Лечебник истории

30.07.2019

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Юрис Кирштейнс. Латыш, сбежавший от нацистов в ряды советских разведчиков

Юрис Кирштейнс. Латыш, сбежавший от нацистов в ряды советских разведчиков
  • Участники дискуссии:

    13
    21
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


75 лет назад – ранним утром 24 июля 1944 года – на контролировавшемся Красной армией военном аэродроме в литовском городе Утена неожиданно приземлился немецкий самолет, которым управлял латышский летчик. Этот день оказался переломным в судьбе рижанина Юриса Кирштейнса.

Автору этих строк уже приходилось писать: во время Второй мировой войны военный летчик каждый день мог сделать выбор, на чьей стороне воевать: поднял самолет в воздух – и при желании перелетел на другую сторону фронта. В Латвии такой выбор авиаторы делали буквально с первых же дней Великой Отечественной войны.

Латвийский выбор

Поясню. В июне 1941 года в Красную армию входил 24-й территориальный стрелковый корпус, сформированный в 1940-м году на базе армии независимой Латвийской Республики. В составе этого корпуса имелась и авиационная эскадрилья, в которой служили латышские летчики.

В первые дни Великой Отечественной войны они совершали разведывательные полеты, потеряли один самолет. И каждый латышский летчик делал для себя выбор: воевать в Красной армии или же перелететь на другую сторону фронта и оказаться на контролируемой нацистами территории.

Гитлеровские войска наступали и в конце июня 1941 года, эскадрилья получила приказ: лететь из Латвии в Россию на аэродром Идрица. Тут латвийские летчики вновь сделали выбор. Часть из них покинули Латвию и полетели в Россию, чтобы продолжить борьбу с нацизмом. А вот начальник штаба эскадрильи А. Томас с группой военнослужащих предпочли дезертировать из Красной армии и дожидаться прихода немцев.


© РИА Новости Бойцы 150-й стрелковой Идрицкой дивизии. На переднем плане — рядовой Григорий Булатов, Берлин, 1945 год

И в дальнейшем латышские летчики не раз оказывались перед выбором, на чьей стороне воевать. Еще в начале 1943 года в СССР было принято решение о создании латвийской отдельной авиационной эскадрильи. Необычайное совпадение: как и территориальный корпус, существовавший в 1941-м году, так и эскадрилья, в которой служили 132 летчика, стала называться 24-й.

Летом 1943 года на базе этой эскадрильи был сформирован 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк.

Латышское авиационное формирование, воевавшее на стороне нацистской Германии, было создано позднее – в марте 1944 года. Осенью 1944-го года его расформировали, а часть летчиков направили в немецкие части Люфтваффе, причем воевали они не в Латвии, а на территории Германии против авиации западных союзников.


© Public domain/ 1-й Латышский ночной бомбардировочный авиационный Режицкий полк. Слева направо: Н. И. Седых, И. А. Грикит, П. Е. Эльвих и П. Ф. Харчихин.

Мечты о небе

А еще раньше, летом 1944 года, в латышском формировании, воевавшем на стороне Гитлера, начал служить молодой латыш Юрис Кирштейнс. Впрочем, числился он в этой войсковой части очень недолго.

Юрис Кирштейнс, парень из небогатого микрорайона Риги Гризинькалнс, сын прислуги, еще в юности – до начала Второй мировой войны – сумел окончить авиационную школу при Латвийском аэроклубе.

Ему повезло: друг юности его отца, сделавший хорошую карьеру, замолвил за молодого человека словечко, и в феврале 1940 года Юриса зачислили в Aвиационный полк айзсаргов. Впрочем, организации айзсаргов к тому времени недолго осталось функционировать…

Через несколько месяцев в Латвии произошли радикальные перемены, и организацию айзсаргов распустили. А молодой человек взрослел и, видимо, перестал мечтать о небе. Во всяком случае, весной 1941 года Юрис Кирштейнс закончил учебу в Рижском государственном техникуме и хотел учиться в вузе – на архитектора, а не на летчика.

Однако вновь глобальные мировые события сломали его планы – в июне 1941 года началась Великая Отечественная война.


© РИА Новости Советские воины помогают жителям Латвии, освобожденной от фашистских захватчиков,1944 год

Наступила война…

В 1943 году, когда шла мобилизация в Латышский легион Ваффен СС, Юриса Кирштейнса, как уже имевшего летные навыки, направили в летную школу. Молодой человек закончил ее и был направлен в латышское авиационное формирование. В июле 1944-го года он отправился в полет и… исчез.

Лишь через десятки лет один из советских историков написал, что отследил его судьбу. В советской научной литературе появилось такое утверждение: еще находясь в Латвии, Юрис сказал матери, что как только получит самолет, то сразу же перелетит на нем на советскую территорию. И вот, приземлившись в Литве, он предоставил ценную информацию о немецких аэродромах в Латвии.

Летчиком Кирштейнс был неопытным, но знал немецкий язык. И ему предложили работать в разведке, где он, по мнению советского командования, мог принести больше пользы. В советской научной литературе есть утверждение, что с 16 сентября по 21 ноября 1944 года Юрис Кирштейнс в составе разведывательной группы успешно действовал в немецком тылу на территории Восточной Пруссии.

Незадолго до Победы Юрис Кирштейнс вновь отправился во вражеский тыл. В ночь с 8 на 9 марта 1945 года в составе армейской разведгруппы он был сброшен с парашютом на контролируемую немцами территорию Курземе (Курляндии) в районе Павилосты. На сей раз действия разведчиков из армейской разведгруппы оказались неудачными – нацисты убили Юриса Кирштейнса и пятерых его товарищей…

Еще раз повторюсь, во время войны у латышских летчиков был выбор. Если Юрис Кирштейнс действовал весной сорок пятого года в Курземе в тылу врага, то летчики 1-го Латышского бомбардировочного авиационного полка приближали разгром нацизма в Курземе своими боевыми действиями. Тем временем отправленная нацистами в Германию группа латышских летчиков боролась там с силами антигитлеровской коалиции.

Такая вот разная весна в сорок пятом году оказалась для латышских летчиков… Что же, как пел знаменитый поэт и бард Булат Окуджава: «Каждый выбирает для себя…». И немало летчиков-латышей в годы Второй мировой войны сделали соответствующий выбор и мужественно, не щадя своих сил и жизни, боролись с «коричневой чумой» – нацизмом.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

75 лет без нацизма: как Багратион освободить латвийский Даугавпилс помог

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Латыш Алфред Калныньш. Профессиональный борец с нацизмом

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

ПРИБАЛТИКА-1939: ПАКТЫ С ГИТЛЕРОМ

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

На чьей стороне воевала Латвия

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.