Занимательная экономика

31.08.2018

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

ИСТОРИЯ РЕСУРСНОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

От Ивана Грозного до Владимира Путина

ИСТОРИЯ РЕСУРСНОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО
  • Участники дискуссии:

    13
    44
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
1. Предисловие


Взгляд на Россию как на ресурсное государство сегодня распространен, и тот факт, что об этом пишут представители самых разных идеологических лагерей — от либералов до неомарксистов — свидетельствует о том, что перед нами не фантазия теоретиков, а самая что ни на есть реальность, которую невозможно не заметить.

Россия в течение последних 500 лет либо стремилась изолировать себя от капиталистической мир-системы, и тем самым жила, опираясь лишь на собственные ресурсы, либо включалась в эту мир-систему и жила продажей этих ресурсов.

В этой работе мы попытаемся кратко и конспективно описать указанные циклы российской истории. Надеемся, это поможет нам лучше понять наше настоящее.
 



2. Что такое ресурс?

Хоть, как уже говорилось, Россия — как современная, так и советская, часто определяется именно как ресурсное государство, но четкого определения ресурса, ресурсного государства, их описания и типологии до сих пор нет. Попытаемся сначала дать такие определения, выделить типы ресурсных государств, проследить их эволюцию и закономерности, а потом рассмотрим их на примере истории России.

Методологической базой нашего исследования будут теория ресурсного государства С.Г.Кордонского, теория экономического раздатка О.Э.Бессоновой, теория мир-системного анализа И.Валлерстайна и связанная с ней концепция истории России Б.Ю.Кагарлицкого.

Ресурсом в специальной литературе обычно называют то, что не создано человеком, а дано ему от природы1. Это могут быть:
 


1) природные ископаемые (нефть, газ, золото, алмазы, руды и т.д.);

2) земля как источник сельскохозяйственной продукции и животные как источник мяса, молока, шерсти, а также сама продукция сельского хозяйства и животноводства;

3) природные ландшафты, наличие моря, целебные воды, привлекающие туристов, больных и т.д.;

4) сами люди как источник рабочей силы (трудовые ресурсы), способность уничтожать живую силу и материальные ценности противника, побеждать и присоединять новые территории (военные ресурсы) и т.д.
 


Однако и предметы культуры, то есть то, что создано человеком тоже можно использовать как ресурсы. Например, ресурсом могут быть:
 


1) знания, информация (информационный ресурс);

2) власть (административный ресурс);

3) деньги (финансовый ресурс);

4) произведения искусства (культурный ресурс).
 


Список этот можно продолжать. В общем нам представляется, что вполне эвристичным является общее определение ресурса, которой дал социолог Симон Кордонский в книге «Ресурсное государство». Краткой и четкой формулировки там нет, но если свести воедино рассуждения Кордонского о ресурсах, то получится следующее2:
 

Ресурсы — это материальные и духовные ценности, которые можно добывать (создавать), собирать, складировать, а затем раздавать и «осваивать» (использовать по назначению).
 

Иными словами, ресурс предполагает существование некоей высшей политической инстанции, как правило, государства, которому ресурсы сдаются и которое их раздает в согласии с представлениями о справедливости, существующими в этом обществе и отображенными в законах и подзаконных актах, а также в обычном праве (обычае, традициях и т.д.). Перед нами редистрибутивная экономика, как называл ее Карл Полани3 или экономика раздатка, как называет ее российский экономист О.Э.Бессонова4.

Ресурс не может находиться в частной собственности, он — собственность государства, которое в таком обществе в идеале владеет всем5.

Работники, назначенные государством распоряжаются ресурсами на правах служебной собственности и в служебных, то есть указанных государством целях (исключение, когда малоимущим сословиям государство выделяет ресурсы для промысла — деятельности по самостоятельному обеспечению жизненных нужд, как например, «дачи» советским бюджетникам с конца 1940-х).

Круговорот ресурсов (цикл сдач государству и государственных раздач) предполагает кроме того, принудительный служебный труд и институт жалоб как обратную связь между распределителями и получателями ресурсов6.

Противоположность ресурса — товар. Он — частная собственность, его можно купить за деньги, им можно пользоваться как угодно, а не только в соответствии с государственным назначением. Наконец, накопление особого рода товара — денег — приводит к превращению его в капитал, который имеет способность к самовозрастанию при его использовании (инвестициях в товары или в рабочую силу), тогда как объем ресурсов при их использовании лишь уменьшается.

Кроме ресурса и товара существует и третий объект экономической деятельности — дар (и связанный с ним отдар). Они функционируют в рамках экономики дара или неформальной экономики, рассмотрение которой выходит за рамки нашего исследования7.


3. Ресурсное государство и его типы


 


Ресурсное государство — это государство, которое «возникло как инструмент управления ресурсными потоками, им же сформированными»8.

Оно противостоит капиталистическому государству9, экономическая деятельность которого основана на капитале как высшей, наиболее развитой форме товара. Рассмотрение капитала и капиталистического государства и общества также не входит в наши задачи, но мы затронем ниже определенные свойства капитала, для выявления характерных свойств ресурса путем сравнительного анализа.

Теория ресурсного государства в целом разработана С. Кордонским, но в ней нет типологизации ресурсных государств. На наш взгляд, существует два основных типа ресурсного государства:
 

 
1) Ресурсно-замкнутое государство.
 
2) Ресурсно-торговое государство.
 


В первом случае люди добывают или производят ресурс, он сдается государству, а затем раздается им по социальным стратам в зависимости от значимости этих страт (называемых С.Кордонским сословиями) с точки зрения идеологии. Таково замкнутое ресурсное государство. Оно само обеспечивает себя всем, то есть это государство автаркийное.

Во втором случае ресурс добывается или производится, сдается государству (хотя это добыча и сдача может внешне маскироваться под капиталистические и рыночные отношения), а затем продается государством за границу, в страны метрополии мирового капитализма.

То есть до границы добытые вещи являются ресурсами, а после нее — превращаются в товары (как остроумно выразился Кордонский, «до границы РФ с ЕС нефть в трубе остается изделием или ресурсом, а после — становится товаром»).

Вырученные деньги частично присваиваются элитой, а частично тратятся на закупку недостающих ресурсов, которые попав в страну, раздаются по стратам (иногда продаются). Внутри страны доминирует добывающе-раздаточная экономика, имитирующая рынок и тесно связанная с различными видами неформальных экономик.

И в первом, и во втором случае в ресурсном государстве есть небольшой локальный сегмент настоящего рынка, но в первом случае на нем торгуют товарами собственного производства (пример — колхозные рынки в СССР), во втором — импортными товарами (современные российские ТРЦ).

Как видим, теория ресурсного государства вполне согласуется с теорией мир-системного анализа И. Валлерстайна10. Ресурсное государство всегда находится на периферии мирового капитализма и имеет два режима существования. Первый — борьба с мировым капитализмом, стремление не зависеть от него, изоляция от мирового рынка, второй — проигрыш метрополии капитализма, вхождение в мировой рынок на правах сырьевого придатка и рынка сбыта дешевых товаров.
 

Переход от ресурсно-замкнутого к ресурсно-торговому государству связан с одной важной особенностью ресурсно-замкнутого государства: оно по природе своей стремится к территориальному расширению ради приобретения новых ресурсов.
 

Это объясняется тем, что для функционирования чисто автаркийной экономики нужно множество разнообразных ресурсов, приобрести которые нерыночным путем можно лишь присоединив территории, которые ими располагают.

Чем больше ресурсно-замкнутое государство, тем больше ресурсов, тем выше уровень жизни политико-экономической элиты, тем больше, соответственно, ее аппетиты.

Однако в определенный момент расширение становится невозможным, как правило, по сугубо геополитическим причинам и рост объема ресурсов прекращается. А ресурсы в отличие от капитала, как хорошо показал Кордонский, при использовании не растут, а уменьшаются.
 


Результатом становится капиталистическая, прозападная «элитная контрреволюция» («перестройка»), в ходе которой элита прямо или исподволь отказывается от идеологии, которая делала ее служилым сословием, отрекается от социальных обязательств перед народом — низшими, производящими сословиями, встраивает экономику в мирсистему капитализма и начинает обогащаться за счет торговлей ресурсами со странами метрополии капитализма.
 


Государство становится ресурсно-торговым. Территориальная экспансия идет медленнее (и в основном связана с необходимостью обеспечить нужды торговли, например, установить выход к морским торговым путям) или вовсе останавливается, в ряде случае государство уменьшается или распадается.

Государство сохраняет сословную структуру (хотя может создаваться впечатление перехода к демократии в тот момент, когда сословная иерархия адаптируется к новой идеологии). Однако элита у нее остается, конечно, прежней (ради интересов этой элиты и производятся «перестройки»).

Элита богатеет, в обществе начинается резкое расслоение по уровню материального благосостояния. Народ, который чем дальше, тем больше остается без поддержки государства, пытается прокормиться разными промыслами11, но это лишь ненадолго продляет агонию ресурсно-торгового государства. Ресурса становится все меньше, а недовольство народа все больше.
 

В конце концов происходит революция — либо консервативная, «революция сверху», либо — народная «революция снизу».
 

Первая революция может попытаться вернуть элиту в служилое состояние путем «чисток» и укрепления вертикали, вторая — свергает и частично уничтожает, частично изгоняет прежнюю элиту.

Историческая задача (не путать с провозглашаемым целями!) у той и другой революции одна и та же — создать новое ресурсно-замкнутое государство, которое накопит ресурсную базу, каковая впоследствии снова будет распродаваться следующим ресурсно-торговым государством.
 


Следует заметить, что идеология этой революции (и возникающего после нее ресурсно-замкнутого государства) совсем не обязательно антизападная.

В истории России были случаи революций, ведших к изоляции от мирового капитализма, но проходивших под лозунгами западничества и открытости западной культуре (эпоха Петра Первого). И наоборот, ресурсно-торговое государство может прекрасно существовать под эгидой антизападнической идеологии (путинская Россия после 2014 г.).
 


В любом случае в период существования ресурсно-замкнутого государства происходит модернизация авторитарного типа (создается промышленность, укрепляются армия и флот, но все это на фоне свертывания политических свобод, усиления контроля за населением и подверстывания его на службу государству).

При «перестройке» же (то есть переходе к ресурсно-торговому государству) объявляются свободы, происходит эмансипация от служилого государства, но одновременно происходит и архаизация, деградация производств и социальных инфрастуктур, кроме тех, которые обслуживают продаваемый ресурс.

Такова схема перехода от ресурсно-замкнутого к ресурсно-торговому государству и наоборот. Изобразим ее графически:

 
 
Ресурсно-замкнутое государство

элитная контрреволюция («перестройка»)

ресурсно-торговое государство

революция сверху или революция снизу

ресурсно-замкнутое государство
 
 

4. Допетровское и петровское ресурсно-замкнутое государство:
от Ивана Грозного до Петра Первого



 

Не будем глубоко уходить в историю, ведь нас интересует связь ресурсных российских государств с мировым капитализмом, а капитализм как мировая система начал формироваться в раннее Новое время. Начнем с допетровской Московской Руси.

Она очевидно представляла типично ресурсно-замкнутое государство. История Московского царства началась с Ивана Грозного, который первым провозгласил себя царем всея Руси. Иван разгромил центр русской торговли — Новгород и несмотря на его торговые контакты с Англией (Россия торговала с Англией лесом и пенькой через английских купцов), в целом он вел политику, ориентированную на экономическую автаркию.

Валлерстайн считал даже, что Грозный сумел «добиться автономии русского государства по отношению к европейской мироэкономике»12. Недостаток ресурсов Грозный стремился компенсировать территориальным расширением. При нем были завоеваны Астрахань, Казань, присоединены Поволжье, Башкирия.

Наконец, при нем был ликвидирован «русский феодализм», и вместо аристократов — частных собственников земель в элите стали преобладать дворяне-помещики — служилые люди, получавшие земельные участки с крестьянами на время службы для обеспечения себя и семей. Большинство из них были военными, составляя ядро армии — конницу, именно их силами и расширялась держава.
 


Грозный был первым русским правителем, который в раже территориального расширения выступил против Запада (Ливонская война). Впоследствии это будут пытаться делать все руководители российского ресурсно-замкнутого государства — Петр Великий, Николай Первый, Ленин, Сталин — с различным успехом, но только однажды — при Сталине — Россия вырвется с орбиты периферийного развития и станет второй сверхдержавой, сравнимой с метрополией мирового капитализма.
 


Смута настолько подорвала хозяйство Руси, что о существенной торговле с Европой и речи не шло. Впрочем, XVII век, по словам Хобсбаума, был веком кризиса, когда и сами страны Европы резко снизили свою торговую активность.

Московия оставалась в состоянии изоляции. Экономика ее была ресурсной (основной ресурс — хлебный, который создавался крестьянами и потреблялся элитой)13. Главным вектором политики оставалось территориальное расширение, а точнее — освоение уже приобретенных территорий.

Единственное достижение, которым могли похвалиться наследники Ивана — первые цари династии Романовых — завоевание Сибири. Поволжье и Урал рассматривались московскими царями как источник земли и крепостных крестьян (так, после завоевания Казанского царства, на его земли были отправлены русские помещики). Сибирь — как источник продуктов питания и пушнины.

Московское царство переживало явный кризис, даже оружие при Алексее Михайловиче московитяне были вынуждены закупать в Европе (не говоря уже о военных специалистах, строителях, инженерах). Запад тем временем создавал свои колониальные империи, которые разбрасывали свои щупальца по всему миру.

Возможно, Россию ждала судьба Китая или Африки, если бы русское общество не выдвинуло из своей среды фигуру Петра Великого.


Петра Первого, произведшего настоящую революцию сверху, обычно с считают западником. Либералы его за это хвалят, заявляя, что он приобщил «варварскую Московию» к европейской цивилизации, «почвенники» ругают, справедливо указывая, что он был жестким, авторитарным правителем и что методы которые выбрал, больше напоминают не европейские, а азиатские в худшем смысле слова.

При этом и почвенники, и либералы все же соглашаются, что Петр приобщил Россию к Западу, ввел ее в круг западных держав. Таким образом, и те, и другие не замечают самой сути дела:
 

в плане политическо-экономическом Петр не приобщил, а наоборот вырвал Россию из сферы влияния Запада,
 

куда она постепенно входила при последних слабых московских царях (его сестра — царица Софья вместе со своим фаворитом Василием Голицыным уже готовила западные, и как бы мы сейчас сказали, либеральные реформы, включая переход к гораздо меньшей наемной, профессиональной армии и упразднение крепостного права).

Петр переломил «перестройку» Софьи и Голицына, провел авторитарную модернизацию, создал мощное ресурсно-замкнутое государство, которое если отбросить внешние атрибуты — европейские костюмы дворян, западные названия приказов и бояр — ничем в сущности не отличалось от служилого государства Московской Руси.

Более того, Петр углубил и расширил крепостное право на все категории населения: ликвидировал институт холопов, приравняв их к крепостным, уничтожил сословие «гулящих», прикрепив все податные сословия к тем местам, где они проживали, ввел обязательную службу для дворян вместо редких военных сборов московской эпохи.

Таким образом Петр создал в России мощные армию, флот, бюрократию европейского образца, полицию, институты светского образования и науки, но самое главное — современную для того века промышленность (прежде всего оружейные и металлургические производства). Интересно, что промышленность эта, как и сельское хозяйство, опирались на труд крепостных работников.
 


Созданная Петром империя сумела не только предотвратить превращение России в колонию Запада, которой она почти уже становилась, но и смогла выступить против Запада, победив в военном конфликте передовую державу тогдашней Европы — Швецию. При этом Петр получил значимые территориальные приобретения, которые существенно расширили ресурсную базу России, к примеру, дали ей выход к Балтийскому морю со всеми вытекающими отсюда преимуществами.
 


Итак, Петр завершил своими преобразованиями первый цикл дореволюционного ресурсно-замкнутого государства. Возможно, если бы народ так не надорвался во время петровской революции сверху, а у Петра нашлись бы достойные продолжатели его дела, Россия бы пошла дальше и не удовлетворилась бы ролью одной из самых мощных стран полупериферии капиталистической мирсистемы, каковой ее сделал Петр. Но история сложилась иначе.


5. Ресурсно-торговое государство XVIII — начала XIX вв.




Наследники Петра — от Екатерины Первой до Екатерины Второй и Александра Первого (пожалуй, за исключением Елизаветы и Павла14), на словах объявляя себя продолжателями петрова дела, в действительности предали его.

Они превратили Россию в ресурсно-торговое государство, элита которого 100 лет — с середины 20-х годов XVIII века до 20-х годов XIX века обогащалось за счет торговли с Западом и главным образом — с Англией. «На долю Англии приходилось в XVIII веке почти половина внешней торговли Российской империи, а в 30-е годы XVIII века — даже более половины»15.

Правда, это была не торговля хлебом, который превратился в основной экспортируемый ресурс уже во второй половине XIX века (в XVIII веке поставщиком хлеба на европейский рынок была Польша), а торговля железом и чугуном.

После Петра осталась мощная металлургическая промышленность, созданная на Урале для нужд армии, но во многом превышающая эти нужды. В аграрной отсталой стране на внутреннем рынке столько металлов, естественно, также не требовалось. Зато на Западе и прежде всего в Англии происходила промышленная революция, которая поглощала огромные объемы металлургического сырья (в Англии строились заводы, машины, возникал паровой флот).

Русские металлы — железо и чугун были невообразимо дешевы в силу того, что для их производства использовался труд крепостных крестьян, приписанных к заводам (были и вольнонаемные и мастера, получавшие оплату, но доля крепостных постоянно росла, а зарплата у вольнонаемных падала). Для крепостных эта работа была барщиной, то есть принудительным трудом на хозяина или на государство, они, в отличие от западных пролетариев, не получали за нее денежное вознаграждение (правда, владелец фабрики обязан был их кормить в голодный год, заботиться об их здоровье и выплачивать им пенсию в случае инвалидности), а себя и свои семьи они кормили с крохотных собственных земельных участков в свободное от барщины время.
 
Естественно, это существенно понижало себестоимость продукции, в которую на Западе входила зарплата рабочего. Маркс возмущался в «Капитале» варварскими методами, которыми английские капиталисты снижали зарплату пролетариев (штрафы, использование женского и детского труда), но оказывается, что рабочим можно вообще ничего не платить, если дело происходит на варварской периферии мирового капитализма!

Продажа металла в Англию превращается в главную статью экономики при наследниках Петра. В 1734 году в правлении Анны Иоанновны был даже заключен договор «О дружбе и взаимной между обеих держав коммерции». Темпы торговли росли «Уже к концу Северной войны Россия вывозила в Англию в среднем 35 тыс. пудов железа в год. После войны экспорт увеличивается стремительно. Уже в 1723 году за границу ушло 360 177 пудов железа»16. В Великобритании между 1754 и 1793 годами от 55% до 74% экспорта железа приходилось на русское железо. В эпоху Екатерины Россия выходит на первое место в мире по производству и экспорту за границу железа17.

Как это всегда бывает в ресурсно-торговом государстве начинается приватизация заводов. Близкие ко двору аристократы получают их в частную собственность. Но даже частные заводы Демидовых и Строгановых работали на основе госмонополии (так, что госкорпорации, которыми руководят друзья правителя, выдумал не Путин, а русские цари из династии Романовых)18.

Сверхэксплуатация не могла не вызвать ответа. На ту же эпоху Екатерины приходится первая народная «революция снизу» против петербургского ресурсно-торгового государства — пугачевщина. Примечательно, что в основном эта революция (которую марксистские историки по аналогии с Германией упорно называли крестьянской войной) разворачивалась в Поволжье и на Урале, то есть в индустриальном центре тогдашней России и активнейшее участие в ней принимали крепостные рабочие уральских заводов (которые не только вливались в ряды восставших, но и снабжали их оружием — пушками).

Примечательно и то, что среди восставших было множество старообрядцев, видевших в петровской империи «царство антихриста» и таким образом мечтавших о возвращении к порядкам Московского царства, когда Россия была в значительной степени изолирована от капиталистической мирсистемы. Мы уже высказывали мнение, что пугачевское восстание было восстанием Московской Руси против Петербургской империи19. Утопичным это восстание делало отсутствие у восставших связей с оппозиционными контрэлитами империи, которые могли бы обеспечить профессиональную организационную и идеологическую поддержку восстания.

«Революция снизу» была подавлена, и российская элита продолжила обогащаться за счет торговли с Англией (не считая краткого перерыва, пришедшегося на правление Павла Первого — он попытался отказаться от связей с Англией и был убит заговорщиками, вдохновляемыми английским послом). Борис Кагарлицкий указывает, что политика Александра Первого, в том числе и зарубежные походы русской армии также тесно были увязаны с интересами английского капитализма, верными поставщиками которого были русские помещики и купцы.


6. Восстание декабристов
и революция сверху Николая Первого




Смерть Александра Первого стала сигналом для выступления дворян-революционеров — восстания декабристов.

У нас редко их рассматривают в контексте других подобных выступлений в странах периферии или полупериферии. Но Кагарлицкий остроумно и тонко сравнивает декабристов с такими же офицерскими восстаниями на периферии — в Турции («младотурки») или в Латинской Америке («чависты») и указывает, что все они имели цель модернизировать отсталую страну периферии сверху и вырвать ее из периферийной зоны.
 

Действительно, декабристы собирались отменить крепостное право, что поставило бы крест на торговле за рубеж продукцией крепостных заводов или крепостных помещичьих хозяйств.
 

Кроме того, некоторые декабристы были настроены откровенно антиевропейски. Показателен пример М.А. Дмитриева-Мамонова, который даже составил проект закона, согласно которому инородцы (в том числе немецкого происхождения) вплоть до четвертого поколения не могли считаться российскими гражданами (под действие этого закона попали бы даже Романовы как носители немецкой крови). Кроме того, этот вождь декабристов планировал присоединение к России всех славянских земель, включая Сербию, и русский контроль над Грецией.

Но история предуготовила России другой путь — восстание провалилось. Однако любопытно, что по-своему, также путем революции сверху эту задачу пытался выполнить и губитель декабристов — Николай Первый.

У нас принято больше обращать внимание на его реакционную внутреннюю политику и гораздо меньше — на его экономический курс, а второе гораздо интереснее первого.
 


В правление Николая Первого развивалась промышленность, была построена первая железная дорога, правительство путем протекционизма защищало российские товары от конкуренции с английскими. Николай ограничил вольности дворян, зато при нем ослабело иго крепостничества (что кажется удивительным лишь на первый взгляд — Николай по-своему пытался увести Россию из ниши сырьевого придатка Великобритании, а значит, для помещиков и купцов-экспортеров исчезла выгода выбивать пот из крепостных крестьян и рабочих).
 


Внешняя политика Николая тоже соответствовала логике перехода к ресурсно-замкнутому государству: это войны на юге и на востоке (стремление к территориальному расширению — это характерное свойство ресурсно-замкнутого государства), вмешательство в европейскую политику (причем не для того, чтобы реализовать интересы Великобритании, как при Александре Первом, а для того, чтобы насадить свои собственные принципы).

Но самое главное — это столкновение с западной коалицией (Крымская война). Когда Россия пытается порвать с ролью сырьевого придатка, Запад начинает против нее как минимум «холодную», а иногда и «горячую» войну.

Однако стать новым Петром Николаю не удалось, и при его преемнике страна снова вернулась в режим ресурсно-торгового государства.

 
Окончание следует
              
     

    
Примечания

1 См. определение ресурса в энциклопедиях и словарях.

2 См. Кордонский С.Г. Ресурсное государство.

3 Полани Карл. Экономика как институционально-оформленный процесс//Полани Карл Избранные работы М., 2010 — С. 56.

4 См. Бессонова О.Э. Раздаточная экономика России.

5 Впрочем, ресурс не всегда принадлежит государству. В средние века, например, университеты на Западе принадлежали церкви, земли и на Западе и у нас также были в церковной собственности, и церковь осуществляла свой внутренний раздаток. Также свой раздаток осуществляет антогонистичное государству профессиональное преступное сообщество и даже выстраивает свои собственные «сословия» («воры», «мужики» и т.д.).

6 См. работы О.Э. Бессоновой.

7 О неформальной экономике см. работы С.Ю. Барсуковой.

8 С.Г. Кордонский. Указ. соч.

9 В этом смысле все ресурсные государства можно отнести к социалистическим в широком, а не в историческом смысле, например, в том, который использовал И. Шафаревич в работе «Социализм как явление мировой истории» (при этом мы не разделяем оценки социализма, данные Шафаревичем).

10 См. работы И. Валлерстайна.

11 О промысловой экономике см. работы А.Б. Павлова, а также нашу работу: Р.Р. Вахитов Промысел как феномен сословного общества // Экономика и управление: научно-практический журнал №1 (135) 2017.

12 См. Кагарлицкий Б.Ю. Периферийная империя: циклы русской истории — М., 2009.

13 Поместный раздаток по О.Э. Бессоновой.

14 Любопытно, что за свое короткое правление Павел (около 5 лет) успел расширить территории России, присоединив Аляску, Ионические острова и Картли-Кахетинское царство.

15 Кагарлицкий Б.Ю. Указ соч. — С. 139.

16 Кагарлицкий Б.Ю. Указ соч. — С. 148.

17 Кагарлицкий Б.Ю. Указ соч. — С. 148.

18 Кагарлицкий Б.Ю. Указ соч. — С. 130.

19 Р.Р. Вахитов Евразийский герой Салават Юлаев.

     

     

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

ИСТОРИЯ РЕСУРСНОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО — 2

От Ивана Грозного до Владимира Путина

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«В судьбоносный момент нужно быть со своими»

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

По «русской схеме»

США начали подготовку к раскулачиванию китайских активов

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Почему России невыгодно включение в свой состав Беларуси

Дядя, купи Прибалтику: Трамп расширяет границы возможного в геополитике

Переход на личности запрещен Уставом клуба, хотя вы правы, некоторые проскакивают. За всеми не уследишь, тем более, в нынешних условиях, когда нашим товарищам запрещено заниматься

«Наших бьют!»

Истребительный батальон — военизированное, добровольческое формирование советских граждан, способных владеть оружием, состоявшее в первую очередь из партийных, хозяйственных, комсо

Россия/Запад – кто кого?

Не сомневаюсь, Юрий Васильевич. Посмотрю попозже, ближе к вечеру.Про Третьякова. Он автор   концепции "Суверенная демократия".Как-то наткнулась на фразу - "Россия будет прир

Виктор Алкснис: Предполагалось провести интернирование видных «демократов»

Нас толкнули, мы упали, нас подняли, мы пошли. И вообще, наше дело телячье, обосрался и стой. Какая, к черту инициатива, во времена застоя во все щели государственного управления в

Улыбка

Нам всегда хочется верить в сказки, пускай даже с несчастливым концом, но... в жизни такого не бывает. Увы...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.