Эмиграция

29.11.2020

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Этот сладкий замкнутый круг

Этот сладкий замкнутый круг
  • Участники дискуссии:

    15
    43
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Всегда так было. Запад очень любит русских писателей, которые ненавидят все русское. Даже готовы дезавуировать универсальное значение Нобелевской премии (последний пример тому наука) ради достижения своих политических целей. Вдолгую играют, вредители. Конечно, много достойных мастеров художественной словесности предпочли осесть за пределами России. И это их выбор, который мы не можем осуждать.

Иван Алексеевич Бунин — гениальный литератор и убежденный антибольшевик — это его право. Но многие покидали Родину, вслушиваясь в «утешно» звучащий «голос», находя в нем новый смысл жизни вместо якобы утраченного — и он на поверку оказывался иллюзией, симулякром. Мало кто из русских интеллигентов смог полновесно обрести себя на чужбине. В прошлом мыслители, искатели, словотворцы вынуждены были обращаться в таксистов, портных, агрономов, только бы решить материальный вопрос, потому что послевоенная жизнь обескровленной Франции, которой некуда было стремиться (в отличие от Советской России, честно и добросовестной строившей коммунизм), не предполагала великих творческих поисков.

Русская эмиграция влила в одряхлевший галльский организм новые соки, породив прославленные дома моды и наполнив цветным содержанием столичные салоны. Новый культурный приток с русского Востока расшевелил застоявшееся течение западноевропейской цивилизации. Правда, жизнь наших там была несладкой. Любой выскочка из проулочного полумрака считал своим долгом пнуть русское самосознание обвинением в предательстве союзнических интересов, попрекая выходом России из «праведной войны» и тем самым отказывая русскому эмигранту в праве на достойную жизнь. Впрочем, мигрант сам выбирает свою мигрантскую судьбу. Никто кроме него.

Хотя по правде говоря никто так не предавал преступно легковерную белую Россию, терпящую поражение в Гражданской войне, как Франция. Что тут говорить — в этом отвратительном искусстве Франция изрядно поднаторела. Особенно тяжелой стала участь русского человека на берегах Сены после убийства французского президента Поля Думера русским закомплексованным переселенцем Павлом Горгуловым, который с легкой руки французских же спецслужб основал «фашистскую зеленую партию». После этого было дано указание на полную маргинализацию русской общины, которая сосредоточилась в пределах маленького суперпровинциального Биаррица, пусть даже очень живописного.

Но в дальнейшем любовь Запада к русским писателям антирусского толка не утихла. Самые известные литературные деятели России в западном обывательском сознании — это Пастернак, Солженицын и теперь еще немного Алексиевич. О других великих писателях они отказываются знать. Бунин, Шолохов — оба лауреата Нобелевской премии по литературе, но их имена в западной аудитории практически неизвестны, так что тогда говорить о чисто русских гениях Паустовском и Шукшине. Можно сказать, что тем самым читатели по ту сторону железного занавеса себя ограничивают, но следует задаться вопросом — а может, оно так им и надо?

Сужение горизонтов познания — дело добровольное. Если это происходит из поколения в поколение, а с каждым следующим поколением пространство сужается до катастрофичности, то это судьба. Незнание — это первый этап искаженного знания, которое, в свою очередь — первый этап расчеловечивания. Так мы неуклонно возвращаемся в 1930-е годы, когда было выращено новое поколение обцивилизованных европейцев, не знающих Россию, ненавидящих Россию и готовых утвердить на ее бескрайних полях свой окровавленный тевтонский меч. Утвердили?

Все, все это происходит и сегодня. Выставки, премии, гонорары, гранты на антирусскость — в порядке вещей. Щедро оплачивается только тот проект, который ниспровергает универсальные русские ценности, хотя у старого интеллектуально ориентированного поколения французских читателей ощущается еще «тяга познания русской души», которую они не могут познать потому, что не там ищут. Для того, чтобы познать ее, нужно понимать православие и знать историю как минимум со времен князя Владимира Красно Солнышко. Поэтому гораздо проще упростить, чтобы не понять и, соответственно, отвергнуть как чужое. Долго ли они будут пребывать в замкнутом круге собственных заблуждений — вопрос открытый.

facebook.com


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Вдохновлённая свыше

О главном отличии русской литературы

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

«Высокое достоинство русской породы...»

Памяти Н.В. Гоголя. Окончание

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

«Лестницу, скорее подавайте лестницу!»

Памяти Н.В. Гоголя. Часть 4

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

«Будьте не мёртвые, а живые души...»

Памяти Н.В. Гоголя. Часть 3

«Они не журналисты»: как в Латвии расчеловечивают тех, кто работает с российскими СМИ

"...Нейт любил человечество абстрактно – права человека, равные возможности, искоренение бедности. Теоретически он даже сочувствовал тем, чьи возможности ограничены: «надо принимат

Биполярное расстройство Литвы: «а нас-то за что?»

Вот завтра и посмотрим...

Американский майдан: это другое

Совершенно верно. Подобного штурма в РБ не было. Но, на приведенном мной видео, в Пинске толпа как раз шла к зданию райисполкома. И если бы милиция не устояла, был бы захват здания

Семья была большая, восемь душ, всех и расстреляли: жительница Аудрини о трагедии 1942-го

Ну а если власть в Латвии поменялась бы и объявили бы новые власти, что латышей (поляков, русских и.т.д, не важно кого) стрелять даже не нужно, а можно, что произошло бы? Отряды по

В Ереване нет МУЗЕЯ ОККУПАЦИИ, но в принципе все для него готово.

Это ваши замки? Или это замки ваших поработителей? Вы уж определитесь...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.