Есть тема

12.12.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Иранский гамбит: кто стоит за массовыми протестами в ИРИ?

Иранский гамбит: кто стоит за массовыми протестами в ИРИ?
  • Участники дискуссии:

    11
    20
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Горючее для исламской революции

15 ноября правительство Исламской республики Иран неожиданно заявило о сокращении субсидирования цен на топливо. Тотчас же в стране начались народные волнения. Цены на бензин в ИРИ – невысокие. Точнее – на каждый автомобиль существуют квоты на дешевый бензин. Все, что сверх нормы, приходится покупать по рыночной цене. Вот эти свободные цены и выросли теперь втрое.

При этом заплаты большей части населения – низкие тоже. А повышение стоимости горючего означает проблемы не только для автомобилистов, но и автоматический рост цен на другие товары и на проезд в общественном транспорте. Все это прежде всего больно ударит по беднейшим слоям населения.
Народ вышел на улицы, по разным данным, от двух десятков до 189 городов. Общее число демонстрантов составило около 87 тысяч. 
При этом протесты сопровождались высоким уровнем эксцессов. С одной стороны, полиция и силы Корпуса стражей исламской революции (КСИР) активно применяли для разгона протестующих огнестрельное оружие. По сообщениям из Шираза, над жилыми кварталами летали вертолеты, из которых велся огонь. 106 человек было убито, свыше 1000 — арестовано. Впрочем, существуют и другие цифры. Газета «Нью-Йорк Таймс» говорит о числе убитых от 180 до 450 человек. «Национальный Совет сопротивления Ирана» в эмиграции – о 1000 убитых, 4 000 раненных и 12 000 – арестованных.

С другой стороны, протестующие также не отличались пацифизмом.

Особенно ожесточенные столкновения происходили в бедняцких районах Тегерана. В Шахре-Кодах был сожжен дом старого мэра. Бунтари поджигали дома стражей исламской революции и банки. В Фардисе был сожжен банк «Сепах» и еще 24 банка. Всего было подожжено и разграблено более 100 банков и 57 крупных магазинов. Министерство разведки и разведывательная организация КСИР заявили о ликвидации 140 «террористических групп», до и во время нынешних беспорядков. 

В стране временно был отключен Интернет и прервана связь с внешним миром.

Коммунисты против исламистского неолиберализма

В русскоязычном сегменте Интернет волнения в Иране по большей части трактуются как «заговор США и ЕС». Говориться и о том, что в повышении цен на топливо нет ничего страшного. Что оно никак не связано с тяжелым экономическим положением страны. И предпринято лишь для того, что бы предотвратить спекулятивный вывоз дешевого иранского бензина в соседнюю Турцию и другие страны. Что «пятая колонна», поощряемая монархиями Персидского залива и Западом, годами готовили иранский «Майдан». И повышение цен – только повод.
 
По сути, такая трактовка является повторением лишь официальной версии некоторых властей ИРИ. Да и то – в усеченном варианте. Даже иранские государственные СМИ трактуют события не так однозначно.
На самом деле, не все так просто. Разумеется, внешние силы стремятся использовать любые внутренние сложности Ирана для его ослабления. На самом деле, политическая и экономическая ситуация в ИРИ слишком сложна, что бы все можно было списать на конспиралогию.

Протесты иранцев поддержали самые разные силы. Включая различные левые группировки Ирана, в прошлом – весьма влиятельные, но загнанные клерикальным режимом в глубокое подполье. В своем заявлении Коммунистическая партия Ирана так прокомментировала происходящее:

«Люди осознали, что режим отнимает их хлеб под разными предлогами, в то время как продолжает тратить на собственные амбиции регионального лидерства и поддержание гигантской репрессивной машины, а также государственную поддержку суеверий и отсталых идей, служащих для соблазнения наименее защищенных слоёв общества. Эти люди своими глазами видели, как угнетённые восстали в Эквадоре и Чили, в Гаити, в Египте, во Франции и в Пакистане, Алжире, Ливане, Ираке. Ключевую роль во всех этих восстаниях, катализатором протестов, был натиск, с которым капиталистические правительства, ведомые неолиберальной повесткой, били по самым бедным слоям общества».

В заявлении КПИ действия «революционного» иранского правительства прочно связываются с международной неолиберальной практикой. Здесь также разбирается и возможная тактика восставших. Прежде всего, указывается на то, что нельзя недооценивать «репрессивную силу режима».

Иранские коммунисты констатируют, что с учетом существующего баланса сил протестное движение может победить только в локальных сражениях. Поэтому предлагаются повсеместные выступления, что бы растянуть полицейские силы и ослабить их степень контроля над ситуацией.

«Такое будет возможно только при комбинации различных методов борьбы, а не лишь бесконечной обороне на главных городских площадях или перекрытии центральных улиц и автомагистралей» — заявляют коммунисты Ирана.

Особое внимание, по их же мнению, должно уделяться безопасности лидеров движения, которых политическая полиция будет стараться захватить первыми. Существенным недостатком движения является отсутствие связи уличных протестов с забастовками на заводах. По мнению КПИ, именно общенациональная забастовка может стать решающим инструментом борьбы. Необходимо и широкое вовлечение в движение иранских женщин, крайне угнетенных режимом аятолл.

В заключении иранские коммунисты призывают:

«Нельзя допустить, чтобы неолиберальные буржуазные ораторы или их прикормленные буржуазные оппозиционеры исказили природу протестного движения».

Заявление в поддержку социальных протестов приняла и иранские левые из «Моджахеддин э-Хальк», лидирующая в Национальном Совете сопротивления Ирана. 3 декабря «Организация народных моджахедов» провела в Париже акцию солидарности с протестующими в Иране. 

Однако проблема состоит в том, что большинство левых организаций открыто действуют лишь в эмиграции. В самом Иране такие бывшие левые радикалы, как «народные моджахеды» или «федаяны» — давно загнаны в глубокое подполье. Даже Компартия Ирана, в полном согласии с Москвой и КПСС пытавшаяся играть роль «конструктивной оппозиции» исламистскому режиму, подверглась в свое время жесточайшим репрессиям.

Однако в реальности политическая ситуация не такая однозначная, как принято ее изображать в либеральных СМИ.

Ставка на дохлого мустанга

Ситуацию прокомментировал нам Сергей Богдан, научный сотрудник Свободного университета Берлина. Он ведет проект по изучению шиитского исламистского движения и незадолго до описываемых событий посещал Иран. Сергей Богдан говорит:

- На самом деле, эти выступления не похожи на попытку повалить режим. На мой взгляд, они носят прежде всего социальный характер. При этом очень важно понимать политическую реальность, сложившуюся в Иране. В действительности она сильно отличается от той картинки, которую нам рисуют западные СМИ.

Исламская республика Иран – все же не тоталитарное общество. Здесь на деле существует разделение властей, в значительно большей степени, чем во многих странах Восточной Европы. Тут существует три ветви власти, которые сотрудничают между собой, а иногда – и враждуют. А за преобладание в руководстве государства действительно соперничают различные политические силы.

Первая ветвь – это исполнительная власть. Здесь она представлена правительством и президентом, который его возглавляет. Вторая – это депутаты меджлиса, которые достаточно самостоятельные и могут по многим вопросам сказать «нет». И третья власть – судебная. Но вот духовных авторитетов я бы не стал выделять в самостоятельный вид власти. Позиция верховного аятоллы весома, но не стоит преувеличивать ее значение.

Решение об повышение цен было принято президентом ИРИ Хасаном Рухани и его министрами, которые представляют фракцию либеральных реформаторов во власти. Но сегодня, по мнению Сергея Богдана, эти министры – «хромые утки». С 2010 года они обещают нормализовать отношения с Западом в обмен на уступки со стороны Ирана. Президент Рухани пришел к власти под этим лозунгом. Условно «консервативные» фракции во власти ИРИ со скрипом, но согласились с этим. Их и верховного духовного лидера именно в этом контексте удалось уговорить пойти на ядерную сделку с Западом.

Иран пошел на уступки, но заметных улучшений в отношениях с Западом – не последовало. А затем президент США Дональд Трамп и вовсе разорвал договор по ядерной программе.

Наш собеседник продолжает:

- Тогда министры-реформаторы сказали: «Европейцы что нибудь придумают». Но прошло время, и стало ясно — политики ЕС также бояться пойти против американцев. Ведь они тоже находятся под угрозой все тех же санкций. Но Рухани продолжал все ту же линию – надо сделать еще уступки, и тогда нам наконец дадут «печеньку».

Было подготовлено еще два соглашения. Один из них позволяет контролировать финансовые потоки Ирана, другое – посвящено борьбе против организованной преступности и «терроризма». Смысл же заключается в том, что после подписания этих документов Тегеран не сможет финансировать организации, которые не нравятся Вашингтону.

Однако в этот раз меджлис не поддался на очередные обещания «потерпеть еще немного». В конце концов, еще достаточно свеж пример Каддафи, который тоже нормализовал отношения с Западом. И чем это закончилось? Подписание двух вышеупомянутых конвенций было отложено. Хасан Рухани и его люди много обещали, но ничего не сделали. Реформаторы поставили на одного коня, но он оказался – дохлым.

Отдельный вопрос – экономика. При президенте Рухани условия для ее развития были лучше, чем в правление Махмуда Ахмадинежада. На некоторых предприятиях по полгода не выплачивается зарплата, а для подавления рабочих выступлений активно привлекается полиция. Падение же курса риала в правление реформаторов – беспрецедентное. Тогда пролиберальное правительство и приняло решение – повышать цены на топливо.

И теперь на реформистов в правительстве злы не только бородатые консерваторы, но и масса простых людей. Именно они выходят на улицы Тегерана и других городов. К первым искоркам «бензиновых протестов» присоединились все недовольные.

Сергей Богдан говорит, что иранские СМИ по-другому освещает выступления, чем это принято считать на Западе.
 
Пресса в Иране, даже государственная, может иметь достаточно самостоятельную точку зрения. Конечно, крайние действия демонстрантов всячески осуждаются. Но тем не менее гласно и негласно признается – у людей есть основания для недовольства.
В 2009 году беспорядки в связи с президентскими выборами однозначно освещались как «фитна» — нелегитимный бунт. Теперь такая характеристика не применяется. С самого начала некоторые аятоллы, каждый из которых служит для той или иной группы верующих шиитов «источником подражания», заявляли, что правительство допустило ошибку с повышением цен на топливо. Но разумеется, призывали оставаться в рамках права. А недавно выступил весьма влиятельный в ИРИ человек – председатель Верховного исламского суда Эбрагим Раиси. Он сказал – люди имеют право протестовать, но мы должны разбираться с теми, кто нарушает закон и уничтожает частную собственность

Раиси – представитель противостоящей реформаторскому сегменту силы. Многие называют ее консервативной, а наш собеседник считает приверженцами ценностей исламской революции. Схожую позицию по протестам занимает и мэр Тегерана, которого многие называют «Реза-шахом», то есть иранским «Сталиным», способным навести порядок.

Существует и еще более своеобразная точка зрения, согласно которой враждебные внешние силы проникли в органы государственного управления и с помощью неадекватного повышения цен на топливо спровоцировали народ на бунт. С такой версией выступил глава «Организации гражданской обороны Ирана». 
 
Кстати, представители свергнутой династии Пехлеви в эмиграции попытались также как следует получить пиар на этих событиях. Однако поддержка у них внутри страны крайне невысока.
А вот либеральная оппозиция, по мнению Сергея Богдана, заняла с начала странную позицию. Первое время ее лидеры в основном хранили молчание. Но это объяснимо – ведь реформаторы в правительстве достаточно близки им по взглядам. И только недавно находящиеся под домашним арестом вожди либеральной оппозиции разразились грозной риторикой. Сам же президент Ирана Хасан Рухани заявил, что цены на топливо подняли яко бы без его ведома. И о происшедшем он, дескать, узнал из газет.

Как считает научный сотрудник Свободного университета Берлина, больше всего от протестных выступлений выиграли представители «революционно-исламского» крыла во главе с Эбрагимом Раиси. Они надеются одержать победу над прозападными реформаторами на выборах в меджлис, предстоящих уже в следующем году, и на выборах президента – через два года. Верховный судья Эбрагим Раиси имеет немалые шансы победить на них, а затем стать и верховным духовным лидером Ирана.

Программа же приверженцев «истинных ценностей» исламской революции декларирует значительно большую роль государства в экономике, жесткий курс в отношении Запада и более взвешенную социальную политику.

Различные же протестные силы Ирана, в том числе и находящиеся в подполье левые организации, надеются в будущем нарастить потенциал народного сопротивления клерикальному государству и исламистской модели капитализма.

На сегодня же протесты пошли на спад. Что касается цен на бензин, из-за которых все началось, то они остались прежние. Однако власти добавили дополнительные квоты на дешевое горючее некоторым категориям населения, пробуют пересмотреть систему квот и облегчить получение доступа к ней.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алексей Беляев
Беларусь

Алексей Беляев

Кандидат исторических наук

Вирус ненависти против коронавируса: как развиваются отношения США и Ирана

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

ТРАГЕДИЯ В ВОЗДУХЕ НАД ТЕГЕРАНОМ: Возможен ли конфликт между Стражами исламской революции и армией?

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

Размен уже состоялся: почему не будет войны между США и Ираном

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

УБИЙСТВО ИРАНСКОГО КОМАНДУЮЩЕГО СПЕЦНАЗОМ: ПРЕДВЫБОРНЫЙ ПИАР ИЛИ НАЧАЛО ВОЙНЫ?

Гибель высокопоставленного генерала ИРИ Касема Сулеймани встревожила весь мир

Почему эмигрантам стыдно быть русскими

Невозможно сравнивать россиян 19 века, которые победили объединенную армию Европы под руководством Наполена, дрались с турками за освобождение турецкого ига в Болгарии, за свободу

Почему Даугавпилс отказывается от русского языка

Ваша партия называется по-латышски, т.е. Вы переводите НА русский, а не наоборот, хоть бы ЭТО могли сообразить ?!? Понимаю, трудно....

Мирослав Митрофанов: не вижу большого потенциала в конкуренции с «Согласием»

"Всю работу делало "Равноправие"....во-во, по РАЗВАЛУ всего чего только можно !!! Результат ТОЙ "работы"....мы сейчас и видим. Как тогда, на 100% СОГЛАСИЛИСЬ с шаДуриком, так и теп

Шестой раздел Польши

К сожалению, это не фраза. Это образ мыслей добрых двух третей наших современников. Насчёт глупый, это верно. Если уж здесь, в остатках всё-таки не совсем пропащего клуба, люди шар

Латвия обещает IT-специалистам из Белоруссии «пряники», а о «кнутах» молчит

Что-то я не заметил здесь иностранных языков-------Вы не понимаете! Они думают, что это всё на иностранных языках.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.