Лечебник истории

19.06.2019

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

История Прибалтику ничему не учит: как школьная рефрма в Российской империи провалилась

История Прибалтику ничему не учит: как школьная рефрма в Российской империи провалилась
  • Участники дискуссии:

    9
    21
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Посмотрев на то, как детям в Российской империи преподают литературу другого народа на неродном языке, известный ученый, будущий член-корреспондент Академии наук с грустью констатировал: «Мне искренне жаль преподавателя». Уточню сразу, что речь пойдет не о сегодняшнем дне, а о том времени, когда впору было создавать Штаб защиты латышских школ.

В конце XIX века власти Российской империи решили повысить в Курляндии, Лифляндии и Эстляндии роль государственного языка. Увы, впервые за почти что двести лет российского владычества в Прибалтике была допущена серьезная ошибка: начался перевод латышских, эстонских и немецких школ на русский язык обучения.

В других сферах языковое законодательство по-прежнему оставалось весьма либеральным: по-прежнему в Риге висели вывески на негосударственном языке, по-прежнему в Рижской думе делопроизводство по воле депутатов велось на немецком, а вот маленьких детей в школах заставляли учиться на чужом им языке. Печальный исторический факт.


© Zudusi Latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka Открытка с видом улицы Марияс в Риге, начало XX века

Разумеется, этот перевод школ на чужой язык обучения вызвал острейшее недовольство латышей, эстонцев и балтийских немцев. Сегодня можно только гадать, в какой мере школьная реформа повлияла на то, что революция 1905 года в Российской империи оказалась куда более мощной в Лифляндии и Курляндии, чем, к примеру, в той же Псковской губернии.

«Жаль преподавателей»

А как повлияла та, давняя реформа, на качество образования? Однажды власти провели весьма необычную проверку. Посмотрим, что же написано в старых, забытых ныне, документах…


© РИА Новости Главное здание Тартуского государственного университета

В 1910 году руководство Рижского учебного округа решило использовать такой способ оценки качества обучения в средних школах: группа профессоров Юрьевского (ныне Тартуский – прим. автора) университета ездила по городам Курляндии, Лифляндии и Эстляндии. Профессора посещали уроки в школах, а потом предоставили письменные отчеты о том, что видели.

К несчастью для авторов «школьной реформы», ученые оказались принципиальными людьми. И написали в своих отчетах то, что думали и видели, – показали, так сказать, реальную картину.

Обратим внимание лишь на два отчета. Один из них написан профессором истории литературы, будущим членом-корреспондентом Петербургской академии наук Евгением Вячеславовичем Петуховым; второй – профессором истории Иваном Ивановичем Лаппо.

Евгений Петухов сообщил в отчете, что посетил Ригу, Ревель (Таллин), Митаву (Елгаву), Виндаву (Вентспилс), Либаву (Лиепаю), Венден (Цесис) и, конечно же, ознакомился с обучением школьников в Юрьеве (Тарту).

Заметим, что оценка последствий «школьной реформы» в задачу профессоров не входила, они должны были лишь оценить, как преподаются конкретные предметы.
 
Однако оказалось, что язык обучения заметно влияет на усвоение знаний.
Евгений Петухов прямо написал: в Прибалтике русскую литературу учителю преподавать сложнее, так как язык обучения в школе для большинства учеников неродной. К тому же русская литература не так близка им, как гимназистам в школах русских губерний.

Рассказывая о том, как педагог на уроках русской литературы говорил о произведениях, «полных национального содержания», профессор Петухов весьма эмоционально констатировал: «Мне стало искренне жаль преподавателя, с трудом искавшего путей в эти юношеские души…».

Урок литературы, по его мнению, мог пройти «без удовольствия и почти без пользы». В результате, отметил ученый, среди преподавателей появились морально уставшие, излишне нервные.

Бессмысленное преподавание

Если профессор Евгений Петухов сочувствовал учителю, то Иван Иванович Лаппо делал упор на то, как ученикам мешает усваивать знания преподавание на чужом для них языке. Уточним, что профессор Лаппо должен был писать отчет лишь о том, как в гимназиях изучают историю. Но так как проблема языка образования была вопиющей, ученый не мог не отразить ее в своем отчете.

Заметим, что Иван Лаппо – человек, позднее получивший признание в одном из Балтийских государств. После Октябрьской революции этот ученый эмигрировал из советской России, преподавал в ряде зарубежных вузов, в том числе в Каунасском университете имени Витаутаса Великого. И, живя в Литовской Республике, был удостоен литовского ордена Гедиминаса III степени.


© Public domain. wikipedia Иван Иванович Лаппо

А во время проверки, которая проходила в 1910-1911 годах, профессор Лаппо, готовя отчет по итогам посещений уроков, для большей убедительности приводил курьезные примеры. Так, он отметил, что учащиеся занимаются мысленным переводом со своего родного языка на русский устоявшихся выражений. В результате, такой ученик, порой, произносил смешные фразы. Например, вместо «вышел из гимназии» мог сказать «выступил из гимназии».

Иван Иванович пояснил, что из-за недостаточного знания многими учащимися русского языка «рассказ преподавателя не всегда достигает своей цели». К тому же, ученик во время рассказа педагога должен был воспринимать новые для него слова на слух. В результате, дети порой воспринимали эти слова искаженно. Например, путали схожие на слух термины «совещание» и «завещание». Искажались и имена исторических деятелей, к примеру, имя известного арабского полководца, султана Египта Саладина произносилось детьми как Садалин.

Профессор Лаппо отметил в своем отчете, что недостаточное знание учащимися русского языка заставляет преподавателя особенно близко держаться учебника. То есть, для того, чтобы дети могли осмыслить сказанное преподавателем, он старался на уроке говорить лишь то, что ученики могли тут же прочесть. Безусловно, преподавание, при котором педагог зачитывает учебник или наизусть повторяет написанное в нем, обедняло урок.

С тревогой писал профессор и о реакции педагогов на плохое знание госязыка. «Чрезмерное повышение репрессий за второстепенные ошибки в русском языке вызывает недовольство русской школой», – отметил Иван Лаппо.

Итак, профессора написали отчеты, чиновники прочитали… Увы, это не привело к отмене «школьной реформы». Однако учиться на неродном языке латышам, эстонцам и прибалтийским немцам оставалось недолго…

В 1918 году были провозглашены Эстонская Республика и Латвийская Республика. В Эстонской Республике образование давалось не только на эстонском – был принят Закон о культурной автономии, согласно которому меньшинства имели право открывать свои учебные заведения.

В Латвийской Республике в 1919 году был принят закон «Об образовании», гарантировавший национальным меньшинствам право обучать детей на родном языке. Тогда это казалось естественным решением и единственно возможным вариантом…
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Агент Золя. Латышский стрелок на службе советской разведки в Париже

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

Латвия и Мальта: исторические параллели и перпендикуляры

Влад Богов
Латвия

Влад Богов

Историк-краевед

С Днем лесных братьев, кунги?

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

ТИХО БРЯКНУТЬ НЕ ПОЛУЧИТСЯ…

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.