в топ-30 самых богатых людей Украины[3]. Журнал «Фокус» в 2018 году ранжировал Богуслаева № 21, оценивая его с

ОЛЕГА БУРАКА ВПРЕДЬ НЕ ХОТЯТ ДОПУСКАТЬ НА СУДЕБНЫЕ ЗАСЕДАНИЯ

Есть анекдот про научный эксперимент - "таракан слышит ногами", а "тараканов" ББ начинает гонять с 6-и утра, сам сказал.

Бандитское государство

Да нет, не спросим, товарищ Кудряшов. Чего спрашивать то? Ну не повезло родиться вовремя, надо было году этак в 20-м - было бы счастья полные штаны. Мне вот повезло, хоть вторую по

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.