Прямая речь

03.01.2018

Николай Маратович Межевич
Россия

Николай Маратович Межевич

Доктор экономических наук, профессор

И вот он наступил...

Итоги 2017 года для Литвы, Латвии, Эстонии

И вот он наступил...
  • Участники дискуссии:

    32
    162
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Мне, как экономисту, давно было понятно, что с деньгами шуток не будет, что они любят счет, и рано или поздно этот момент наступит. И вот он наступил.
 
 
 


В госбюджетах на будущий год латвийское и литовское руководства заложили рост военных расходов до 2% ВВП. Очередное увеличение оборонных трат происходит на фоне разговоров о скором прекращении европейских дотаций. В ожидании этого свертываются социальные программы, укрупняется местное самоуправление, закрываются уже не только русские, но и литовские, латышские школы.

Всё более туманной становится и перспектива реализации сомнительных инфраструктурных и энергетических проектов Прибалтийских стран — строительства железной дороги Rail Baltica, СПГ‑терминалов. После «брексита» денег в брюссельской казне поубавилось, а количество обязательств увеличилось.

Об экономических и политических итогах года в Прибалтике аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктором экономических наук, профессором Николаем МЕЖЕВИЧЕМ.




 



— Г‑н Межевич, какое событие можно считать самым главным в Прибалтике за 2017 год?

— Самое главное здесь то, что 2017 год стал годом осознания нашими соседями ограниченности европейских дотаций в следующем бюджетном цикле Европейского союза. Мне, как экономисту, давно было понятно, что с деньгами шуток не будет, что они любят счет, и рано или поздно этот момент наступит. И вот он наступил.


— Почему такое осознание пришло именно сейчас? Европейский бюджетный цикл — это 2013—2020 годы. Еще есть время до окончания программы.

— Виной всему политики Прибалтики, их амбиции, ранее оплачивавшиеся Брюсселем. Но случился «Брексит». Мы можем по-разному относиться к Соединенному Королевству: кто-то любит их политику, кто-то не очень, но Британия, наряду с Германией, Францией и Италией, — крупнейший донор в ЕС. Эстония, Латвия и Литва — акцепторы. Выпадение одного крупного плательщика из системы — это не катастрофа, но это серьезный вызов для ЕС. Представьте себе человека, у которого, условно говоря, четыре коровы, и вдруг одна ушла... Т.е. определенные значимые потери здесь есть.

Сюда же я бы отнес и то, что в Европейском союзе, в частности в Дирекции по энергетике и транспорту, начали более тщательно считать деньги. Они требуют четких, внятных экономических обоснований всех проектов.

Проект по СПГ (сжиженному природному газу) и желание Литвы, Латвии, Эстонии иметь отдельные терминалы за счет ЕС не приветствуются.
 

Брюссель говорит: «Господа, если вы хотите иметь терминал — стройте за свои деньги».
 

Но терминал по регазификации плюс соответствующий портовый комплекс — это безумные деньги. Речь идет не о нескольких миллионах, а о сумме около миллиарда евро. Естественно, Эстония, Латвия и Литва не могут себе такого позволить. Литовский терминал сделать общебалтийским тоже не удалось. Это я бы отметил как первый и главный экономический провал 2017 года в Прибалтике. Сжиженный газ не стал дешевле трубопроводного, о чём мечтали в Литве.


— Какой тогда второй?

— Второй провал — отказ транспортной дирекции ЕС от финансирования проекта железной дороги Rail Baltica. Уж сколько на эту тему было сказано и каких только хрустальных замков построено не было, но все они оказались не хрустальными замками, а карточными домиками. Причем из крапленых карт.

Брюссель в этом году не включил финансирование Rail Baltica в число своих приоритетных проектов. Это значит, что в следующем бюджетном цикле об этом и думать не нужно. Проект оказался очередным мыльным пузырем: банкеты, презентации, создание проектной документации, рестораны и самолеты, создание логотипов и прочее отмывание денег, а на выходе — просто ничего. Панама.
 



Rail Baltica / Фото: baltnews.lt
 


С точки зрения политического класса Эстонии, Латвии и Литвы, это катастрофа. С точки зрения людей, это большая радость, потому что Евросоюз финансировал бы, допустим, 80% этих проектов, а 20% были бы вытащены из их [населения] карманов.

От 6—7 млрд евро 20% — это феноменально много, учитывая то, что доходная часть бюджетов государств Прибалтики — около 10 млрд. Из них примерно 9 жестко расписаны по бюджетным статьям; других денег у балтийских стран нет. Поэтому людям будет лучше, а политикам хуже: придется давать ответ, почему после всех разговоров ничего не построено.

«Высокоскоростная магистраль транспортировки пассажиров»… Какие пассажиры? Это, что, Шанхай — Пекин, где в одном городе живет 25 миллионов, в другом — еще больше? Может быть, это Лондон — Париж? Тоже нет.

Тогда кого возить и о каких грузах идет речь? К тому же специалисты-транспортники говорят, что не возят грузы со скоростью 240 км/ч, пока не научились такому. Впрочем, откуда грузы и куда? Словом, в экономике этот год ознаменовался фундаментальным провалом почти всех проектов.


— А как дела обстояли в политике?

— Что касается политики, я бы выделил политику безопасности. Довольно долгое время Эстония, Латвия и Литва лишних денег в армию и спецслужбы не вкладывали.
 

В том числе по вполне рациональным соображениям: ни тогда, ни сейчас никто реально в агрессию России не верил и не верит.
 

Это такие же сказки, как те, которыми родители пугают детей: если не будешь слушаться — придет Баба-яга. Собственно, в роли Бабы-яги сейчас выступает Россия и ее президент. Но дети и избиратели постепенно растут...

На нынешнем этапе ситуация поменялась: в Эстонии обсуждается вопрос о доведении расходов до 2,4% от ВВП. От доходной части бюджета в 10 млрд на войну будет уходить 650 миллионов. Конечно, в Северной Корее примерно так и происходит, но мы же говорим не о Северной Корее. Это будет еще одно основание «завалить» любые экономические проекты полностью. И еще, всё-таки гражданское общество в Литве, Латвии и Эстонии далеко не северокорейское. Люди реагируют на такую милитаризацию очень своеобразно — уезжают; особенно это касается Латвии и Литвы.


Источник: ЦСУ, Минобороны ЛР


— Это сказывается и на инвестициях...

— Безусловно. Вы инвестировали бы в прифронтовую зону, если б даже у вас имелся лишний миллиард, два, три? Нет, конечно. Так же поступают и все ведущие компании. Зачем инвестировать в Эстонию, где цена рабочей силы уже достаточно велика, если чуть севернее есть Финляндия, которая с Россией сохраняет прагматичные отношения — не очень враждебные и не очень дружественные. Количество и «качество» беглецов нарастает.

По мере выравнивания цены рабочей силы инвестиции переходят на финскую или какую-то иную сторону. Это еще один вызов: военные расходы и нескончаемая кампания очернения России в конечном счете играют против организаторов этой кампании.
 

Долгосрочное планирование на уровне экономики в целом или на уровне жизни каждого конкретного человека не может осуществляться в условиях «если завтра война».
 

Фактически всё делается для того, чтобы не начинать войну, но постоянно находиться на ее грани. Это и провокации на границе, и развертывание всевозможных шпионских служб на границах с Россией в Эстонии, Латвии и Литве. И, конечно, неудивительно, что Россия принимает определенные ответные решения. Выхода из этой ситуации пока не просматривается.


— Прибалты активно высказываются в поддержку защиты прав человека, особенно когда это касается России. А как у них самих обстоят дела в этой сфере?

— Права человека и идеология — это как раз третье направление, которое я хотел бы выделить в подведении итогов года.

Русские и поляки, которые живут в Прибалтике, очень скептически относятся к идеям всеобщей тотальной мобилизации в своих странах. Они не очень верят в НАТО, не очень верят или совсем не верят в агрессию России. Им не нравится та практика, которая становится массовой во всех трех странах.

Да, в Литве гражданство есть у всех, но Литва — это полицейское государство, стремительно эволюционирующее в направлении азиатско-африканского авторитарного режима.


— Что вы имеете в виду?

— Руководство Центральноафриканской Республики практиковало каннибализм. В Европе это выглядело бы странно, поэтому граждан/неграждан в Литве и Латвии не едят, а провожают в эмиграцию.

В Литве в 2021 году собираются провести перепись населения в электронном виде, чтобы скрыть исчезновение более трети населения за 30 лет. За 11 месяцев 2017 года Литву покинуло более 54 тыс. человек. В школах Литвы за 17 лет количество учеников сократилось вдвое. Продолжать?


— Нет, спасибо.

— Тогда о проблемах нетитульного населения. Что касается Латвии и Эстонии, то ликвидация образования на русском языкесправедливо воспринимается практически всем русскоязычным населением как нарушение Декларации о правах человека. Это выпадает из всех международных норм.




Мирослав Митрофанов (РСЛ) на митинге в защиту русских школ 23 октября 2017 года / Фото: baltnews.lv
 


Даже ЕС, который к Москве сегодня относится, мягко говоря, не самым теплым образом, вынужден время от времени одергивать своих не в меру ретивых участников в Таллине, Риге и Вильнюсе.

Всё вместе это приводит к тому, что политический класс, политические лидеры трех балтийских государств чувствуют себя, мягко говоря, неуверенно. Они постоянно находятся в сложном треугольнике: США — главный военно-политический партнер, ЕС — главный экономический партнер, а третья вершина, как ни странно, Москва.

Те люди, которые кричат про угрозу Москвы, часто одновременно с этим сидят в правлениях Таллинского порта, латвийских и литовских железных дорог и т. д. Они получают зарплаты, формирующиеся за счет российского транзита или российской торговли. Такая двойственность всем известна. Вообще свидетельством квалификации прибалтийского политика является умение обвинять Россию везде, во всём и получать деньги в правлениях крупных государственных, транспортных компаний.
 

Все в курсе, что политический класс Литвы, Латвии, Эстонии занят идеями самообогащения и не работает в интересах своих стран.
 

Это противоречие есть во многих государствах, но в малых странах с неустойчивой демократией и слабой экономикой это противоречие наиболее очевидно.


— В очерченном вами треугольнике Литва всегда ориентировалась на США. Но в последнее время она делает неожиданные шаги: президент Грибаускайте заявила, что выстраивание отношений с Россией возможно; Литва также проголосовала за резолюцию ООН, которая называет незаконным решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля. С чем связаны такие «телодвижения» Литвы?

— По резолюции. Спокойная политическая жизнь в Литве, Латвии и Эстонии под Новый год кончилась, исходя из сложившихся позиций: проголосовать против резолюции ООН значит испортить отношения с Брюсселем, проголосовать за резолюцию ООН — испортить отношения с Вашингтоном. В шахматах эта ситуация называется «цугцванг» — когда проигрываешь в любом случае.


— Но Латвия, например, воздержалась...

— Гениальное решение. Вершина новейшей дипломатии. Бисмарк, Талейран и Горчаков могли бы поучиться у Ринкевича. Если серьезно, и Вашингтон, и Брюссель занесут Ригу не в черный, а в серый список... А там черными буквами записано: «ДЕНЕГ НЕТ!» Ну и в этой ситуации единственное доступное развлечение — это поиск шпионов Путина. Это стандартно. Я думаю, что Владимир Владимирович удивлен, сколько у него агентов: начиная с Трампа и заканчивая политиками балтийских стран.




Владимир Путин и Дональд Трамп / Фото: gdb.voanews.com
 


А если серьезно, то это говорит именно о назревающем кризисе трех балтийских государств. Когда Трамп сказал, что не даст денег, — это была паника, потому что своих денег и резервов у прибалтов нет. Соответственно, если Брюссель и Вашингтон не дадут денег, то, мягко говоря, будет очень плохо.

Кстати, денег будет меньше и по линии военного сотрудничества. Иными словами, если Литва захочет купить авианосец, продав, к примеру, Вильнюс одной соседней стране, то Вашингтон возражать не будет... Но всё за литовский, латвийский, эстонский счет.
 

 
Вера Александрова, rubaltic.ru

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

У Европы нет больше денег на «шпроты»

Спасибо Терезе Мэй

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Кормушка закрывается

Европа отказывается кормить Прибалтику

Ольга Князева
Латвия

Ольга Князева

Журналист

Выживем ли мы без фондов ЕС

Интервью с экс-министром экономики

Андрей Мамыкин
Латвия

Андрей Мамыкин

Депутат Европарламента

Когда Латвия останется без средств

Что будет после 2020 года?

Принимая во внимание исторические обстоятельства...

Да ладно Вам сказки рассказывать.Молодёжь сваливает за границу. Далась ей эта хуторная Латвия...А за рубежом английский нужен, немецкий, французский.И это правильно. Ведь в чём мис

Как Никита Хрущёв перевоспитывал латышских националистов

Мы как-то уплыли.Та политика, которой Вы попрекаете, была реализована потугами Пельше при поддержке Хрущева. Это политика с ввозом рабочей силы - количество русских за советские го

Эмиграция оправдана только в одном случае

Знаете, мои друзья в Канаде с 1998 года и тоже говорят, что в Канаде по-другому дышится. Но они уехали не из ненавистной Вам Латвии, а из России, из г.Туапсе. И еще одна семья, их

Один день из будущего…

То, что к нам привозят, действительно "бе". Экзотические фрукты лучше всего пробовать там, где они растут.

Жизнь на меже

Ответье, пожалуйста на пост №88.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.