У соседей

08.02.2016

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Испытание беженцами

Для консервативной Литвы

Испытание беженцами
  • Участники дискуссии:

    15
    22
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Свержение советских режимов на Ближнем Востоке стало для Европейского союза своеобразным ящиком Пандоры, который очень уж хотелось открыть, но содержимое вовсе не обрадовало: искали демократию и толерантность, а вытащили хаос и насилие.


Мультикультурализм трещит по швам

К удивлению руководителей объединенной Европы, львиная доля так называемых «беженцев», хлынувших миллионными потоками в страны ЕС, вовсе не планируют «интегрироваться» в европейскую реальность. Они, наоборот, считают, что им как минимум должны, а как максимум и вовсе собираются мстить западным обывателям за разрушенную мирную жизнь.

Выстрелом «Авроры» для инициаторов политики «мульти-культи» громыхнула отвратительная бойня, устроенная исламистами в Париже. Затем было грустное Рождество в Брюсселе, прошедшее в ожидании терактов.

Венцом этой трагикомедии стали массовые нападения мигрантов на женщин, произошедшие в новогоднюю ночь в немецком Кельне и в других городах старой Европы.

После этих событий власти ведущих европейских государств, еще в сентябре прошлого года договорившиеся о распределении квот по размещению беженцев, медленно, но верно стали отрекаться от собственных принципов и принимать меры к ограничению миграционных потоков.

Особого внимания заслуживает тот факт, что пионерами в этом деле стали страны Скандинавии, давно известные в мире своими либеральными свободами, а это значит, что мультикультурализм просто трещит по швам.

Например, Финляндия объявила, что планирует экстрадировать около двух третей от общего числа прибывших мигрантов, то есть примерно 20 тысяч из 32. А «икона либерализма» — Швеция вышлет не менее 80 тысяч человек.

Думается, что такие жесткие решения принимаются не потому, что европейские элитарии вдруг кардинально изменили свою позицию по вопросу беженцев, а скорее по причине того, что давление общества на органы управления стало просто беспрецедентным.

Промедление в данном вопросе может не только открыть путь во власть крайне правым, но и стать причиной настоящего социального взрыва на межэтнической почве.

Кроме того, рост антимигрантских настроений в государствах «ядра» Евросоюза естественным образом находит свое отражение в народных массах так называемых «новых членов» и ранее слывших весьма проблемными с точки зрения восприятия обществом европейских ценностей.

Поэтому совсем не зря министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус пришел к выводу о том, что 2016 год станет настоящим испытанием на прочность для Шенгенской зоны, так как страны ЕС «все активнее отгораживаются друг от друга», а закрытие государственных границ приобретает характер «эффекта домино».





Есть такое слово «надо»: беженцев придется принимать

Между тем в самой Литве проблематика мигрантов уже используется различными силами в преддверии проведения парламентских выборов осенью 2016 года, а в дальнейшем вполне может стать поводом для весьма серьезной внутриполитической дискуссии в литовском обществе.

Согласно решению Европейской Комиссии, Литовская Республика в ближайшие два года будет вынуждена принять больше тысячи беженцев из Сирии и Ирака. Не исключено, что их количество может увеличиться до 10 тысяч человек.

Безусловно, основные массы мигрантов будут рассматривать Литву не как конечную точку маршрута, а скорее как трамплин для «прыжка» в Западную Европу. Но даже этот транзит приведет к образованию крупных общин выходцев из Ближнего Востока на территории Литвы.

Такая ситуация станет совершенно новым явлением для литовского руководства, а отсутствие у чиновников и полиции практического опыта работы с массами мигрантов вполне могут привести к возникновению дополнительных рисков криминогенного характера.

При этом нужно учитывать, что литовское общество достаточно однородно в этническом плане и весьма консервативно в своих убеждениях, а государственная власть не может избежать конфликтов даже с относительно близкими национальными меньшинствами русских и поляков, не говоря уже об адекватном понимании далекой арабской культуры.

Например, основным камнем преткновения в отношениях властей Литвы и польской общины является вопрос права литовских поляков на родную транскрипцию названий улиц в местах компактного проживания и польскую версию написания имен в паспортах.

А теперь представим себе, как отреагирует электорат литовских консерваторов на появление женщин в парандже в общественном транспорте, торговых центрах и ресторанах?

Другим проблемным вопросом, скорее всего, будет рост социальной напряженности, связанной с государственными расходами по пребыванию мигрантов. Обнародованные суммы в 600 евро, которые правительство планирует выделять ежемесячно на обеспечение одного беженца, уже вызывают гнев и возмущение среди малообеспеченных слоев населения.

Литва, прямо скажем, не самая богатая страна Европы, и политикам будет очень сложно объяснить, почему пенсионер с 30-летним стажем получает 200 евро и платит из них около 150 евро за квартиру, а «пришелец» из Ирака находится в гораздо лучших условиях?

Конечно, можно ответить, что большая часть средств на содержание беженцев поступит в Литву из бюджета ЕС, однако тогда гражданам начнет казаться, что для властей Евросоюза значительно важнее пришлые мигранты, чем коренные литовцы, вдруг оказавшиеся на вторых ролях в собственной стране.





Кроме того, обыватели обязательно вспомнят о том, что и сама Литва — страна с большим миграционным потенциалом, правда, в большей степени выездным.

Это объясняется тем, что уровень безработицы в Литве выше среднего в ЕС и по данным Евростата составляет около 9,5%, по причине чего многие молодые и активные литовцы в поисках лучшей доли уезжают за границу, в основном в государства Западной Европы.

В результате численность населения Литвы значительно упала — с 3,7 миллиона в 1989 году до 2 миллионов 890 тысяч в 2015 году и, по прогнозам специалистов, к 2030 году уменьшится еще на 20%.

Такая негативная демографическая тенденция еще в большей степени усилит спекуляции и фобии среди населения. Ведь допущение, что «наш маленький народ вымрет, а на его земле будут жить другие» — самый страшный кошмар для любого прибалта, в ментальности которого центральное место всегда занимает сохранение собственной идентичности и уникальной культуры.

Однако литовское государство, бюджет которого примерно на треть формируется из дотаций ЕС, вряд ли будет в состоянии перечить воле Германии и наднациональных элит Евросоюза. Поэтому беженцев придется принимать, с ними нужно будет работать.

И Литве целесообразно уже сейчас начинать готовиться разделить с остальными членами ЕС ту часть глобальной ответственности, которую несет на себе участие в проекте «единой Европы».
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

Беженцев отправят на атомную станцию

Игналинскую

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

США ввели санкции против Литвы

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

НАТО у границ Беларуси: милитаризация балтийского региона продолжается?

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

СУД КАУНАСА ОСТАВИЛ ПАЛЕЦКИСА В ТЮРЬМЕ…

Польша создала для белорусов своего Навального

НЕХТА прокатывает старые сказки в новом формате, это очевидно всем, собственно, что и Путило - это просто стрелочник. В прошлый раз активная накачка была ровно 10 лет назад, перед

Принимая во внимание исторические обстоятельства...

И что, в Латвии найдутся нищеброды готовые гоняться за коровами за какие-то жалкие 20 миллионов? Просто отчитаются на бумаге.

Эмиграция оправдана только в одном случае

Это не так. Представьте, что в Лавтию иммигрировал главный бухгалтер из Буркино Фасо. В Латвии его сразу возьмут гл. бухгалтером (даже выучи он латысшкий язык)? Нет же. Так и на

Характер современного капитализма в мире и в Латвии

как связан прогресс, и производительность с поп-культурой?

ГДР: «мрачное царство» штази или социализм с немецким лицом?

отправить его на недельку в реальный социализм  На Мальту, например. Году так в 1973-м разговаривал я с англичанином. И он мне сказал, что на Мальте социализм. "What kind of s

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.