День Победы

03.08.2014

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Гибель 4-й роты

Из истории боев за Елгаву летом 1944 года

Гибель 4-й роты
  • Участники дискуссии:

    1
    2
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Во время боев за плацдарм на правом берегу реки Лиелупе почти полностью погибла 4-я рота 2-го батальона 1179-го полка 347-й стрелковой дивизии.

Вот как об этом вспоминает командир пулеметного отделения, сержант Александр Салмин:

«В конце июля 1944 года наш 1179-й Краснознаменный, Мелитопольский, ордена Суворова 2-й степени стрелковый полк с марша вступил в бой за г. Митаву (Елгаву). Командовал полком в это время подполковник Кононенко. Ранним утром под сильным огнем противника мы освободили железнодорожный вокзал, продовольственные склады и стали продвигаться в направлении реки Лиелупе. Пробирались под вагонами, переползали через рельсы. Справа от нас стояло несколько кирпичных зданий.

А прямо на нас — видим — в атаку идут фашисты. Примерно две роты. Наш пулеметный расчет быстро занял боевую позицию. Командир пулеметного взвода лейтенант Биткин, награжденный орденом Красной Звезды за освобождение Крыма, лег за первого номера, я — за второго. Ефрейтор Лысиков, первый номер, в этом бою выполнял роль подносчика патронов. Сержант Потапов, командир другого пулеметного расчета, занял позицию правее нас.


Александр Салмин.


Мы открыли огонь. Убитые немцы остаются лежать на земле, а раненые пытаются отползти из зоны нашего обстрела. Вдруг голова лейтенанта падает на пулемет. Я смотрю на него и вижу кровь на его правом виске. От неожиданности и испуга я закричал: «Командира убили!» Вместе с Лысиковым мы отнесли тело лейтенанта Биткина в сторону, за бугор. После этого Лысиков лег за пулемет и продолжил вести огонь по наступающим фашистам.

Вдруг видим, кто-то стреляет по нам сзади и справа. Оказалось, снайпер. Он расположился на водокачке и сверху вел по нам прицельный огонь. Снайпер ранил Лысикова в правую руку, а затем выстрелом в кожух вывел пулемет из строя. Из кожуха вытекла вода, пулемет заклинило, и он перестал стрелять. В это время наша 6-я рота пошла в атаку. Вместе с ротой мы прорвались к реке Лиелупе. Лейтенант Иванов приказал мне взять семь человек и провести разведку вдоль берега реки, определив наших соседей справа. Соседей наших мы нашли быстро, после чего стали возвращаться к своим.

Вдруг видим, как в утреннем тумане к реке идут три человека с большими мешками на плечах. Когда, подойдя ближе, они увидели нас, то бросили мешки на землю и кинулись к реке. Мы закричали: «Стой! Стрелять будем!» Но беглецов это не остановило. В результате двоих мы застрелили, а третьего взяли в плен. Развязали мешки. Оказалось, что в них были советские деньги разными купюрами.

Пленный оказался латышским легионером. Около берега, куда легионеры тащили мешки с деньгами, стояла привязанная лодка с веслами. В лодке лежали автоматы и диски с патронами. Пленный латыш сказал, что по нашим солдатам стреляли латышские снайперы и что против нас сражаются латышские легионеры.

В это же утро на правый берег реки Лиелупе по железнодорожному мосту переправилась четвертая рота второго батальона. Затем на правый берег переправилась и наша, шестая, рота. Прошло совсем немного времени, и правый берег, где мы только-только начали окапываться, стали бомбить немецкие самолеты. Начался и орудийный обстрел. Потом немцы пошли в атаку, пытаясь решительным броском сбросить нас в реку. Во время этого боя был ранен командир полка подполковник Кононенко.

Спустя некоторое время наша шестая рота получила приказ вернуться на левый берег и занять оборону неподалеку от одного из каменных домов. Четвертая рота осталась на правом берегу.

Немцы продолжали контратаковать. К вечеру у наших бойцов на правом берегу стали заканчиваться боеприпасы. Они кричали нам: «Братцы, помогите! У нас патроны на исходе». Но приказа форсировать Лиелупе и идти на выручку нашим солдатам не было. Немцы ворвались в окопы четвертой роты и штыками добили раненых бойцов. Вся рота погибла. Утром следующего дня мы смогли спасти всего несколько человек...»


ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ:

Захват плацдармов на правом берегу реки Лиелупе

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

За полчаса до полуночи

Из истории освободительных боев летом 1944 года

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Как генерал армии Баграмян едва не погиб в Елгаве

Из истории освободительных боев летом 1944 года

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Бои за Елгаву. 31 июля 1944 года

К 70-й годовщине освобождения Латвии от немецко-фашистских оккупантов. Часть 4

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Бои за Елгаву. 30 июля 1944 года

К 70-й годовщине освобождения Латвии от немецко-фашистских оккупантов. Часть 3

Никите Сергеевичу Михалкову 75 лет

Всё так, если это делает женщина. А мужчина этого делать не должен. Один на один - да, но когда противник в беззащитном положении и уже не представляет опасности - нет, ибо это уже

Жесткий урок белорусам…

Почему тяжко? Вполне хорошо живут. Сестра моего мужа с семьей и с наемными работниками (около10) обрабатывают больше 1000 га. Зерновые, молочка, чуть, чуть мясо. И вполне успешны.

Подарили и ушли...

Арийцами (настоящими) в Европе являются только цыгане и осетины. :) Ну, если осетины, то и живущие поблизости и тоже говорящие на языках иранской группы талыши и таты. А также горс

Думать и говорить по-латышски? О чем?

Про большие нации Вы совершенно правы. Лет так 15 или даже больше тому назад я принимала участие в конференции в Париже. Запаковала вещи, нотбук, всякие причиндалы, улетела в Париж

Как забытый сегодня русский офицер помешал немцам захватить Ригу

Заслуга Руты Пурвини (она также мама фотографа и политтехнолога Марциса Бендикса) в том, что она убедила высшее начальство о том, что труды Маркса и Энгельса следует переводить на

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.