COVID

05.09.2021

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Хождение по мукам

Хождение по мукам
  • Участники дискуссии:

    13
    41
  • Последняя реплика:

    15 дней назад

«Старость внушает к себе уважение, если защищается сама»
Марк Туллий Цицерон
 
По мере приближения человека к итогу жизни его атакуют болезни. 

К пенсионному возрасту у всех нас накапливается с полдесятка хронических заболеваний, и вирусы атакуют потрёпанный организм, будто мухи – подвешенную к потолку липучку.

С возрастом меняется не только облик людей, но и образ их мыслей. 

Помнятся былые времена, когда все мы жили не богато, но счастливо. Перед каждым способным   человеком открывались безграничные перспективы личностного роста. Зависть, подлость, неуважительное отношение к старости были редкостью.  

Встав на путь информационной революции, мир перевернулся, оброс враньём и стал неудобным для пожилых людей.

Детям уже не нужны бабушкины сказки, а выцветшая рубашка деда вызывает  сочувственные взгляды: жизнь прожил, а остался нищебродом.

Реальность бытия в новых поведенческих координатах ставит на повестку дня вопрос – что делать людям преклонного возраста,  жизнь которых постепенно превращается в каторгу из-за отсутствия заинтересованного общения с близкими их сердцу людьми.  
Знаю  в прошлом влиятельных людей, которые долго терпели и, в конце концов, предпочли семейному очагу  интернат для ветеранов труда и не прогадали. 

Там, за кольцевой дорогой новой жизни, их бытие будто бы приобрело прежнее, спокойное течение без грязного обмана, разговорах о переменах, которые всегда направлены против старшего поколения и построенного им государства.  
Когда-нибудь общество осознает, что  человек отличен от зверя отношением к пожилым людям, но для этого надо, чтобы молодость натешилась смартфонами и научилась фильтровать бездну информации на предмет её пользы и соответствия действительности. 

В последнее время случайно ли, или по чьему-то умыслу мы столкнулось ещё с одной проблемой –  коронавирусной инфекцией, которая выкашивает пожилых из жизни активнее старухи с косой.  

Жаль. Но уже не вернуть те добрые времена, когда старенький фельдшер-еврей, обслуживающий околоток, имел универсальные познания в медицине того времени, да к тому же был ещё и психологом, тонко умеющим в отведенное время выудить у пациента нужную ему информацию и создать   впечатление, что тот с его помощью непременно выздоровеет.

Те времена прошли, но востребованность бесед больных с врачами стала ещё более актуальной, так как психика человека не поменялась и по-прежнему ориентирована на разговор с человеком, долг которого — спасать.
Около 2-х месяцев провалявшись на больничных койках  3-х столичных медицинских учреждений, мне довелось своими глазами видеть и организмом ощутить всё коварство новой вирусной дряни, чем и хочу поделиться с читателем.
 
Упаси боже, мне совсем не хочется кого-то запугать. Имею  намерение лишь на собственном примере остеречь возрастных людей от неправильных действий.

Я целый год с гаком не посещал магазины и массовые мероприятия, но непонятным образом  подцепил ковид, да так, что и не догадывался об этом даже после вакцинации. 
Врачей мог бы насторожить достаточно высокий уровень наличия в моём организме антител, но к профильным специалистам я поначалу не попал, а остальные, как и везде, знают только то, что им положено.

Однако обо всём по порядку. Не считайте только, господа, мои советы – поучениями.


1. Никогда не полагайтесь на то, что маски или полная изоляция станут для вас залогом безопасности.

Масочный режим эффективен только в хорошо организованном и управляемом обществе. Вроде китайского. В демократическом же бардаке маскарад не работает. Ведь люди низкого социального статуса, толкущиеся в магазинах в дни скидок, частенько делают вид  прикрытия лица, а на самом деле носят давно не мытые, а потому заразные тряпки в кармане.
Обработка рук антисептиком и дистанция –  самые эффективные средства оберёга.
Что до изоляции, то ограниченные четырьмя стенами семьи получают такие психические расстройства, которые хуже любой болезни по своим последствиям.


2. Используемые методики оперативного определения наличия коронавируса в  организме не совершенны. Они эффективны только для тех, у кого вирус прихватил лёгкие.

Вот вам личный пример:
В середине мая, принимая горизонтальное положение перед сном, я почувствовал приступы сухого кашля, сопровождаемые нехваткой кислорода в лёгких. Появилась и температура около 38 градусов.
 Молодой врач «скорой помощи», глазом не моргнув, определил у меня воспалительный процесс в лёгких и отвёз в приёмное отделение 2-й больницы для проверки на ковид.
Однако  мазок, беглый анализ крови и компьютерная томография  результатов не дали и меня отпустили домой.
Это потом, на консультации в крупном медицинском центре   профессор  объяснил: если процесс внедрения вируса ушёл вглубь организма, никакие мазки верхних дыхательных путей не работают – надо проходить  более обстоятельное тестирование. 
УЗИ сердца действительно показало  нарушения в работе  клапанной системы моего мотора, потому проблема возможного заболевания коронавирусом была вообще отодвинута на второй план.
 Госпитализация для проведения коронарографии  была назначена на конец июня, а вирус продолжал испытывать мой организм на прочность, несмотря на то, что я до того  прошёл вакцинацию.  



3. Вакцинация в полной мере не гарантирует от заражения коронавирусом, а может лишь облегчить течение болезни.

Следует признаться — я сделал большую ошибку, полагая, что моё пребывание в кардиологии решит мои проблемы так же успешно, как это было в доковидные времена.
Меня не предупредили, что люди, размещённые на лечение   в медучреждения любого уровня, повсеместно должны соблюдать новые и общие для всех требования – сидеть в своих палатах, выходить на процедуры в масках и не помышлять о прогулках по коридорам и на дворовой территории. 
Если на улице 30-градусная жара, то можно себе представить, насколько обездвиженное состояние пагубно сказывается на организме, заточённом в 4-х стенах. 

Мой совет: 

4. Никогда не решайтесь поправлять своё здоровье в некомфортную пору и идите лечиться только тогда, когда пройдёте надёжное тестирование на отсутствие коронавируса.   

Досадно, но в условиях ковида медперсонал  изменил манеру общения с пациентами – обходы скоротечны и в большей степени формальны, так как маски и иные меры защиты персонала  сокращают время общения с больными до минимума.
Таким образом лечение смещено в область выполнения протоколов лечения того или иного заболевания, чем затрудняется учёт  побочных обстоятельств, возникших в ходе лечения или наличествующих при поступлении.
Для ясности поясню: за два дня до запланированной госпитализации я почувствовал дискомфорт, похожий на то, что меня прохватил сквознячок, и обратился к дежурному неврологу одной из больниц.
Молодая девица постучала под коленными чашечками молоточком, попросила найти пальцем кончик носа  и вынесла вердикт: «У вас, кажется, люмбоишиалгия — боль, исходящая из поясничного отдела и отдающая в ногу и дальше».
Кто бы тогда знал, что эти симптомы  иного происхождения и сопряжены с последствиями коронавирусной заразы, нашедшей слабину не в лёгких, а в функционировании коммуникативной части нервной системы.

Отсюда вывод:

5. Для  медицинских учреждений узкой специализации характерна слабая осведомлённость врачей относительно возможных проявлений коронавирусной инфекции.

Судя по всему, работа городского здравоохранения с медицинским персоналом  ограничилась доведением на места требований по профилактике заражения ковидом, а обучающих мероприятий по распознаванию  признаков инфекции с  врачами   не проводилось.

Именно по этой причине мои проблемы не помешали  госпитализации, и врачи-кардиологи стали усиленно готовить меня к коронарографии. Попутно они упустили из вида тот факт, что  и дома, и в кардиологии мне кололи диклофенак и другие противовоспалительные и обезболивающие препараты, влияющие на работу почек.


моя кровать в палате

В итоге, через пару дней выяснилось, что состояние моих внутренних органов не удовлетворят требованиям проведения диагностики сердца, и я был переведен в неврологию 2-й городской больницы. 
Там меня начали крутить на  КТ и МРТ, пичкать антибиотиками, но бесполезно – чёткой картины у врачей не появилось, и мне рекомендовали   обратиться к пульмонологам, так как в районе левого лёгкого вроде бы просматривалось какое-то подозрительное пятно.

Сказано – сделано.  Я выписался и направился выяснять отношения с пульмонологами, где меня пропустили через рентген в трёх проекциях и направили на анализ «манту» с последующим выходом на ЯМР-интроскопию лёгких.
Дома моё состояние стало ухудшаться. Мучила одышка.

К счастью, знакомая медица  посоветовала оперативно провести   углублённый анализ крови и,  рассмотрев результаты, указала на явные признаки коронавирусной инфекции.  
Дома переполошились, жена начала действовать, и я попал в «красную зону» той же 2-й больницы, где наконец-то почувствовал всю серьёзность своего положения из-за напрасно потерянного времени.
Соседом по койке оказался какой-то мусульманин,  ничего не понимавший по-русски. 

Находившаяся вместе с ним в больнице жена пару раз в день наведывалась к мужу и подробно докладывала ему о ситуации в мире их интересов. А тот  рассеянно слушал, и ни разу не предложил грузной женщине присесть на стул или  краешек его кровати. 

Стоило мне посмотреть в их сторону, как женщина мгновенно   прятала лицо.

Верный слуга аллаха по нескольку раз в день усердно молился, бубня заученные тексты. Сначала это раздражало, но пришлось смириться с существованием в тебе новой болезни, а рядом -   другого мира со своими порядками. 
Из всего увиденного и услышанного в «красной зоне» я уяснил:


6. Коронавирус бьёт по любым уязвимым местам человека, попутно воздействуя на его психологическое состояние. 

столик в палате

На 3-й день администрация 2-й больницы сообщила, что все ковидники переезжают в другие учреждения, так как принято решение сделать больницу чистой зоной. Мне предстояло вернуться в знакомые места.
15 лет я жил рядом с 6-й больницей и частенько прогуливался с малолетним тогда сыном по набережной водной системы, в сторону которой теперь смотрели мои окна. 

Зимой у водопада вода образовывала бурлящую полынью, и маленький сынишка спрашивал: «Что это там так урчит, папа?»

Я с серьёзной миной отвечал: «Там живёт маленький Змей Горыныч — сынок того самого, с тремя головами. Он хочет с тобой подружиться и, посадив на холку, отправиться на нашу дачу, а потом — к бабушке. 
Представляешь, как она удивится, когда с небес опускается чудище с тобой на спине? Все разбегутся, а ты скажешь: «Не волнуйся, бабуля. Этот змеёныш – хороший. Его папа отпустил нас на пару часиков слетать тебя проведать».

Сын расплывался в щербатой улыбке. После этих придуманных баек он никогда не просил   рассказать сказку о Колобке, Бременских музыкантах или Красной Шапочке – давай ему о маленьком змеёныше и о том, что было видно, пролетая на его спине в сторону нашей малой родины.

 

Приходилось включать фантазию и рассказывать о древних местах Логойщины и нашем местечке с его Долгиновским трактом, повидавшем князей и королей, включая царицу Екатерину Великую, путь следования которой был усажен берёзами. 

Сыну я, конечно, не рассказывал, почему мне навсегда врезались в память эти берёзы,   под которыми мы уединялись со школьными подружками. 
Сегодня они, как и я, престарелые дамы, а тогда – юные красавицы, будоражившие нашу кровь и побуждавшие строчить стихи и совершать поступки. 
Поскольку к моей кровати был подведен кислород, с одышкой справляться было сравнительно легко, и моё самочувствие улучшилось. 
На сей раз вместо «Преступления и наказания» Фёдора Достоевского я взял с собой «Опыты» Мишеля Монтеня и лишь тогда понял, какую глупость совершил ранее – ковид легче овладевает человеком, поддавшимся паническим настроениям и копающимся в чужих страшилках. Отсюда вывод:


7. Берите с собой в больницу только оптимистичное чтиво и такую же музыку. Старайтесь минимизировать отрицательные эмоции и свои контакты с источниками общественных тревог, то есть на время лечения отключитесь от социальных сетей. 

После 3-х недель лечения создалось впечатление, что моим мучениям приходит конец, но ковид сыграл ещё одну шутку – обострил пиелонефрит и заставил врачей прописать мне капельницы с мощным антибиотиком.
Несколько дней я выдержал, но на большее нервов не хватило. Пришлось уговорить эскулапов меня выписать, и в пятницу сын доставил меня домой. 
Подойдя к напольным весам, я удивился – болезнь слизала 10 кг веса как корова языком.
Однако придавленный лекарствами ковид не оставил меня в покое.

Мне сдаётся, что вред организму человека доставляют даже его ошмотки, на которые органы продолжают реагировать ещё 3-4 месяца, а то и больше. Отсюда общий дискомфорт, слабость и притупление вкусовых рецепторов.
Надо научиться терпеть и ждать, отбрасывая в сторону грустные мысли. 
Отсюда и последний совет:

8. Если вы после больницы чувствуете себя неважно, и депрессивные состояния продолжают вас беспокоить – обратитесь к психологам. Человеческое слово, оказывается, лечит не хуже лекарств.


после covid

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Евгений Иванов
Латвия

Евгений Иванов

Эксперт

Вакцинация и Ковид 19

Сухой остаток

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

НЕУЖЕЛИ НАС ДУРЯТ?

Немного математики и логики

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Перманентная вакцинация

Или как менялись цели

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Нищета популизма

В политике важно не только количество...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.