Клуб путешественников

24.09.2018

Мирослав Митрофанов
Латвия

Мирослав Митрофанов

Политик, депутат Европарламента

Из Монголии с любовью

Из Монголии с любовью
  • Участники дискуссии:

    16
    92
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

     

 



У этого заголовка несколько значений. Первое связано с лейтмотивом нашей командировки в Монголию — с особым благорасположением Евросоюза к этой азиатской стране. Второе — с моим личным отношением: монголы мне понравились. А третье значение обусловлено симпатией монголов к русскому народу. Каждый раз на вопрос, какой народ и язык им ближе всего, наши монгольские собеседники отвечали — русский! Редкий случай в современном мире.
 


 

 



Моя поездка в Улан-Батор была официальной командировкой — в Европарламенте я назначен заместителем руководителя делегации по сотрудничеству со странами Средней Азии и Монголией. Цель поездки — развивать отношения Евросоюза с Монголией. Это значит — устанавливать контакты с политиками и гражданским обществом, передавать пожелания Евросоюза и корректировать его политику в соответствии с полученной в стране информацией.

 
ОСТРОВ ДЕМОКРАТИИ




Евросоюз относится к Монголии как к форпосту демократии в Азии и как к положительному примеру мирной трансформации посткоммунистического государства.

Принято говорить, что небольшая по населению страна (три миллиона жителей), зажатая между двумя амбициозными мировыми державами (Россией и Китаем), создала удивительно устойчивую политическую систему, при которой соревнование партий приводит к мирной смене правительств. В Монголии — реальный плюрализм мнений и в принципе нет политических репрессий. В результате сформировалось уважение к Монголии, что обеспечило этой стране разнообразную помощь от Евросоюза, отдельных стран ЕС и международных организаций.

Предвосхищая логичный вопрос, скажу сразу, что массированное присутствие Запада не привело ни к каким «цветным революциям».

Во-первых, потому что Евросоюз — это не единственный «третий сосед», как говорят монголы. Их страна виртуозно лавирует между мировыми центрами силами, опираясь попеременно и одновременно на Россию, Евросоюз, Южную Корею, Японию, Турцию и другие сильные страны, способные задержать сползание Монголии в объятия ее южного соседа.

Во-вторых, монголам не нужны «цветные революции», поскольку они сами умеют смещать зарвавшихся политиков. И делают это настолько часто, что попадают под критику со стороны иностранных бизнесменов и дипломатов: «Только подружились с начальником, а он уже… в отставке или сидит! Как можно в таких условиях строить долгосрочные отношения?»





Я не разделяю восторгов западных экспертов по отношению к политической системе Монголии. И дело не в том, насколько она хороша или плоха.

Дело в принципиальном непонимании еврочиновниками факта, что Монголия не занимается копированием западной модели. Она гармонично заимствует элементы западной системы, встраивая их в свою традицию, восходящую к древней военной демократии, чьи правила установил ещё Чингизхан.

Эта система основана на равноправии свободных кочевников, скотоводов и воинов, уважении к их индивидуальным заслугам и следовании простым справедливым правилам. Монголы никогда не были ни рабами, ни крепостными у феодала, и многие вопросы веками решали коллективно. Теперь эту привычку назвали «демократией».

У монгольской демократии есть изъяны, которые являются продолжением ее достоинств. Уважение к силе и простым правилам приводит к тому, что по результатам каждых новых выборов победитель получает всё, и даже то, что не стоило бы ему получать. Я имею в виду тотальную смену работников исполнительной власти сверху донизу.

Победившая партия продает должности в госаппарате, собирая деньги на следующие выборы. Эту проблему монгольские политики признают, но способы преодоления, которые они предлагают, мне не показались убедительными. В частности — перераспределение власти в пользу несменяемой бюрократии. На примере Латвии мы видим, как доминирование бюрократии ведет к трудноизлечимой скрытой коррупции.

 
НЕВОЗМУТИМОСТЬ И УЛЫБКА БУДДЫ




О монголах. Конечно, за несколько дней, что мы провели в Улан-Баторе, изучить страну невозможно. Но могу сказать, что люди, с которыми мы общались, вызывали симпатию. Они рациональны и откровенны, но при этом я не почувствовал ни тени заискивания или желания понравиться любой ценой.

У нас была адски плотная программа, включавшая в себя встречи в министерствах и парламенте, а также общение с представителями местных НГО и международных организаций. В памяти отпечатались сотни лиц, голосов и тысячи улыбок.

Что более всего поразило? Меня, как уроженца Прибалтики, сдержанность собеседника не должна удивлять. Но монголы не просто сдержанны в эмоциях, но невозмутимы вообще во всех ситуациях. Я ни разу не видел не только, чтобы кто-то повысил голос, но даже чтобы выразил неудовольствие действиями другого человека. Например, в дикой дорожной пробке, где все перестраиваются хаотично и без предупреждения, многие сигналят, но никто не возмущается, не ругается и не воспитывает друг друга. Надо будет поразмышлять, насколько созерцательный будизм — основная религия Монголии, обусловил эту невозмутимость.

И тем сердечнее открытые улыбки, которые вдруг расцветают на лицах монголов, позволяя понять, что на самом деле общение доставляет им удовольствие и отношение к собеседнику далеко не равнодушное.

Очевидно, я не одинок в симпатии к монголам. Столица Улан-Батор поражает неожиданным космополитизмом. Люди из разных стран мира приезжают сюда работать на время, читать лекции, помогать в работе НГО. Потом они уезжают и… возвращаются уже надолго. И это несмотря на транспортный коллапс и минус 45 в зимнее время!

 
БОЛЕЗНИ РОСТА




О самой стране. Я узнал много, но если суммировать, то ситуацию можно описать двумя словами: «болезни роста». Наши монгольские и европейские коллеги говорили по-другому: «страна-подросток».

Я так не могу сказать, ибо монгольская культура молодой не является. Но глобализация и урбанизация настолько быстро меняют условия, что Монголия не успевает к ним приспособиться.

В последние десятилетия экономика быстро растет, что обусловлено спросом соседнего экономического монстра на уголь и цветные металлы. Китай покупает более 80% экспортной продукции Монголии. Соответственно, когда спрос на уголь и металлы падает, то Монголия оказывается без денег и просит международной помощи для спасения бюджета. Потом спрос восстанавливается — и денежный ручей становится вновь полноводным. Но распределяются доходы от экспорта неравномерно — треть монголов живет за чертой бедности.

Другим следствием притока экспортных доходов стал стремительной и часто хаотичный рост столицы — Улан-Батора. За последние десятилетия численность населения столицы выросла в два раза. Не хватает бюджетного жилья, на окраинах, в предгорьях люди живут в домах без водопровода, в том числе в юртах.

Зимы здесь суровые, топят углем. Зимой котловина, в которой находится Улан-Батор, наполняется угольным дымом и смрадом от горящей пластмассы, которую тоже используют в качестве топлива жильцы бедных районов полуторамиллионного города. В результате много случаев легочных заболеваний, особенно среди детей. Зимой многие горожане ходят в марлевых повязках, чтобы хоть как-то фильтровать грязный воздух.









Центр Улан-Батора — причудливое скопище разнородных зданий. Здесь и буддийский храм, и местные разновидности сталинской архитектуры, и унылые панельные пятиэтажки, и амбициозные современные небоскребы.

Городу не хватает грамотной планировки, перспективного видения развития, современных магистралей и общественного транспорта. Очень не хватает метро. В результате улицы до нельзя забиты автомобилями и представляют из себя одну постоянную пробку.

Молодые люди, перебираясь из провинции в столицу, всеми правдами и неправдами выпрашивают у родителей помощь в покупке автомобиля, мотивируя это необходимостью зарабатывать частным извозом. Что-то они, конечно, зарабатывают, но больше понтуются друг перед другом. Ибо машина — признак статуса.

Подводя итог, надо признать, что Монголии не хватает долгосрочного планирования и продуманной политики в сфере градостроительства, охраны окружающей среды и диверсификации экономики. Ставка на добычу природных ископаемых делает экономику уязвимой для мировых кризисов.

Что касается сельского хозяйства, то здесь тоже наблюдаются болезни роста. Монголия — мировой лидер в производстве кашемира. Страна производит большие объемы мяса. За тридцать лет поголовье скота выросло почти в четыре раза. В результате многие пастбища не успевают восстанавливаться и деградируют. Нужны сертификация скота и плановые ограничительные меры по контролю его количества, но по многим причинам у властей до этого руки не доходят.

 
МОНГОЛЫ И РУССКИЕ — БРАТЬЯ НА ВЕК… НА ОДИН?



Об отношении к русским. Некоторые мои коллеги в Европарламенте не очень понимают, почему Монголия не присоединилась к общему антироссийскому хору и не становится в очередь с требованиями извинений и компенсаций за «советскую оккупацию».

Для этой странности есть простое объяснение, которое сторонники антироссийской консолидации в Европе скрипя зубами вынуждены принимать: для того чтобы не попасть под полный диктат со стороны экономического великана — Китая, Монголия должна опираться на стратегические отношения с Россией в сфере безопасности.

То есть дружба с Россией — это как бы противовес растущему влиянию Китая, готового поглотить Монголию во всех смыслах — от экономики до культурной ассимиляции.

Все это так, но есть и более глубинные причины необычно теплого отношения монголов к русским — на протяжении всего ХХ века именно Советская Россия была главным мотором модернизации страны, мостом в Европу.

Современная Монголия — результат самого положительного русского влияния во всем, начиная от алфавита, системы образования, технических стандартов и заканчивая светским характером государства, уважением к науке и открытостью к лучшему зарубежному опыту.

Однако у нас не должно быть никаких иллюзий. Влияние русской цивилизации уменьшается и в Монголии. Молодежь имеет возможность выбирать университеты в разных странах, и получаемое ею образование в том же Китае, Южной Корее, Японии или странах Евросоюза необратимо меняет характер будущей монгольской элиты. Русский язык знают в основном образованные люди возрастом старше 45 лет. Молодёжь лучше говорит на английском. На этом языке проходили все встречи нашей делегации с монгольскими политиками и общественниками.

 
ВОЗВРАЩЕНИЕ ДАЛАЙНА




И о погоде. За три дня мы побывали в четырех временах года, не покидая Улан-Батора. Особо впечатлил снег и мороз в четыре градуса ниже нуля. И это нормально для сентября в Монголии. Потом, правда, ожидается потепление до плюс 14 градусов.

Если принимать в расчет среднегодовую температуру, Улан-Батор остается одной из самых холодных столиц мира. Из-за длинной и холодной зимы, иссушающих ветров и грязного воздуха деревья в городе редки и выглядят нездоровыми. Газонов как таковых практически нет.

Зато много брошенных котлованов и новостроек. Причина парадоксальна: вдруг резко повысился уровень грунтовых вод, фундаменты стали нестабильными. И это не результат ошибки проектировщиков, а последствие глобального потепления. В Монголии средняя температура повысилась не на один градус, как в среднем по планете, а сразу на два. При этом зимы теплее не стали.

А вот летом погода резко изменилась — пошли дожди, и пустыня зацвела. Подземные реки наполнились водой и стали выходить на поверхность. При подлете к Улан-Батору это хорошо видно — пустыня покрыта как бы вздувшимися венами. Станет ли эта аномалия новой нормой — никто не знает.





Мне в Улан-Баторе повсюду попадались названия, в которых фигурировали слова «Чингизхан», «Тенгри» и «Далайн». Кто такой Чингизхан, знают все. «Тенгри» — это «Голубое небо» — по сути, имя божества, которому поклонялись древние монголы, и не только они.

А вот одно из значений слова «Далайн» — это название древнего моря, которое когда-то покрывало территорию Монголии. Потом оно распалось на отдельные озера и пересохло. Пустыня Гоби — фактически дно бывшего моря.

Историю фрагментации Далайна можно прочитать в фантастическом романе «Многорукий бог Далайна» Святослава Логинова. Когда 15 лет назад я прочел этот томан, мне в самом кошмарном сне не могло привидеться, что стану свидетелем предсказанного в романе возвращения Далайна. Воистину, фантасты намного лучше предвидят будущее, чем гадалки и эксперты...
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Блинский
Россия

Андрей Блинский

Юрист

Командировка в Файзабад

Бизнес-классом

Дмитрий Змиёв
Латвия

Дмитрий Змиёв

Консультант по бизнес-процессам

МНОГО РАЗНЫХ «ПОЧЕМУ»

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Италия засудила украинского наемника на 24 года тюремного заключения

Наверно, есть. Для суда Италии оказалось достаточно. Учитесь, древние укры.Вообще, хороший прецедент создалиитальянцы. Респект им за это.

Гастарбайтер – благо или зло?

Отмывать-то отмывал, а в производство не вкладывался. В результате рынок захватили эстонские судоремонтники.

ОЛЕГА БУРАКА ВПРЕДЬ НЕ ХОТЯТ ДОПУСКАТЬ НА СУДЕБНЫЕ ЗАСЕДАНИЯ

Просто торжество юриспруденческого творчества)Нет ни преступления,ни обвиняемого в суде.Надо идти далее- вынести приговор всем русским оптом....хотя такое уже было...

Россия коварно сдерживает безудержный рост Латвии

https://inosmi.ru/economic/...Напрашивается вывод, что "неблагодарные" Штаты "высекли" Латвию. У страны есть около восьми месяцев, чтобы исправиться, прежде чем она окаже

Русскiй Мiр. От единства духовного к единству политическому

Белоруссия тоже географически близка к Китаю? А вообще сейчас в Риге полно китайцев бродит, а кроме них и всяких прочих прежде невиданных хватает.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.