Борьба с умом

21.02.2018

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Как инвестиционному банкиру латышскость мешает

Как инвестиционному банкиру латышскость мешает
  • Участники дискуссии:

    20
    55
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 

Возможно, вы не знаете, но на прошлой неделе в Риге прошла конференция «Внешние факторы развития Латвии». Как можно предположить из названия, там обсуждалось что-то про развитие Латвии, что само по себе уже нелепо. Не случайно о самой конференции, её участниках, высказанных идеях и выводах широкой общественности ничего не известно.
 
 
Точнее, ничего не было бы известно, если бы не выступление Гирта Рунгайниса, который называет себя инвестиционным банкиром, хотя у него и банка нет, и с инвестициями явные проблемы. Он огласил на конференции свой план спасения нашей Родины, который сводится к следующим тезисам: привлечь (он употребил слово «высасывать») для жизни и работы в Латвии людей из Литвы, Эстонии, Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании и Исландии. По мысли Рунгайниса, их привлечёт сюда уже существующие качество жизни, безопасность и экология. А чтобы ещё добавить привлекательности, нам надо построить хорошее жильё, хорошие гостиницы и открыть вкусные рестораны.
 
Для большей безопасности и экологичности банкир без банка предлагает отказаться от российского транзита, а для большей экономии отказаться от русского образования. Средства же для осуществления такого прекрасного плана следует не ждать от каких-нибудь американцев, а взять из тех денег, что латвийцы сберегают себе на старость.
 
Тут надо заметить, что в некоторых тезисах самоназванного банкира есть своя логика, ведь часть вышеперечисленного уже успешно осуществляется. Экологическая ситуация в Латвии действительно улучшается из года в год по мере закрытия крупных предприятий — отдельными инцидентами типа горящих незаконных свалок можно пренебречь. Российский транзит действительно уменьшается из года в год по мере ухудшения отношений с Латвией — и снизится ещё больше, когда русские школы будут окончательно латышизированы. И денег от американцев действительно ждать не стоит — статистика утверждает, что инвестиции США в Латвию уменьшаются.
 
Но как минимум два тезиса будто бы банкира — о русском языке и сбережениях — с деловой логикой явно не совпадают. Доверять свои сбережения советам г-на Рунгайниса я бы и сам не стал, и другим не посоветовал, достаточно вспомнить пример Liepājas metalurgs. То есть для самого якобы банкира эта история закончилась вполне прибыльно, вот только завода такого больше нет.
 



Теперь что касается языка. Вообще-то я всячески поддерживаю идею о необходимости отринуть всё вредное и устаревшее, что мешает экономическому благополучию Латвии, препятствует притоку денег и росту благосостояния населения. И в этом списке вредного и устаревшего явно присутствует ненужный язык, тут я с Рунгайнисом согласен. Вот только если рассуждать объективно, то ненужным окажется вовсе не русский язык, а совсем даже латышский.
 
То есть построить жильё и открыть вкусные рестораны латышский язык не помешает. Хотя и без русского здесь явно не обойтись — а ну как на ногу что-то тяжёлое упало или суп клиенту пересоленный подали. Но вот дальше латышский язык будет создавать (и уже создаёт!) серьёзные проблемы, малосовместимые с планами безбанковского банкира.
 
Не буду вдаваться в мотивацию, почему Рунгайнис намерен привлекать в Латвию жителей именно Литвы, Эстонии, Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании и Исландии — и почему в этом списке нет, например, Польши и Бельгии. Но в любом случае и в перечисленных странах, и в неперечисленных, и вообще в любых — латышский язык знают чуть менее чем никто. У нас в стране, видите ли, государственным является довольно-таки редкий язык, который идеально подходит для передачи шифровок, но абсолютно непригоден для массового изучения.
 
А ведь людям, которых планирует «высасывать» из перечисленных и неперечисленных стран обезбанкиренный банкир, этот язык придётся в обязательном порядке не просто изучать, а изучать на уровне родного — и подтвердить это своё достижение специальным экзаменом. Иначе им просто не позволят в этой стране работать и контролировать свои инвестиции, ибо такие у нас законы. И я не очень представляю, какие выгоды надо пообещать высосаному инвестору и переселенцу из Европы, чтобы он согласился с нуля изучить такой прекрасный и такой ненужный латышский язык.
 




Надо сказать, план самозванного банкира по «высасыванию» инвесторов возник не на пустом месте. Ещё несколько лет назад он хвастался, что перетащил в Латвию от семи до восьми тысяч состоятельных инвесторов. Вот только все они были из России и других стран бывшего СССР — и важнейшим бонусом для них была свобода передвижения по Евросоюзу. Тогда как у потенциальных инвесторов из всех стран, указанных в списке Рунгайниса, эта свобода перемещения и так есть.
 
Чтобы эту ситуацию изменить, отменять образование на латышском вовсе необязательно. Просто статус языка необходимо снизить с нынешнего гипертрофированного уровня «великий язык могучего государства» до более вменяемого «один из многих языков на этой территории». Как, например, это сделано в скандинавских странах, где английский язык имеет равные права с местными языками. Или как сейчас это делается в Эстонии, где инвестором и предпринимателем можно стать даже без заезда в страну, всего лишь заполнив анкету на сайте э-резидентства на английском или русском языке. Скромнее надо быть — и народ потянется.
 
Так что отказываться от русского языка я бы Рунгайнису не посоветовал. Да он и сам это понимает — во всяком случае на сайте его фирмы русский язык никуда не делся. А вот о латышском языке подумать стоит очень серьёзно. Потому что практика показывает — быть одновременно инвестиционным банкиром и латышом-националистом получается плохо.
                  

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Они берут паузу

«Нацобъединению» не удалось добиться для латышей права не говорить по-русски — пока

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Волки-оборотни

Как мы стали жить в театре абсурда

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

Окончание

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Национально-​мыслящие и национально-​ушибленные и чем они отличаются?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.