ВСЕБЕЛОРУССКОЕ СОБРАНИЕ

22.02.2021

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 - VII

Отношение МСП кевразийской интеграции

Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 - VII
  • Участники дискуссии:

    5
    12
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Начало публикаций: 
Выборы Президента Беларуси 2020: глубинные причины политического кризиса
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 — II
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 — III
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 — IV
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 — V
Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 — VI


Кроме лидеров мнений и социальных активистов внушительное влияние на мнение населения по поводу целесообразности той либо иной интеграции оказывают владельцы малых и средних предприятий, непосредственно задействованные в ее реализации. 

Исследования показывают (Точницкая И. ЭКСПОРТНАЯ ОРИЕНТИРОВАННОСТЬ БЕЛОРУССКИХ МАЛЫХ И СРЕДНИХ ПРЕДПРИЯТИЙ), что начиная с 2013 г. удельный вес МСП, полагающих, что влияние интеграции на их бизнес было положительным, неуклонно уменьшался и составил 38.6% в 2020 г. Это может быть связано с рядом факторов. 


Во-первых, можно предположить, что на ответах МСП сказалась экономическая ситуация в России, где наблюдались низкие темпы роста экономики1 и внутреннего спроса, что негативно отразилось на экспортерах. 

Во-вторых, ожидания, связанные с интеграционными инициативами, были самыми высокими в 2011– 2012 гг., когда было более ощутимо реальное влияние интеграции (например, улучшение доступа на рынок и т.д.) на МСП. 

В-третьих, в последние годы бизнес все чаще высказывал мнение о «пробуксовке» по ряду направлений, например, отмечая отсутствие прогресса в снижении нетарифных барьеров. 

Это, в свою очередь, привело к существенному росту доли тех, кто посчитал, что участие Беларуси в евразийской интеграции не влияет на их бизнес. 

Если в 2013 г. так ответили только 13.7% респондентов, то в 2015 г. – уже 51.4%.


1. Динамика оценок и ожиданий МСП РБ от евразийской интеграции




2. Динамика оценок влияния МСП РБ от евразийской интеграции на ведение бизнеса.



Среди МСП, поставляющих продукцию за рубеж, увеличился удельный вес тех, кто ожидает позитивное влияние интеграции в будущем (42.6% в 2015 г. и 50% в 2020 г.). 

В целом, и экспортеры, и не экспортирующие предприятия полагали, что в перспективе евразийская интеграция более благоприятно скажется на их бизнесе, чем на момент проведения опроса


3. Динамика оценок влияния МСП РБ от евразийской интеграции на развитие страны.



Сравнение результатов ответов показывает снижение удельного веса положительных оценок влияния как в будущем (44.6% в 2020 г. по сравнению с 51.5% в 2015 г.), так и на момент проведения опроса (36.6% в 2020 г. по сравнению с 47.9% в 2015 г.). 

Отчасти на оценках МСП могли сказаться получившие широкий резонанс проблемы, возникшие в белорусско-российских экономических отношениях в связи с поставками энергетических товаров, и в частности, нефтепродуктов, а также ограничительная политика России в отношении белорусской продукции, например, продовольственных товаров. 

В пользу этого свидетельствует и то, что перераспределение ответов от положительных оценок произошло в сторону отрицательных. 

Удельный вес предприятий, полагающих, что влияние евразийской интеграции на экономическое развитие страны в будущем будет негативным увеличилось до 16.3% в 2020 г., нейтральным его считают 39.1% МСП. 

При рассмотрении и анализе данных оценок необходимо также учитывать, что они делались на фоне низких темпов роста экономики, наблюдаемых как в России, так и в Беларуси. 

Это могло сказаться на ответах предприятий по поводу влияния интеграции как на их бизнес, так и на экономическое развитие страны.

Суждения не экспортирующих МСП относительно будущего влияния евразийской интеграции на экономику страны сместились от положительных оценок в сторону нейтральных (рис 4). 

Среди предприятий, поставляющих продукцию за рубеж, также отмечалось заметное снижение тех, кто полагал, что воздействие будет позитивным (с 57.6% в 2015 г. до 50% в 2020 г.), и при этом наблюдался рост удельного веса компаний, считающих, что оно будет негативным (с 8.5% до 14.8% соответственно).


4. Динамика оценок МСП РБ перспектив влияния от «углубления интеграции» на бизнес и страну в целом.




Опрос МСП в 2020 г. также показал, что 52.2% экспортеров и 56.3% компаний, работающих на внутренний рынок, полагают, что углубление интеграции с Россией повлияет на их бизнес или нейтрально или отрицательно. 

При этом среди не экспортирующих предприятий доля негативных оценок была выше, чем у экспортеров.

Мнение малого и среднего бизнеса о влиянии углубленной интеграции с Россией на страну в целом практически полностью совпадало с их ожиданиями относительно влияния на бизнес. 

Меньше половины экспортеров и предприятий, работающих на внутренний рынок, оценивали ее позитивно. 

На ответы предприятий несомненно оказывает влияние тот факт, что планы экономической интеграции Беларуси и России (объединение Налогового кодекса, введение общей таможенной политики, формирование общего рынка энергоресурсов), а также дорожные карты находятся в стадии разработки на межправительственном уровне и не озвучены. Вследствие этого МСП сложно оценить плюсы и минусы углубления интеграции с Россией.

Однако общий тренд на некое разочарование и неоправданность ожиданий от интеграции виден. Все это позволяет говорить, что МСП как авторитетные лидеры мнений будут продвигать в общество негативные тренды разочарования евразийской интеграцией.

 

Выводы:

В итоге мы видим имеющуюся разбалансировку системы интересов в Беларуси.

  1. Частный сектор, который за годы независимости вырос, окреп, накопил капитал, хочет его трансформировать в политические дивиденды, т.е. взять власть и сбросить оковы социальной солидарности с другими слоями общества, прежде всего бюджетниками и госпредприятиями.
     
  2. Государственный сектор стал менее динамичным, государство теряет инициативу в инвестировании и все менее создает тренды развития, что приводит к уменьшению роли государства в белорусской экономике, стимулирует разбалансированность экономики.
     
  3. Занятые в государственном секторе из-за непродуманной политики оптимизации социальных обязательств государства, также из-за снижения реальных доходов, все меньше видят в государстве и власти ту опору и силу, которая может обеспечить их достойную жизнь. 
     
  4. Происходит ориентация на ценности бизнеса и соответствующие поведенческие шаблоны. Частный сектор, аккумулировавший финансы, в общественном сознании все больше рассматривается как авторитет прогресса, развития, в то время как государственный рассматривается как пережиток «совка».
     
  5. Происходит глубокая ценностная трансформация белорусского общества. Ценности государственничества, солидарности между различными социальными группами и равенства, уступают место индивидуализму, эгоизму, конкуренции, неравенству как механизму развития. Это ведет к атомизации общества, автономизации социальных групп, потере механизмов социального управления и инжиниринга.
     
  6. Таким образом, набирают популярность опасные для белорусского общества идеологические тренды неолиберальных реформ (мифы, что «рынок все решает», «государственное регулирование плохо для экономики», «государственная собственность неэффективна», «конкуренция, а не кооперация») захватили общественное сознание, в том числе и наемных работников частного и доли государственного сектора экономики, что вместе с их деклассированным сознанием солидаризировало их политические позиции на данных выборах.
     
  7. Этому содействует разительно отличающиеся позиции, воспринимающихся в белорусском обществе авторитетных групп (лидеры мнений, собственники МСП, социальные активисты), отличающиеся снобизмом и глубокой критикой к собственному народу, а также видящие его место разительно отличным, нежели имеющееся положение, как в ценностном, так и в геополитическом разрезе. Этому содействуют устаревшие методы идеологической работы, несоответствие государственным интересам программ преподавания гуманитарных предметов в школах, ССУЗах и ВУЗах, грантовое стимулирование извне распространение идей внедреня западной либерально-буржуазной системы, слабость информационной политики и дефицит провластных лидеров мнений и социальных активистов.  
     
  8. На выше перечисленные негативные тренды накладывается углубляющаяся разница в развитии между столицей и провинцией. Происходит разрыв в доходах, уровне образованности и качестве жизни. Все это формирует тренды как внутренней миграции в столицу, так и образа успешности, который исходит от минского среднего класса. Данному тренду содействует снижение роли государства в инвестиционной политике и перераспределении ресурсов в стране.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020 - II

Рост региональных диспропорций развития

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Глубинные причины политического кризиса в Беларуси 2020

Государственный и частный секторы экономики и баланс между ними

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Выборы Президента Беларуси 2020: глубинные причины политического кризиса

Государственный и частный секторы экономики и баланс между ними

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Беларусь — Китай история стратегического партнерства.

пару слов о том как развиваются отношения между Беларусью и Китаем

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.