Своими глазами

16.08.2015

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

И всё-таки мы непобедимы...

Как в СССР делали пивные банки

И всё-таки мы непобедимы...
  • Участники дискуссии:

    12
    26
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Эта история случилась на самом закате СССР — при покупке одним из рижских производителей пива автоматизированной линии по производству этого чудодейственного напитка у немцев.

Прелесть линии была в том, что обслуживало ее всего три человека (для начала 80-х годов — невиданный уровень автоматизации), что автоматом решало проблему дефицита кадров, а разлив пива производился в диковинные для того времени банки, а не привычные бутылки.

Однако эффективные менеджеры (а такие присутствовали уже тогда) из вышестоящей инстанции (а таковой в те времена были партийные органы, те самые, которая «ум, честь и совесть») уверенно и безапелляционно заявили: «А вот хрен вам на все ваше пивное рыло! Ишь, что удумали! Всю линию целиком, плюс экстракт, плюс сами банки... этак на вас валюты не напасешься! Хватит с вас одной линии разливки! А пиво и банки мы и без сопливых швабов делать в состоянии, чай не сложнее танка!..»

Сказано — сделано, цех разливки был выцарапан из общей линии, тожественно доставлен и смонтирован в специально отремонтированном под линию, здании.

Правда, из-за того, что линия была неполной, все, что происходило до разливки обслуживало 12 человек. Ну да хрен с ним, они все равно стоили дешевле, чем столь драгоценная валюта.


И вот в самый ответственный момент, когда пора была резать ленточку и ставить приятные цифры и слова во всякие отчеты, проявились сразу несколько неприятных сущностей, первой из которых — это те самые банки, которые в нашем исполнении, сцуко, от пива коррозировали и выглядели... как бы помягче сказать... ну очень нетоварно...

Самое противное — ушки, которые в 99 случаях из ста отрывались от банки, но категорически не хотели открывать содержимое.

Торжественный пуск отложили, весь кадровый состав, обслуживающий линию, отправили на помощь подшефному колхозу, а через высокое начальство в Москве пробили срочный внеплановый заказ институту стали и сплавов — разработать-таки банки, не уступающие по качеству и потребительским свойствам немецким.

Одним словом — началась экономия.


Прошло каких-то полгода, когда ученые лбы отчитались об окончании своей разработки, которая, после включения в пивную банку и ее ушко элементов из титана, стала-таки соответствовать производственным требованиям пивоварения.

Правда, сама пивная банка стала стоить столько же, сколько стоил бы ее дневной расход, купленный за валюту, но главная цель была достигнута:

а) народ занят делом;

б) гадам-капиталистам наша валюта не досталась.


Кадровый состав срочно отозвали из колхоза, где они успешно строили коровник, и поставили «к станку».

Линия запустилась — и...

Оказалось, что наше, отечественное пиво гуще, чем иностранное, в связи с чем форсунки на разливе забиваются на втором часу работы.

Волевым решением, продиктованным «умом, честью и совестью», линию решили больше не останавливать, а принять на работу еще 9 (девять) человек, которые в три смены будут прочищать форсунки, пока еще один институт, вне плана и в срочном порядке, будет разрабатывать и тестировать рецепт нового пива.


Прошло еще полгода.

Видя такой разгул экономии и эффективности, на предприятие засобирались практически все контролирующие инстанции — от КГБ (дело все-таки касалось поставок за валюту) и ОБХСС (который был заинтригован разительным отличием плана затрат от факта) до всех профильных министерств и ведомств, которые были впечатлены размахом инноваций, где вместо трех технологов-пивоваров, выпускающих популярный пролетарский напиток, трудилось уже больше 20 человек плюс два НИИ, один из которых — оборонного значения...

Видя, что война за эффективность разворачивается нешуточная, потеряв вместе с окончанием заграничных командировок интерес к проекту, высокое партийное руководство, которое «ум, честь и совесть», приказало «всю эту канитель прекратить», линию демонтировать, народ — распределить по другим участкам, убытки — списать на происки империализма...


С тех пор прошло уже без малого тридцать лет, и вот уже в 21-м веке, на абсолютно частном предприятии Сам Самыча у меня случается дежавю, ибо я наблюдаю, как все это действо повторяется в мелочах.

Только вместо автоматизированной пивной линии мы тут имеем программу 1С, которую в нужной комплектности закупать слишком дорого. Поэтому мы закупим самую простенькую, которая ведет только бухгалтерию, а под управление производством приспособим другую, уже 4 года валяющуюся на складе (там буквально мелочь — составить ТЗ на 8 АРМов, и программисты за жалкие три копейки доведут все до ума).

А потом будем героически писать скрипты и изобретать алгоритмы, которые позволят работать этим запчастям согласованно, обмениваться информацией, и в соответствии с заданными требованиями синхронизироваться и консолидироваться, что на существующей базе удовлетворить принципиально невозможно.

А я смотрю на всю эту хренотень и жду, когда бабахнет финальная часть балета с прогнозируемым приказом «прекратить заниматься ерундой, раз она оказалось такой неэффективной». Год уже прошел — пора.

Все-таки мы непобедимы...
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Роберт Вольф
Латвия

Роберт Вольф

Член правления компании Ilgezeem

Рецепт квасного патриотизма

Без синтетических добавок

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Латвийский полусухой…

… и прочая местная солянка

Знаменитые латвийские шпроты сгубила «зеленая энергия»

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Привычка

Если б он к кому-то другому подошёл, оно бы и ничего

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.