Спикер дня

14.10.2011

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Я бы собрал мощнейшую манифестацию

Против этнической дискриминации

Я бы собрал мощнейшую манифестацию
  • Участники дискуссии:

    56
    422
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Вчера Центральная избирательная комиссия назначила день, когда начнется Великий всенародный сбор подписей за референдум о признании русского языка государственным на территории Латвии — 1 ноября. Инициатор акции — в клубе.

— Ну и сколько подписей в конце концов акцептировал ЦИК?

— 12 530 примерно. Да не важно, все равно с запасом.

— Когда начало сбора 154 тысяч? И когда — конец?

— Начало — 1 ноября, а окончание 30-го. Ровно 30 дней.

— Как собираешься известить об этом население великой Латвии?

— У меня есть предчувствие, что газеты и интернет-СМИ нас поддержат. За телевидение не поручусь, но думаю, оно тоже в стороне не окажется. Кроме того, мы отпечатаем что-то вроде листовки-газеты. Даже два раза.

И еще мы придумали такую программу с условным названием «активист своего дома», она уже запущена. Под ней имеется в виду, что человек должен распространить отпечатанную информацию и потормошить людей в рамках своего дома, подъезда, автостоянки, работы...

— И много уже активистов?

— Много. Мы пустили клич по нескольким СМИ, дали телефоны, и сейчас Женя Осипов и еще несколько человек сидят, и каждый день — тьма звонков. Звонят, например, дворники и почтальоны...

— Русский пролетариат?

— (Улыбается.) Да, это очень полезные нам люди. И разные работники жилищных кооперативов... С их помощью мы хотим покрыть карту Латвии плотной сетью активистов. И главное — покрыть Ригу. В малых городах люди и так все друг друга знают, там информация идет из рук в руки.

— А какую информацию нужно донести? Про сам-то сбор подписей и так вроде все знают...

— Главная проблема, что, скажем, в Риге будет 40 участков, и на каждом часы работы по-разному, по 4 часа в день. И по дням недели — тоже отличия. Эту информацию готовят самоуправления и делают, когда им удобно. Кстати, самоуправления обязаны сами проинформировать своих жителей о графиках работы пунктов сбора подписей и адресах. В Риге есть такое муниципальное издание — газета «Почтальон». Хорошая газета по тиражу...

— Так она же... как бы мягче сказать, курируется Центром согласия... Который не в восторге от твоей акции.

— Это — газета Рижской думы...

— Которой руководит Центр согласия...

— Понимаешь, в принципе, я никогда Центром согласия не очаровывался, и потому мне разочаровываться не в чем. Ушаков перед выборами честно сказал, что их цель — войти в правительство. Но мне кажется, он сейчас уже переборщил... Мое мнение: есть разница — можно признать оккупацию, бросив это так, на бегу, один раз. А повторять...

— Такой детский анекдот, как поймали партизана фашисты и требуют от него: скажи «хайль Гитлер!» — тогда отпустим. А партизан думает: скажу «хайль Гитлер!» разочек, а потом снова буду эшелоны под откос пускать...

— Конечно, тут суть в том, чтобы произнести определенные слова. Это уже превратилось в заклинание: «Я признаю оккупацию!» — «Еще раз скажи — «я признаю оккупацию», громче!..»

— Да хрен с ней, с оккупацией... Последние решения о составе коалиционного правительства тебе сыграли в плюс...

— Да, я уже писал как-то, что если ЦС не возьмут в правительство — это вызовет волну протестных эмоций у русских жителей Латвии, и мы обязательно победим. А если возьмут — это вызовет волну оптимистических эмоций у русских, и мы тем более победим. (Смеется.) Сейчас русским плюнули в душу, мы будем отталкиваться от этого.

— А скажи, кстати, почему? Казалось бы, все сделали...

— У меня очень простая мысль: Затлерс испугался. На него, я думаю, насели родственники, коллеги всякие: станешь предателем латышского народа на всю жизнь...

— Сломали доброго доктора Айболита?

— Человека, лишенного воли и характера. Это просто звезды так сошлись, что он, личность совершенно не историческая, случайно оказался в нужное время в нужном месте. У него был шанс, а он его упустил. Включение партии, которая выражает русские интересы, в правительство — это был бы шаг масштаба европейского. Я думаю, он просто сдрейфил.

И сделал это совершенно ошибочно! Потому что там, в латышских низах, была готовность к тому, чтобы ЦС взяли. Я думаю, добрая половина латышей решила так: положение тяжелое, давай допустим русских, чтобы они своим плечом подперли. А вдруг поможет? Это вот часть латышской элиты — уперлась.

Я читал в «Латвияс Авизе» — Юрис Боярс написал статью, где перечислил в 10 пунктах, какими поводами можно воспользоваться, чтобы не взять русских в правительство. Буквально так. То есть он перечислял эти 10 поводов именно как ПОВОДЫ, а не как причины.

А почему? А потому что — русские. И это — единственная настоящая ПРИЧИНА. Других — нет. Центр согласия себя так «обстругал» под стандарт для вхождения в эту дверь, что сказать больше нечего. Кроме того, что «ребята, вы — русские, вы все равно в эту дверь не пролезете». У вас сегодня может быть 31 место, завтра — 33, послезавтра — 36. Но все равно это количество в качество не переходит. В дверь вы не пролезете.

Нет, ну конечно, могут быть чудеса, еще президент что-то должен решить... Но латышская элита этого не хочет.

— «Обструганный» Центр согласия сейчас находится в глупой ситуации...

ЦС — это отличная, эффективная машина постоянного наращивания собираемых голосов на выборах. Почет Урбановичу! Он меня назвал «рыцарем чести и достоинства», возвращаю ему. Я его могу назвать «политическим гроссмейстером № 1 в Латвии». У него все время шел рост. Если сравнить партию с бизнесом, то рост прибыли был постоянный. Помнишь, когда шесть лет назад именно он ее возглавил, «фирма» фактически была в ж... А сейчас — первое место на выборах!

Но вот куда дальше двигаться этой машине — непонятно. Количество не переходит в качество. Он подвел эту машину к моменту, когда, казалось, переход должен был произойти, но не произошел.

— И что же делать?

— Понимаешь, исходя из этой задачи наращивания голосов и создавался человеческий ресурс этой партии. Готовы ли эти люди радикализоваться — у меня большие сомнения. Я у него не вижу таких людей.

— А что бы сделал ты на их месте?

— Первое, что я бы сделал — собрал мощнейшую манифестацию. Против, как газеты написали, этнической дискриминации. Мощнейшую! А в моем понятии мощнейшая — это привести злых людей из Латгале, Курземе, поднять Ригу... Грубо говоря, всех кто голосовал за Центр согласия. Обратиться к своим избирателям, попросить выйти их на такую манифестацию.

— Потребовать переформировать правительство?

— Нет! Этого как раз требовать не надо. Надо высказать протест против этнической дискриминации — резко. Ведь впервые он был настолько очевидно проявлен. Центру согласия не было предъявлено НИЧЕГО! Эти все базары, что «у них другая идеология»... А КАКАЯ у вас идеология? Наша — интернационализм. Значит, ваша — это голимый национализм! Раз вы считаете, что у нас ДРУГАЯ идеология.

Там какие-то экономические программы, которые можно за два часа подкорректировать и сойтись — все это чушь! А пробовали корректировать? Нет? Значит, было так: партии-победителю просто показали на дверь, не мотивируя ничем.

И потому у нас есть полное моральное право собрать мощную демонстрацию. Никаких беспорядков не надо, но надо показать... Даже сам процесс ее подготовки уже заставил бы многих задуматься, и может, изменить решение.

— Ты им это уже посоветовал? А то Нил Ушаков собирает пикет на 1000 человек...

— (Улыбается.) Десятки тысяч нужны, и по их призыву столько бы вышло, может, и сотня тысяч. Но тут вопрос, способен ли ЦС работать с толпой? Тут особое умение нужно, особый авторитет.

Впрочем, им жить... Голосовавшие за них ждали, что они войдут в правительство. Люди ждали праздника. Это как в футболе — болели за свою команду. Мне, кстати, один футбольный болельщик так и сказал про ЦС: команда играла не очень красиво, все в обороне, «пенки», ошибки... Но она честно вышла в финал и выиграла. А почему кубок теперь пилят другие? Вот примерно такое ощущение сейчас у всех русских.

— У наивных идеалистов?

— Знаешь, не только. Ты обратил внимание, что в ЦС потянулись латышские чиновники — Зариньш, Розентале вступила. Это — сигнал, так просто латышские чиновники никуда не идут, у них чутье.

— Ты тоже считаешь, что за ЦС голосовали 30% латышей, как говорит Ушаков? Я всю неделю читал латышскую прессу, интернет, ТВ. И ни разу не услышал там ни от одного латыша слова: что же вы, гады, НАС не взяли? Именно — НАС? Никто из латышей не назвал ЦС СВОЕЙ партией...

— Да, да, понятно, 30% — это полный... Но кто-то за них все-таки голосовал. Мой бывший сосед-латыш сказал мне: «Эс балсою пар криеву партию». Типа — чтобы нашим дундукам показать, что они надоели.

— То есть для латышей ЦС — это «против всех»...

— Это не совсем «против всех». Это такая надежда, типа, что вот у наших мозгов не хватает, а может, у этих — есть?

— Робкая надежда?

— (Смеется.) Да, мой сосед сказал: «В тяжелые времена латыш всегда обращается к соседу за помощью».


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Нил Ушаков подписался за референдум по русскому языку

И призывает подписаться всех

Янис Урбанович
Латвия

Янис Урбанович

Политик, лидер партии "Согласие"

Линдерман и Осипов -- рыцари нашего достоинства

Каждый честный ЦС-овец должен им помогать

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

Окончание

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

О последствиях языкового референдума

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.