Прогнозы

15.03.2017

Мирослав Митрофанов
Латвия

Мирослав Митрофанов

Политик, депутат Европарламента

Долголетняя стагнация Латвии —

самый реальный из всех возможных сценариев

Долголетняя стагнация Латвии —
  • Участники дискуссии:

    22
    89
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

EADaily побеседовал с сопредседателем партии «Русский союз Латвии» Мирославом Митрофановым. Темы для беседы оказались очень разнообразными: Митрофанов рассказал о процессах внутренней и внешней политики государства, о взаимоотношениях властей стран Прибалтики и США, о социально-экономических перспективах региона.
 


— Если говорить о нынешней политической ситуации в Латвии, то какую тенденцию вы хотели бы выделить?

— Латышская политическая история развивается циклами. Раз за разом возникает очередной «проект спасения нации» — мощная партия, которая заручается поддержкой национальной элиты, добивается власти, затем постепенно скатывается в упадок и в итоге уходит в небытие — а её бывшие сторонники объединяются вокруг нового проекта.

Мы отлично помним имена этих политических сил: «Народный фронт», «Латвийский путь», «Народная партия», «Новое время» — всех их уже не существует. С 2010 года центральной партией власти стало «Единство», но сейчас и оно вошло в фазу упадка.

Думаю, что предстоящие в июне муниципальные выборы ещё сильнее подорвут позиции «Единства», которое не смогло изыскать в своих рядах харизматичных кандидатов в мэры крупнейших городов. Это чревато для «Единства» потерей важнейшей части своего электората, то есть латышской бюрократии, утратой доступа к финансовым ресурсам.

До парламентских выборов 2018 года «Единство», разумеется, дотянет в составе правящей коалиции, но вот что будет дальше…


— А кто же придёт на смену «Единству» в качестве главной коалиционной партии?

— Раньше в подобных случаях при закате очередного «гегемона» всегда уже имелась другая партия, постепенно перенимавшая функции правящей — то же «Единство» в своё время сменило «Новое время» с поглощением последнего.

У руля остались циничные деятели, сочетающие неолиберализм с прозападной ориентацией, ставкой на американских и западноевропейских партнеров.

Статус «центральной» правящей партии определяется выбором специфического электората: это преуспевающие чиновники, профессиональная элита — то есть, люди, нашедшие себя в условиях латвийского национального капитализма. В Латвии они хорошо организованы и благодаря своим связям и влиянию всегда имеют возможность «протолкнуть» свою партию на вершину власти.

Но сейчас новой «чиновничьей» партии на замену «Единству» не просматривается. Сможет ли президентско-премьерский Союз «зелёных» и крестьян (СЗК) занять эту нишу, ещё неизвестно. Как следует из названия, у них особый избиратель — более провинциальный, менее связанный с преуспевающим классом столичных чиновников.


— А какими вы видите перспективы праворадикалов из Национального блока ВЛ-ТБ/ДННЛ?

— Нацблок сохранит свои позиции, но вряд ли существенно их усилит. Если смотреть по рейтингам, то резкого роста их популярности не просматривается — есть лишь незначительные колебания.

К слову, праворадикалы, как это ни удивительно, сумели в столице найти некий modus vivendi с правящей там коалицией в лице «Согласия» Нила Ушакова и «Честь служить Риге» Андриса Америкса — несмотря на то, что формально их идеологический профиль противоположен идеологии Нацблока. На уровне рижского самоуправления ультраправые иногда сотрудничают с Ушаковым и даже получают от него доступ к разного рода ресурсам.

Что касается латышского общества в целом, то его радикализация не приводит к появлению новых более радикальных партий. Однако почти во всех латышских партиях растет количество членов, придерживающихся крайних националистических взглядов. Это уже оборачивается негативными последствиями.





— В чём конкретно выражаются данные последствия?

— Президент Раймонд Вейонис в последнее время несколько раз пытался сделать хоть что-то, дабы смягчить остроту проблемы массового безгражданства в Латвии. Нужно заметить, что Вейонис действительно хороший президент для этой страны — в определенной степени наша политическая система держится именно на доверии народа к президенту.

Можно было ожидать, что президентский призыв к дискуссии на тему института неграждан будет поддержан хотя бы участниками выдвинувшего Вейониса в главы государства Союза «зелёных» и крестьян.

Но на деле мы увидели категорическое отвержение этой идеи не только у радикальных националистов, типа ВЛ-ТБ/ДННЛ, но и у других коалиционных партий, в том числе у членов СЗК. Были отвергнуты даже самые минимальные предложения, типа призыва автоматически давать гражданство детям неграждан.

Казалось бы, послабление, касающиеся лишь десятков человек в год ничего в стране не поменяет — но нет, нельзя! Это был бы чисто символический шаг, и его сделать правящие политики не пожелали.


— Неужели правящей элите так важно ни в чём не уступить русской общине? Но почему?

— Возможно, срабатывает геополитический фактор. Планета находится в состоянии острого конфликта между Россией и западным блоком, избрание Дональда Трампа президентом США отодвинуло начало войны, но полностью её не отменило.

В этих условиях любой шаг навстречу местным русским воспринимается латышской элитой в качестве предательства якобы общей западной антироссийской позиции.

В сознании местного национального большинства никакой разницы между русскими Латвии и собственно Россией не существует. Дескать, если будет сделан шаг навстречу негражданам, это станет внешнеполитической победой России.


— Но ведь даже американцы советуют прибалтам пойти на послабления в отношении русской общины… Вот, например, недавно были опубликованы соответствующие советы экспертного центра RAND…

— Когда российские политологи утверждают, что у американцев, дескать, в Прибалтике всё намертво схвачено, они сильно грешат против истины. На деле Вашингтон готов терпеть дерзкие выходки местных правящих в обмен на стратегический прозападный курс этих стран.

Приведу характерный пример. В прошлом году американское посольство в Риге заявило, что начинает общаться с латвийскими русскими на русском же языке. У латышских политиков это вызвало взрыв возмущения, они заставили американцев пересмотреть свои намерения.

В те дни латышский сегмент «твиттера» просто кипел от ярости, американских дипломатов обвиняли в неуважении к стране пребывания. Для американцев это была унизительная история, но они смирились…

Говоря о только что опубликованных пожеланиях RAND о необходимости смягчения отношения к русским Прибалтики, необходимо напомнить, что подобные рекомендации высказывались регулярно, ещё начиная с времен президентства Билла Клинтона. Но латышские власти плевали на такие советы, что называется, с высокой колокольни.


— Как будут складываться отношения стран Прибалтики с администрацией Дональда Трампа? Не секрет ведь, что здешние элиты делали ставку на Клинтон, они успели многократно оскорбить Трампа в предвыборный период…

— Это зависит от того, насколько Трамп сможет справиться со своей американской элитой, значительная часть которой противится его курсу.

Антитрамповские силы настолько влиятельные и сплоченные, что пока они кажутся не по зубам нынешнему президенту США. Не Трамп подминает под себя американскую административно-экспертную систему, а, похоже, она его. Те назначения, которые он сделал в военной, внешнеполитической сфере, не внушают большого оптимизма. Дональда Трампа «обложили» настолько плотно, что вынуждают его выполнять «не свою» программу.

Конечно, если он сумеет навести порядок в американской экономике, то получит почву под ногами для того чтобы задушить или переформатировать противостоящие ему силы — чиновничий аппарат и экспертное сообщество. Но это даже если и случится, то лишь в достаточно отдалённом будущем.





Пока что достигнутый к настоящему моменту в Прибалтике статус-кво сохраняется: ни о каком выводе дополнительных войск НАТО из региона речи не идет. Более того, правящие элиты Литвы, Латвии и Эстонии удачно «подыграли» Трампу, много раз ранее заявлявшему, что Вашингтон не станет защищать тех, кто сам не заботится о своей обороне.

Ещё не так давно крупные страны Западной Европы откровенно издевались над американцами, отказываясь вносить пропорциональную долю в общий бюджет НАТО. Однако Эстония с Польшей, а потом и Латвия с Литвой добровольно и с песней начали наращивать свои военные расходы — даже выше той планки, что предусматривается уставом альянса.

То есть сейчас эти государства демонстрируют всей остальной Европе, как надо проявлять лояльность к администрации нового президента США. Поэтому нет никаких оснований предполагать, что из-за Трампа произойдут какие-то резкие перемены в отношениях государств Прибалтики и США.

И тем не менее мы считаем, что победа Дональда Трампа на выборах стала большим успехом для всего человечества — это даёт шанс на сохранение мира.


— Возвращаясь к чисто латвийским делам, хотелось бы узнать ваше мнение относительно перспектив партии «Согласие», которая держится, главным образом, на русских голосах.

— Полтора года назад по заказу правительства Латвии было проведено социологическое исследование настроений русской общины. Оно выявило огромное отчуждение, существующее между государством и проживающими в нём русскоязычными, вне факта наличия или отсутствия у них гражданства.

Люди смирились с тем, что ничего уже изменить нельзя — они уходят в себя и перестают активно интересоваться протекающими в стране политическими процессами.

Эта тенденция работает, с одной стороны, на «Согласие», но с другой — против него.

Многие чисто «на автомате» продолжают поддерживать партию Нила Ушакова, даже не вникая в сильные или слабые стороны его работы, голосуют чисто по этническому принципу.

Но у «Согласия» нет полной уверенности в том, что значительная часть русского населения города вообще придёт на избирательные участки — тем более что в последние годы «согласисты» практически устранили из своей деятельности правозащитный компонент. Они не поднимают вопросов, связанных с дискриминацией русскоязычной общины, не выносят предложений по преодолению неравенства, а чаще вообще стараются замолчать данную проблему.

Скажем, весной прошлого года «Согласие» особо не сопротивлялось планам правительства ввести систему уголовных наказаний за критику власти — данный закон, если бы его утвердили в первоначальном виде, подставил бы под репрессии заметную часть местных русских.

И то, что его в этом виде так и не приняли, заслуга, в первую очередь, президента Раймонда Вейониса, а во вторую — главы МВД Рихарда Козловскиса, устрашившегося от перспективы, что его подопечным придётся массово арестовывать оппозиционеров и сажать их на пять-восемь лет за критику власти.

Тут наверняка постарались и американцы, которые в условиях продолжающегося вооруженного конфликта на Украине не хотели заполучить «второй фронт» в Латвии.


— Ну и к чему может привести пассивность «Согласия» относительно русского вопроса?

— Это может обернуться тем, что Ушаков и его союзник Андрис Америкс, возглавляющий партию «Честь служить Риге», могут недополучить одно-два места, необходимые для формирования коалиционного большинства.

А латышские партии уже заключили между собой пакт, что они не будут сотрудничать с Ушаковым и Америксом. В связи с этим не исключен и вариант потери Ушаковым мэрства.

Впрочем, я оцениваю такой исход как не слишком вероятный. Дело в том, что центральная власть сама работает на пиар Нила Ушакова, достаточно вспомнить многочисленные наказания за употребление им русского языка, в частности — за общение в соцсетях от лица самоуправления на русском.

Таким образом, «нетитульный» избиратель получает подтверждение, что Ушаков по-прежнему «свой», «страдалец за язык», и его надо поддерживать.


— В последнее время всё больше говорят, что скоро Евросоюз снимет Латвию со своего денежного довольствия. Это действительно так?

— Для стран Прибалтики в экономической сфере приближается так называемый «идеальный шторм». Так называют сочетание двух или более не связанных между собой факторов, усиливающее суммарный разрушительный эффект.

С 2018 года начнётся сокращение финансирования, поступающего из структурных фондов ЕС. В 2020-м это финансирование окончательно исчезнет.

Сейчас из данных источников поступает от пятой части до четверти латвийского бюджета. Нынче в обмен на каждый евро, вложенный Латвией в общеевропейский «котел», страна получает назад примерно четыре евро — однако скоро эта «манна небесная» закончится.

Одновременно и Россия полностью выводит из Латвии свой транзит, который тоже даёт ощутимую часть бюджетных поступлений. Таким образом, наше государство к 2020 году рискует оказаться в бедственном положении.


— А у властей на этот случай предусмотрен план спасения государства?

— Коалиционные партии обсуждают вопрос выживания — правда, очень тихо, дабы не спровоцировать панику у населения.

В качестве основного варианта спасения предлагается упрощение правил для местной бизнес-среды. Планируется реформа налогообложения, предполагающая снижение налогов на рабочую силу.

Инициаторы этих предложений надеются, что сюда потянутся фирмы, например, из Великобритании, которым нужно сохранить регистрацию в ЕС. Мол, низкие налоги, простые условия регистрации, дешевая с точки зрения западного обывателя жизнь, быстрый интернет привлекут сюда зарубежный бизнес.

Сам по себе замысел неплох, но беда в том, что время, исторически отпущенное на его реализацию, очень короткое. Ведь в первый момент время после снижения налогов произойдет не наполнение бюджета, а его опустошение.

Это может оказаться новым фактором способствования тому «идеальному шторму», о котором я говорил выше.





— Но ведь перед новым годом власти, напротив, решили обложить микропредприятия Латвии тяжёлыми налогами. И лишь когда «микрики» стали закрываться в больших количествах, налоговое бремя смягчили…

— Это был непродуманный шаг, свидетельствующий о хаосе в системе госуправления. Там не сумели своевременно подготовить элементарный анализ того, что произойдет после ужесточения налогов для микропредприятий.

Но само по себе это намерение, опять же, вполне оправданное.

C одной стороны, микропредприятия с их ставкой микроналога оказались наиболее удобным способом деятельности для многочисленных кустарей-одиночек, владельцев семейных бизнесов, журналистов и прочей «мелкоты».

С другой — многие крупные фирмы использовали этот формат для ухода от налогов. Они формально разделили себя на сотни «микриков» и избавились, таким образом, практически от трети налогообложения.

Естественно, латать дыру в госбюджете как-то требовалось — другое дело, что поступать нужно было куда более взвешенно и продуманно.


— Как же Латвия станет выживать в ближайшие годы?

— Мы ещё толком не знаем, что предпримет Евросоюз после 2020 года. Возможно, обрыв в финансировании не будет столь радикальным — ведь разговора о том, что платежи прекратятся полностью, пока не идёт. Возможно, что они примут другую форму — долгосрочных кредитов, гарантийных обязательств, субсидий на стимулирование бизнеса и т.д.

Насколько такие меры смогут заменить прямые инфраструктурные вложения, ещё никто не знает. В худшем случае после 2020 года в Латвии повторится ситуация 2008 года, когда страну постиг тяжкий финансово-экономический кризис.

Возможности для маневра в новой ситуации очень ограничены, ведь Латвия, естественно, не может девальвировать евро (напомню, страна перешла в еврозону с 2014-го) по своему усмотрению. Будут, как и в 2008-м, сокращать чиновничью армию (начало этого процесса наблюдается уже сейчас), «резать» зарплаты в госсекторе, продолжится отток населения.

Другое дело, что в отличие от 2008-го, возможности трудовой эмиграции окажутся минимальными.

Раньше большинство латвийцев оседали в Великобритании, но теперь, в связи с известными событиями, эта страна для них закрывается. Остается обширный германский трудовой рынок, но там гораздо более сильная конкуренция, да и языковой барьер сказывается — всё-таки большинство из нас в школе учили английский, а не немецкий.

В общем, эмиграция из Латвии окажется под силу, главным образом, тем, кто и так крепко стоит на ногах: профессиональной элите, специалистам своего дела, вроде опытных врачей и инженеров.

Но если говорить о представителях рабочих специальностей, то они окажутся в затруднительном положении — в Германии нет такого количества неквалифицированных трудовых мест, чтобы устроить всех латвийцев. Кому-то удастся сесть на социальные пособия в других странах, но эти системы будут переформатироваться таким образом, чтобы выплачивать деньги только тем, кто реально успел проработать какой-то срок.

В дальнейшем, судя по всему, произойдёт превращение Литвы и Латвии в большие «социальные дома». Населению станут платить из средств ЕС небольшие деньги (по паре сотен евро) просто за то, чтобы они сидели здесь и никуда не ехали. Молодежи, конечно, будет легче вырваться, но людям в возрасте придётся соглашаться на подобный вариант.

Но должен подчеркнуть: я считаю разговоры о том, что Прибалтику якобы ждет какой-то коллапс с последующей революцией, абсолютно несостоятельными. Долголетняя стагнация — самый реальный из всех возможных сценариев в данном случае. Она может тянуться десятилетиями.


— А почему прибалты не могут отправиться завоёвывать российский рынок труда?

— Возможности трудовой миграции в Россию для нас ограничены. Россияне ставят жёсткий выбор: ты обязан безусловно переехать в РФ, сменить гражданство — и тогда уже можешь включиться в общий рынок труда наряду с местными.

Дорога же в западном направлении для русских Прибалтики более щадящая: не нужно виз, нет необходимости рвать связи со страной рождения, можно сохранять гражданство, свободно ездить туда-сюда, выбирая для себя наилучшее место, не требуется оформлять разрешения на работу.

В другую страну ЕС можно переехать временно, потрудиться там, сравнить условия, вернуться домой на отдых — хотя, конечно, в большинстве случаев постепенно западноевропейская жизнь затягивает человека окончательно.

А Москва требует от соотечественника: либо сразу и насовсем, либо никак! И это, конечно, заметно сокращает число зарубежных русских, способных поехать в поисках работы в Российскую Федерацию.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Иностранные легкие: леса Латвии не принадлежат латышам

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

«История успеха» по-латвийски: обещаний много, а сделано мало

Владимир Бузаев
Латвия

Владимир Бузаев

Математик, физик, политик

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КАК ЭЛЕМЕНТ РУССКОЙ ЭТНИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Вадим Авва
Латвия

Вадим Авва

Публицист

ДОЛГИ НАШИ

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.