Как это было

19.08.2017

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

ГКЧП и крах «красного» проекта

В августе 1991-го

ГКЧП и крах «красного» проекта
  • Участники дискуссии:

    25
    68
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Продолжение. Начало здесь:
Латвия: «бело-коричневый» проект. «Белая гвардия, чёрный барон...» 

 


Основанием для отделения Латвии от СССР стала неудачная попытка высшего руководства страны вернуть ее обратно на социалистический путь развития.

В августе 1991-го коммунисты-интернационалисты во власти в Москве заявили о введении чрезвычайного положения с целью прекращения дальнейшего развала страны и ее неуправляемого сползания к дикому капитализму.

Для этого разыграли следующую схему действий, которую иначе как трагическим спектаклем назвать сложно.

Был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Возглавил этот комитет вице-президент страны Геннадий Иванович Янаев. ГКЧП заявил, что прекращает политику перестройки и берет курс на восстановление социалистических порядков. А президент, мол, заболел, и когда поправится, то к нам присоединится.

На самом деле Горбачев побоялся ответственности за реализацию совместно принятого всеми решения закончить перестройку и спрятался на государственной даче в маленьком городке Форос, что в Крыму.

 
Почему я говорю о том, что Горбачев тогда просто струсил? Да потому, что именно в эти дни мы с товарищами проводили отпуск в доме отдыха по соседству с дачей президента.

15 августа, когда на свою дачу приехал Горбачев, напротив нашего дома отдыха встали на дежурство в море военные корабли. Я спросил тогда у нашей дежурной по этажу, почему на рейде появились сторожевые корабли, а она ответила, что это обычный порядок при приезде первого лица государства.

Практически каждый день мы ездили компанией на нашем микроавтобусе РАФ за свежими фруктами и игристым крымским вином на ближайший базар, и маршрут пролегал как раз мимо дачи Горбачева.
 



Дача Михаила Горбачева в Форосе
 
 

Никакого движения охраны в эти дни мы не видели вплоть до 20 августа, когда в стране уже объявили чрезвычайное положение. То есть никто свободу Михаила Сергеевича не ограничивал, он просто ждал на даче исхода развития событий в Москве.

Во время одной из поездок на форосский базар, кажется, 18 августа, я заметил из окна нашего транспортного средства, что к президентской даче подъезжает черная правительственная «Волга» и на заднем сидении в ней сидит Борис Карлович Пуго.

Я толкнул локтем в бок своего товарища по отпуску Сергея Данилина, который раньше работал со мной в аппарате ЦК КПЛ, показал на «Волгу» и сказал:
 


«Смотри, Пуго сидит в машине!» — «А, это Борис Карлович приехал к президенту на доклад, — лениво отреагировал Сергей. — Он же теперь министр внутренних дел. Наверное, опять где-то «горячая» точка в стране образовалась».
 

 
О том, что в стране скоро будет объявлено чрезвычайное положение, мы, конечно, не знали.


События в Москве развивались тем временем следующим образом.

Члены ГКЧП объявили о восстановлении конституционного порядка, но действенных мер по его обеспечению не приняли. Главных разрушителей социалистических порядков не арестовали. Дали свободно действовать своему основному политическому противнику — президенту РФ Борису Ельцину.

Руководство большинства союзных и автономных республик, областей, крупных городов, видя эту неуверенность в действиях членов ГКЧП, его решение не поддержало.

Коммунисты-интернационалисты из высшего руководства страны не отважились обратиться к народу с призывом выйти на улицу и защитить завоевания социализма.

Поэтому сам народ воспринял происходящее как попытку верхушечного переворота и отстаивать свои материальные интересы не стал — голову ему забили россказнями о том, как хорошо всем будет жить при капитализме, что у них будет не четыре, а двадцать четыре сорта колбасы.


Тут политическую инициативу перехватил Борис Николаевич Ельцин. Он дал команду подчиненным ему силовикам арестовать высших руководителей СССР, предпринявших попытку восстановить социалистические порядки.
 


Так что именно Ельцин со товарищи совершил государственный переворот и захватил власть в СССР. Для того же, чтобы скрыть этот переворот, Ельцин обвинил членов ГКЧП в попытке совершить путч. Их арестовали и посадили в тюрьму.
 

 
Бориса Пуго, который в это время был министром внутренних дел СССР, застрелили на его квартире, поскольку он выступал в роли координатора действий Горбачева и членов ГКЧП, знал всю подоплеку событий и мог рассказать правду о подлинной роли в них и президента СССР, и президента РСФСР.

В публичное пространство была вброшена версия о самоубийстве Пуго. Однако то, что Борис Карлович был убит, подтвердили мне потом близкие друзья его семьи.


Горбачев прилетел из Фороса в Москву, но оказался не у власти. Она была уже в руках президента РФ.

Ельцин был в курсе всех политических игр Михаила Сергеевича и, видимо, пообещал раскрыть их содержание СМИ, а затем отправить президента СССР в тюрьму «Матросская тишина», в которой сидели другие гэкачеписты.



 
Михаил Горбачев и Борис Ельцин, 1991 год
 


Тогда Горбачев стал играть новый спектакль под названием «Борьба за сохранение СССР».

Он созвал V Съезд народных депутатов. Этот съезд мог принять программу действий по сохранению СССР, поскольку только недавно состоялся всесоюзный референдум, на котором 78% всех граждан выразили желание жить вместе в одной стране.

Однако 5 сентября на съезде приняли неконституционное решение о создании нового органа союзной власти — Государственного Совета СССР.

Новый орган власти состоял из президента СССР и глав союзных республик. На тот момент в состав Госсовета вошли руководители только десяти союзных республик из пятнадцати. Кабинет министров СССР упразднили, вся власть в стране формально перешла в руки Горбачева.

Эту власть он использовал для того, чтобы придать видимость законности дальнейшему развалу СССР.
 


На первом заседании Государственного Совета 6 сентября было принято решение о признании независимости прибалтийских республик. Только после этого решения началось международное признание Латвии как самостоятельного политического образования.
 

 
 
Продолжение следует
         

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО РИЖАНИНА

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

Патриотизм как последнее прибежище — 2

Не делайте из власти культа!

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Вся правда о перестройке,

или Как я провёл День милиции

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

Почему Россия и Белоруссия избежали межэтнических войн

Ради кредитов Украина готова сменить «тон» по отношению к Венгрии

Ну тогда я что-то перепутала. Мне казалось, что Владимир ещё не достиг 60-и. А мне уже 67.

Карма шута. Почему все предвыборные обещания Зеленского оказались фарсом

Я вам привёл уже в качестве примера оценки ситуации отчёты миссии ОБСЕ. Однако виду - вам все доводы по барабану, лишь бы своё неприятие очевидности толкануть. Ну нет, так вам свое

Рига, которую мы потеряли: вдоль по Александровской

Не-не-не, только дохрущевский. Какой-то элемент частной инициативы надо оставить - для острастки тех, кто в госсекторе хочет почить на лаврах и для того, чтобы энергия некоторых ищ

«Кинжал в сердце Европы»: США готовят вторжение в Калининградскую область

А разве Калужская область была Литвой ?

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии

Что травма - понятно. А какая - лично мне по барабану. Всё равно ничем не лечится.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.