Лечебник истории

28.01.2020

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора (Часть 4)

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора (Часть 4)
  • Участники дискуссии:

    24
    141
  • Последняя реплика:

    20 дней назад

 
Продолжение. Смотри Часть 1, ☞ Часть 2, ☞ Часть 3

Сменивший Эдуарда VIII на королевском троне, его родной брат Георг VI (правил 1936-1952), как ни странно, также оказался в плену влияния сочувствующих Германии господ во главе с министром иностранных дел лордом Галифаксом, которого он даже всерьез планировал назначить премьер-министром.

Так или иначе, вокруг Галифакса вращалась все сливки английских и немецких фашистов, и тот чувствовал себя настолько уверенно, что мог, не скрываясь, делать и говорить все, что ему вздумается.

К примеру, в своем заявлении от 19 ноября 1937 года глава МИДа открыто поблагодарил фюрера за то, что тот оказал невероятную услугу своей борьбой с коммунизмом, и что тот не дал распространиться идеям большевиков на Запад. Вскоре этот же правительственный кабинет будет горячо приветствовать оккупацию и расчленение Чехословакии и всячески оправдывать права на “расширение жизненного пространства” немецкой нации. Мы-то с вами уже знаем, что приветствовалось всякое “расширение”, но… исключительно в восточном направлении.

2 сентября 1938 года Невилл Чемберлен в своей речи заявит следующее:

Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира... и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России..”.

Все усилия цивилизованного мира были направлены на попытку спровоцировать заварушку. И повод нашелся — 16 сентября 1938 года разгорается первый Судетский кризис. В Чехословацких Судетах проживающие там 3,5 млн этнических немцев требуют немедленного присоединения к Третьему рейху. Чехословакия вводит в район войска и срывает местный путч, ситуация накаляется. Для примирения правительства Чехословакии и Судетско-немецкой партии, в качестве “независимого эксперта”, прибывает президент тайного совета Великобритании — лорд Уолтер Ренсимен.

Учитывая, что вы уже прочли выше, нетрудно догадаться, что произошло дальше. Следуя политике умиротворения Гитлера, миссия Ренсимена однозначно подыгрывает нацистам и категорически требует дать Судетским немцам автономию, фактически провоцируя острый конфликт, который позже будет формальным предлогом для “Мюнхенского соглашения” (Мюнхенского сговора) и последующего раздела Чехословакии.

Накануне этого позорного события, 10 сентября 1938 года, в резиденции Гитлера в Берхтесгадене появился высокопоставленный гость — Невилл Чемберлен, который прилетел в Германию и в обстановке секретности на пару с Гитлером предрешил судьбу Чехословакии. Не буду мучать читателя, благо, материалов по Мюнхенскому соглашению много и эту тему можно запросто изучить самостоятельно. Франция и Англия принесли Чехословакию в жертву, теперь уже война в Европе была неизбежна.


Чемберлен и Гитлер. Мюнхен. Сентябрь 1938

Ну, а тем временем, английская аристократия не может простить себе недавний позорный провал движения “Б.С.Ф.” и кулуарные обсуждения причин такого фиаско, довольно быстро обозначили проблему — слишком большое количество неуправляемых масс с улицы, а потому было решено оживить местное фашистское движение исключительно силами аристократов самого высокого пошиба.
 

Так появился “Правый клуб” (в ряде источников его называют “Реакционный клуб”), который возглавил лютый русофоб и антисемит — капитан Арчибальд Мол Рэмзи. Рэмзи хоть и входил в аристократические круги, но был всего лишь ширмой. В этой связи достаточно упомянуть, что фактическим председателями на заседании клуба были герцог Веллингтонский (5th Duke of Wellington), герцог Вестминстерский (Duke of Westminster), лорд Семпилл (Lord Sempill), граф Гэллоуэй (Earl of Galloway) и несколько сотен других, очень уважаемых при дворе людей.
 

О том, чем в итоге занимались эти господа с прекрасными белыми лицами в своем “клубе”, я вам расскажу чуть позже, но то ведь аристократия, а что же происходило “на земле”?

Народные массы, увы, следуя стадному инстинкту, предсказуемо радикализировались, и ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, получила название “Хрустальной ночи” (Kristallnacht). Еврейские погромы организовано охватили Германию, Австрию и уже упомянутую выше Судетскую область Чехословакии.

Формальным поводом к погромам послужила выходка польского еврея Гершеля Гриншпана, смертельно ранившего выстрелом из пистолета секретаря немецкого посольства в Париже Эрнста фон Рата. Он скончался через два дня, как раз в очередную годовщину “пивного путча” и Йозеф Геббельс по такому случаю выступил с пламенной речью, призвав патриотов “выступить против мирового еврейства”.

Штурмовики из предварительно сформированных “отрядов нападения” (Sturmabteilungen), воодушевленные речью Геббельса, всю ночь отчаянно громили еврейские магазины, предприятия, синагоги, активисты грабили жилища и… увы, отважились перейти черту. В эту страшную ночь зверь фашизма поглотил около сотни человеческих жизней (как минимум 91 еврей погиб). Около 30 тысяч евреев было арестовано и отправлено в концентрационные лагеря. Через 3 месяца, многие из них были освобождены из лагерей при непременном условии, что они покинут Германию, но тут опять случилось то, о чем теперь очень не любят говорить...


Депортируемых насильно тащат в аэропорт Кройден. Фото получило название — "Депортация на смерть" ...

Весна 1939… 30 марта Чемберлен дает Польше гарантии полной защиты и содействия на случай нападения со стороны Германии, все торжественно жмут друг-другу руки и улыбаются. На следующий день, 31 марта, из Лондона показательно депортируют семью чехословацких евреев, которых, как вы уже догадались, отправили самолетом именно в Варшаву. В общей сложности, в Британской визе было отказано 500 тысячам евреев-беженцев, которые любой ценой цеплялись за возможность выжить.

Собранная по инициативе Рузвельта в июне 1938 года Эвианская конференция, должна была решить вопросы “по (еврейским) беженцам” и “решила” их весьма своеобразно. Представители 32 стран с многовековыми демократическими традициями просто дружно решили под разными предлогами не принимать у себя евреев-беженцев, при этом отлично понимая, какая судьба им уготована.
 

Несчастных предали совершенно все “цивилизованные страны”, все… кроме дикой Доминиканской республики, давшей согласие приютить и дать земельный надел всем, кто сможет до нее добраться. Те, кто не прошел в установленную ничтожную квоту беженцев, был обречен погибнуть в газовых камерах. Увы, позже всю вину за геноцид удобно свалили лишь на Гитлера...
 

Потоки предчувствующих смерть людей ринулись в морские порты, где пытались покинуть тлеющую Европу. И вот тут я вынужден упомянуть, что в Палестину они выехать не смогли — английский флот блокировал для них эту возможность. Причем когда Черчиллю, (формально) возглавлявшему армию и флот в 1940 году, кто-то донес об этом, он был в ярости. Однако, ему пояснили, что просто “не хотели ставить его в известность”, остается только гадать, от кого именно исходил приказ, раз никто не был наказан (подразумевается тогдашний глава МИДа, ярый антисемит и противник создания еврейского государства — Эрнст Бевин).

Не менее трагические драмы разгорались и на других кораблях с преданными всеми людьми народа Израилевого. В мае 1939 пароход “Сент-Луис”, до отказа наполненный евреями-беженцами, отошел из Гамбурга на Кубу, где люди планировали дождаться решения визового вопроса и эмигрировать в США. Там местный глава миграционной службы Мануэль Бенитес, обобрал их всех до нитки, продав им фальшивые разрешения на постоянное проживание, после чего, в лучших традициях демократии и свободы, пароход развернули обратно в Европу.

Почти все, кто не смог сойти на берег в Англии, погибли в концлагерях. В ноябре 1940 произошел инцидент с океанским лайнером “Патриа”, который забрав еврейских беженцев из порта в Румынии, достиг Палестины, но, как я уже упоминал выше, был блокирован ВМС Великобритании и поставлен на рейд в Хайфу. 25 ноября 1940 года на лайнере произошла диверсия, организованный (как считается сионистами “хагана”) взрыв (или торпеда) пробил дно лайнера, и в течение 15 минут лайнер затонул со всеми оказавшимися в трюмах людьми.

В феврале 1942 из Болгарии в Палестину отправился корабль “Струма”, который по невыясненным до сих пор причинам, взорвался и затонул в Черном море, (формально подозревают торпедирование подлодкой Щ-213, но это лишь версия).

Подобных драматических и “неудобных” эпизодов можно насчитать много. Достаточно упомянуть и тот факт, что полиция таких цивилизованных стран как Франция, Словакия, Венгрия, Голландия, Бельгия самостоятельно осуществляла аресты еврейского населения по месту жительства или работы, и доставляла их прямо в лагеря смерти. Вот такая вот, тогда была — “цивилизованная” Европа, и, увы, имейте ввиду, что с тех пор мало что изменилось…

В апреле 1940 года случился переломный момент. Агентами МИ-5 была арестована проживающая в Лондоне Анна Волкова (Anna de Wolkoff), дочь русского контр-адмирала Н.А. Волкова (да- да, того самого негодяя, что некрасиво поступил с легендарным крейсером “Варяг”, и сдал Англии остатки Русского флота, о чем я писал ранее).

Взяли ее при попытке передать через помощника военного атташе посольства Италии, секретное письмо в Берлин, которое было адресовано бежавшему в Германию фашистскому активисту (и агенту немецкой разведки) Уильяму Джойсу и которое также содержало похищенную через шифровальщика американского посольства секретную переписку Черчилля и Рузвельта, адресованную Абверу.

Самым невероятным явилось то, что Волкова являлась секретарем уже упомянутого выше “Правого клуба” капитана Рэмзи, куда входила вся радикальная аристократия, промышленники и даже члены Королевского двора. Не смотря на попытки помешать следствию, 23 мая 1940 года грянули внезапные масштабные аресты членов “Правого клуба”.
 
В штабе фашистов-аристократов была найдена “красная книга” действительных членов объединения, которая насчитывала 375 высокопоставленных фамилий, по убеждению работавших на нацистскую Германию.
К слову, материалы расследования этого дела, как и сама “красная книга”, строго засекречены (существуют только частичные выписки и официальные заявления), и скорее всего, архивные дела мы не увидим никогда, уж слишком высокопоставленные фамилии там засветились.



Через полгода “следствие выйдет” на уже знакомого нам Освальда Мосли, который также будет арестован и заключен в тюрьму. Полагаю, вы уже почуяли очередную интригу? Не торопитесь с предположениями, вы сильно удивитесь, тем более, что политика Англии в это время была, мягко говоря, очень далека от попыток победить фашизм, как явление и искоренить лютый антисемитизм.

В 1942 году, когда вовсю дымили печи Освенцима, превращая людей в пепел, бывший министр по делам колонии, а на тот момент — министр по делам Ближнего Востока — Барон Мойн (Уолтер Гиннес) выступит в палате лордов с зажигательной речью о том, что, дескать, “современные” евреи к библейским никакого отношения не имеют, а значит, рассчитывать на спасение и понимание не могут.

Разумеется, с таким отношением было трудно рассчитывать на какие-то существенные изменения политики в отношении евреев. Уже после войны в 1947 году достигший Палестины корабль с беженцами “Эксодус” был поврежден тараном Британских ВМС и захвачен. В ходе штурма два человека были убиты, 217 получили ранения. Пароход развернули и пригнали в Германию, где буквально только что выживших в нацистских лагерях еврейских беженцев насильно выгнали с корабля и разместили по британским концлагерям в окрестностях Любека.

Также система концлагерей для евреев, пытавшихся проникнуть в Палестину, была организована англичанами на Кипре и Мальте. Ах, да, совсем забыл — барон Мойн, за свои проделки будет убит в Египте 6 ноября 1944 года активистом сионистской организации “ЛЕХИ” Элияху Хакимом. Ну. а у нас с вами, на дворе снова конец лета 1939, и мы теперь, уже зная, как все будет протекать и чем закончится, продолжаем вникать в хитроcплетения событий предшествующих мировой бойне…

Итак, мы здорово отвлеклись, и я позволю себе напомнить — весной 1939 года Англия торжественно дает гарантии защиты Польше, а уже в июне в Лондон прибывает уполномоченный Гитлера — Гельмут Вольтат с задачей начать секретные переговоры “о разграничении сфер влияния между Германией и Англией”.

С английской стороны переговоры ведут министр по делам заморской торговли Роберт Хадсон и личный советник Чемберлена — Гарольд Вильсон. Позднее, переговоры продолжит посол Германии в Лондоне — Герберт фон Дирксен. Самое пикантное обстоятельство заключается в том, что Англия тут же предает Польшу, уверяя нацистское руководство, что решение обострившегося Данцигского вопроса (а Польша принципиально лезла на рожон, будучи уверена, что за ней стоит Англия, впрочем, как делает это и сегодня...), предпочитает отдать на усмотрение Германии и в любом случае не будет вмешиваться в его решение.

Это означало только одно — Польша была обречена.

Игра подходила к развязке. В Лондоне отлично знали о точной дате нападения на Польшу, которой англичане, как я уже упоминал, дали самые железные гарантии защиты, и поскольку Англия на самом деле не собиралась и не могла защищать Польшу, то из политического и дипломатического капкана надо было как-то срочно выкручиваться.

Прямо накануне нападения, 28 августа 1939 года, английский посол в Германии Невиль Гендерсон сделал Берлину эксклюзивное предложение — о союзе! Если бы Берлин принял это предложение (пятью днями ранее, Риббентроп в Москве подписывал знаменитый пакт — об этом далее), то бездействие в результате нападения на Польшу, объяснялось бы непредсказуемостью действии Гитлера, и Лондон красиво вышел бы из ситуации, как бы не желая портить отношения с только что обретенным союзником.
 
Однако, будучи отлично информированным о делах при дворе и желая изящно поставить Лондон на место, Гитлер предложение отклонил. А представляете в каком невыгодном положении была бы Англия сегодня, если бы — одобрил?
1 сентября, как мы все знаем, Гитлер сожрал Польшу. Правительство сбежало в Румынию, а почти миллионная грозная армия поляков, не оказав серьезного сопротивления, разбежалась по просторам того, что осталось от исторической Польши. В результате попытка Англии вовремя выскочить из игры, провалилась и ничего не оставалось, как 3 сентября объявить Германии войну, которая получила название — “Странная война”. Странной она была потому, что никто толком не воевал, создавая лишь ее видимость и мы с вами теперь уже точно знаем — почему именно…

Поскольку мы с вами дошли до оккупации Польши, было бы не лишним коснуться и так называемого “Пакта Молотова-Риббентропа”. Специальной литературы на этот счет написано много, любой желающий сможет изучить все в деталях, но я попробую очень коротко объяснить не слишком сложную задумку, тем более, что в контексте всего, что вы уже прочли выше, понять ее будет совершенно несложно.
 

Итак, цивилизованным миротворцам необходимо было создать для Гитлера условия, при которых он будет полностью уверен в том, что в случае его похода на Москву, Лондон и Париж будут пребывать в полном нейтралитете. Первоначально, приближая Гитлера к границам СССР, планировалось создать ему своеобразный “географический коридор”, и не только скормить Польшу, но и следующие за ней страны Прибалтики.
 


Для этого, была задумана хитрая дипломатическая волокита с Москвой о некоем “франко-британо-советском договоре” в случае агрессии (там был еще целый ряд стран). При этом, договор предлагалось сформулировать так, что Советский союз заведомо ставился в неравное положение — он был обязан помогать всем, ему — никто и ничем не обязан.

Фактически Берлину открытым текстом сообщалось, что если Гитлер вздумает занять Прибалтику, то на Западе никто не обидится, мало того, по этому договору СССР автоматически входит в войну.

Готовилась очень хитроумная, как казалось в Лондоне, ловушка. Еще весной того же года, 11 мая на переговорах в Москве, польский посол Вацлав Гржибовский, при поддержке Англии и Франции категорически отвергает возможность заключения Пакта о взаимопомощи с СССР. С одной стороны считалось, что это должно было спровоцировать “нападение на Польшу” (годом ранее Польша отказалась пропустить Советскую армию для помощи Чехословакии) со стороны СССР, а с другой получилось так, что когда Гитлер сожрал Польшу, то СССР, не связанный с ней никакими договорами, просто дождался прекращения существования Польского государства и 17 сентября, ничего не нарушая, спокойно занял свои территории по так называемой линии Керзона, закрепленной Версальской конференцией союзников.

Как говорится, не копай другому яму — сам в нее попадешь. Самое забавное в этой истории то, что парламентеры, во главе с Вильямом Стренгом присланные Лондоном в Москву для подписания договора, даже не имели никаких на то полномочий, на что указали советские представители. Иными словами, этот договор в случае подписания, не стоил бы даже бумаги на которой был написан.

В это же самое время, пока Франция и Англия тянула волынку в бесчисленных согласованиях текста “дружественного” договора, в Берлин направляется уже упомянутый ранее министр по делам заморской торговли Англии — Роберт Хадсон, который за спиной Москвы и Парижа провел переговоры с экономическим советником Гитлера Гельмутом Вольтатом о крупном денежном займе для Германии, так необходимом для реализации восточной авантюры, так же было решено великодушно “простить” долг аннексированной Австрии, который Англии обязался выплатить Берлин, но позже отказался это сделать.


Как покажут дальнейшие события, в Москве очень хорошо знали о планах Лондона и потому Москва ненавязчиво потребовала внести в готовящийся совместный договор важный пункт о гарантиях Прибалтийским государствам, за которые в случае агрессии должны были заступиться дружественные им Англия и Франция (это была бы гарантия прекратить заигрывания с Гитлером).
 

Само собой разумеется, планируя скормить Прибалтику Гитлеру следующей, такие гарантии дать они категорически не могли и переговоры на этом застопорились. Последовавшее за этим, неожиданное для Франции и Англии заключение советско-германского Пакта о ненападении, (которое кстати произошло по инициативе Риббентропа на основе пересмотра договора “О нейтралитете” от 1926 года с учетом “взаимных интересов”), нанесло непоправимый удар по планам развязать войну, дав Советскому союзу два года времени на военную подготовку и несколько сот километров предполья для обороны границ.

Ну, а дальше вы уже знаете, 23 августа Риббентроп и Молотов подписывают акт о ненападении, спустя неделю Гитлер спокойно сжирает Польшу под провал попытки Англии заключить с Гитлером союз.

После того, как Польша прекращает свое существование и ее правительство бежит, Прибалтийские государства тут же заключают в Москве договора о взаимопомощи, на основании которых СССР, ничего не нарушая, выходит к линии (английского лорда) Керзона на польской границе и на основании совместного договора размещает свои контингенты в Прибалтике.

Попавшая в дипломатическую ловушку Англия, вынуждена объявить войну Германии. Гениальный ход Сталина! Лучшего способа выйти из казалось бы неразрешимой ситуации с максимальными преференциями и придумать нельзя было!

Ну, а теперь снова о грустном, чуть выше я упоминал, что случилось с евреями, но не менее тяжело обстояли дела и другими классовыми врагами фашистов — коммунистами. В сентябре 1939 года, после того как Англия, Франция и США позволили Гитлеру занять Польшу, предвкушая дальнейшее развитие событий по вторжению Гитлера на восток, в Европе наравне с “еврейским вопросом”, как-то вдруг внезапно обострился и “коммунистический”.
 

Как только Польша прекратила сопротивление, 26 сентября правительство Деладье во Франции издало декрет о запрете коммунистической партии. Началась череда арестов, затронувших даже членов парламента.

В это же время специальные эмиссары Чемберлена активно наведывались в Рим, рассчитывая использовать влияние Муссолини, чтобы надоумить Гитлера не останавливать Польскую компанию и устремиться дальше — на Москву.

Дабы побудить Гитлера клюнуть на уловку, требовалось не откладывая, срочно инициировать еще один или два пограничных конфликта, в котором будет задействован геополитический союзник Германии. И как вы, наверное, уже догадались, 26 ноября 1939 года в Карелии, пушки с Финской стороны обстреляли поселок Майнила на Советской территории. Началась Советско-Финская война, которая, надо признаться, не смотря на богатую материально-техническую помощь союзников Финляндии, агитирующих все прогрессивное человечество дружно пойти в “крестовый поход против коммунизма”, закончилась в пользу СССР и стоила финам 11% своей территории, совершенно добровольно переданной по перемирию в пользу СССР, однако это тема отдельного разговора.
 

Лишь упомяну, что обещанную Маннергейму 150-тысячную англо-французскую десантную группировку, которую “обязательно должны были” высадить в Нарвике и Тронхейме, так задерживали, что в конце концов — не прислали (хитро придумано? Ну, а вы как думали!).

Кстати, задумка с финской авантюрой начала готовиться по крайней мере за три месяца до пограничной провокации. Еще 19 марта 1940 года в Палате общин была одобрена поставка Финляндии двух сотен орудий, 101-го самолета и боеприпасов. Франция снабдила Маннергейма 175 самолетами и поставила свыше 500 орудий с внушительным арсеналом стрелкового оружия. Тогда же Маннергейму пообещали собрать и выслать франко-британский экспедиционный корпус, тот самый, которого он так и не дождался, начав заваруху.

Маннергейм догадался, что его использовали и обманули, отправившись в Москву подписывать перемирие. Гитлера втянуть в военную авантюру с северной войной тогда не удалось, но военная мощь СССР была значительно ослаблена финской компанией. Лишь по счастливой случайности сорвался Английский план “наступления с юга” через Турцию и уничтожения Бакинских месторождений с аэродромов в Сирии и Ираке.

В общем, если бы планы Чемберлена были реализованы, бог знает, чем бы все это закончилось.

Так или иначе, Гитлер раскусил планы англичан, решив преподать им небольшой урок, и 7 марта 1940 года отдал приказ о молниеносном захвате Норвегии и Дании. Дания капитулировала всего за час, Норвегия — за двое суток, при этом норвежцы обвинили Лондон в том, что их предали (т.е. и этим уже дали пустые обещания).
 

Порт Нарвика немцы брали прямо под носом у Британского флота, что привело в ярость Лондон, но… ценного немецкого товарища трогать было нельзя, по крайней мере, до того, как он не пошел войной на восток, а для этого по всем фронтам кропотливо создавались все необходимые условия.

Продолжение следует 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как агрессор стал потерпевшим – Польша во Второй Мировой войне

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора (Окончание)

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора (Часть 3)

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора (Часть 2)

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.