Реформа образования

19.09.2014

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Документальный фильм «Русским школам быть!»

К 10-летию формирования Русской общины Латвии

Документальный фильм «Русским школам быть!»
  • Участники дискуссии:

    30
    178
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Этническая община — это совокупность людей, которые осознают, артикулируют и защищают ненасильственными методами свои интересы.
 
Отличительной чертой любой развитой общины является наличие у нее социальных институтов (школ, университетов, театров, музеев) и способность производить различного рода артефакты, которые необходимы для формирования общественного сознания — книги, картины, скульптуры, музейные экспозиции, фильмы.
 
Русская община Латвии сформировалась в борьбе с так называемой реформой русских школ в 2003-2004 гг. Это было массовое движение протеста против попыток латвийских властей запретить преподавание в государственных школах на русском языке, а в конечном счете — против насильственной ассимиляции русского населения.
 
В ходе этого движения возникла сетевая организация Штаб защиты русских школ, которая координировала действия протестующих и артикулировала их требования. Усилиями Штаба и поддержавшей его деятельность партии «За права человека в единой Латвии» русские школы в стране были сохранены.
 
Русская община установила «красную черту» перед своими социальными институтами, которую властям не позволялось переходить.
 
Однако латышские националисты не очень поняли смысла перемен, происшедших в 2004 г. и в 2010 г. затеяли референдум о запрете русским детям учиться в школах на родном языке.
 
В ответ на это они получили в начале 2012 г. референдум о предоставлении русскому языку статуса второго государственного. Этот референдум организовало уже общество «Родной язык». На референдум в защиту права на самоидентификацию вышло все правоспособное русское население, и вместе с ними было триста тысяч русских, лишенных латышскими националистами прав гражданства.
 
Новая попытка правящих латышских националистов ликвидировать русские школы в 2014 году — и новые акции протеста, которые теперь уже организуют Парламент непредставленных и Конгресс неграждан.
 
В итоге мы можем говорить о том, что 1 сентября 2004 г. сформировалась Русская община Латвии, и в этом году мы должны отмечать ее 10-летний юбилей.
 
К этому юбилею я подготовил документальный фильм «Русским школам быть!» из видеоматериалов, снятых в период борьбы с «реформой русских школ».
 
Мною двигало желание помочь членам общины лучше осознать смысл происходивших десять лет тому назад событий и почувствовать свою причастность к большому Русскому миру.
 
Автор не претендует на полноту и абсолютную объективность освещения развернувшегося десять лет тому назад массового русского протестного движения, поскольку примкнул к нему только в мае 2004 г. и не входил в состав Штаба. Представлена всего лишь авторская версия событий. На презентации в одном из рижских кинотеатров две недели тому назад «штабисты» высказали ряд замечаний и соображений о содержании фильма, с абсолютным большинством которых автор согласен.

 

«Русским школам быть!» Фильм Александра Гапоненко




 
 
Для большей объективности освещения происшедших десять лет тому назад событий автор попросил высказаться одного из самых активных трибунов того времени — Александра Казакова, которого, как помнят читатели, незаконно выдворили из страны в начале сентября 2004 г.

 
 
 
АЛЕКСАНДР КАЗАКОВ: надо организовать такое давление на власть, когда ей будет выгоднее уступить, а не продолжать сопротивляться
 

Фрагменты беседы

 

 
В этом году злополучная школьная реформа образования 2004 года отмечает свой десятилетний юбилей. И вот на подходе уже новые преобразования, полностью сужающие возможности обучения русских детей Латвии на их родном языке. В контексте этих вызовов необходимость осмысления борьбы, направленной на защиту интересов русского населения Латвии, становится актуальной как никогда.
 
Мы поговорили с Александром КАЗАКОВЫМ, одним из лидеров движения в защиту русских школ, депортированным из Латвии в 2004 году.
 

— Саша, скажи, было ли движение в защиту русских школ стихийным и народным — либо управлялось кем-то?
 
— Все началось со скромного движения профессионалов, профессионалов массовых — учительская среда. Я разговаривал с этими учителями. Как только они поняли, что это за реформа, они осознали, что теряют не работу, а теряют учеников.
 
Но достаточно быстро у активного меньшинства русской общины Латвии сформировалось мнение, что вся эта реформа на самом деле не имеет никаких позитивных целей. Внутренние задачи реформы были совершенно негативными, т.е. не сделать лучше Латвии, а сделать хуже русской общине.
 
Родители, учителя, активное меньшинство русской общины увидели, что реформа создает определенный гандикап для латышских детей и соответствующей будущей элиты, т.е. это такая вивисекция.
 
— Как ты вошел туда?
 
— Я же работал журналистом. Для меня было очевидно, что это этнократическое государство, и они будут шаг за шагом придавливать русских. И меня это не удивляло. И когда люди вышли на улицу, хоть и в небольшом количестве, я как журналист пришел посмотреть.
 
Первый раз я пришел в парк Райниса, и мне этого хватило. Буквально через пять минут я стал не наблюдателем, а участником. Это не озарение свыше, я энергию людей почувствовал, я почувствовал, что люди пришли туда с искренним желанием противостоять власти.
 
На протяжении десяти лет до этого, работая в латвийской журналистике, сознательно, и я даже декларировал это неоднократно, отказывался писать на внутриполитические темы. Мне это было не интересно. Я не видел внутренней политики в Латвии. Я ее и сейчас не вижу.
 
Есть экономическая политика, внешняя политика… Внутренней политики в Латвии нет. Есть лишь давно оформившаяся попытка создать преимущество одной общины по сравнению с другой. Это не политика, это диктат. При одном правительстве более мягкий, при другом — более жесткий.
 
Вот здесь впервые я эту политику увидел, я ее почувствовал кожей. Потому что я увидел, что это люди, у которых есть, может, тогда еще не вербально, но эмоционально сформированный запрос к власти, требование.
 
— На последней конференции российских соотечественников Латвии вновь звучало мнение, что диалогу с латышами в период борьбы за сохранение русских школ было уделено недостаточно внимания, и сейчас нам надо снова продолжать думать об этом диалоге.
 
— Я очень хорошо помню последнее интервью, которое я перед депортацией дал газете «Латвияс авизе». Оно вышло на латышском языке. Половина этого интервью была посвящена тому, что русская община должна сформироваться и напрямую договориться с латышской общиной. И эту мысль, я, можно сказать, выстрадал.
 
Но это одна часть вопроса. Я считаю, что это тогда не было сделано, и не сделано до сих пор. В одном из городов, дай бог памяти, кажется, в Вентспилсе, мы встречались с тамошней группой поддержки Штаба, и после того собрания мы разговаривали с двумя учителями-латышами, которые пришли на мероприятие Штаба. И они сказали, что на самом деле необходимо объединиться, потому что мы не русские школы теряем, мы вообще образование теряем.
 
Позиция латышского учителя на тот момент: «наше Министерство образования вместо того, чтобы заниматься образованием, занимается борьбой с русскими школами». Это же была почва для солидарного выступления, нужно не переделывать русские школы, а систему образования выстраивать новую. И вот на этом уровне разговор мог бы возникнуть.
 
— Саш, есть такое мнение, что поражение движения в защиту русских школ было исторически предопределено. Было ли это поражением, и если да, чем оно было предопределено?
 
— По поводу «поражения» расскажу одну историю, буду очень краток. Это было четыре года назад. В Москве была Масленица. Вечером, после одного из круглых столов, мы шли узкой компанией, в которой был еще Кирилл Фролов — известный наш, как его здесь называют, православный казак, с шашкой наголо. Он и говорит: «Пошли ко мне, тут рядом, блинов поедим, Масленица все-таки, жена наготовила».
 
Мы зашли. Нас было четверо или пятеро. Маленькая квартирка, куча детей, симпатичная жена. Она подходит ко мне и говорит: «Вы — Александр Казаков, который из Риги? Можно с вами сфотографироваться?» — «А что это со мной фотографироваться? Я что — памятник?» — «Дело в том, — говорит она, — что моя мама — учительница в русской школе в Латвии, и они до сих пор на новогодние праздники после тоста «С Новым годом!» произносят тост за Штаб защиты русских школ, и за вас в частности». — «Интересно, почему?» — «А потому, что они до сих пор на русском языке преподают, а все инспекторы делают вид, что не замечают этого, чтобы не появился еще один Штаб».
 
И вот когда я это услышал, я понял: все, что мы сделали, мы сделали не зря. Тем более, общаясь со своими знакомыми, я слышу, что все наши школы остались русскими школами. И осознают себя русскими школами. Их не переделали.
 
И в том, что их не переделали, не дожали, не добили — заслуга Штаба защиты русских школ. Поэтому мы не проиграли, мы победили.

 

P.S. Надеюсь, что высказанные в дискуссии на площадке ИМХОклуба мнения позволят в еще большей степени восстановить полноту периода становления Русской общины Латвии.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Вначале закон — потом реформа

Виктор Авотиньш
Латвия

Виктор Авотиньш

Журналист, Neatkarīgā Rīta Avīze

Ребёнок как товар

На политическом рынке

Дмитрий Ермолаев
Россия

Дмитрий Ермолаев

Журналист

Не русские школы — а российские

Действенный способ

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Может, нам сразу рожать латышей?

И о бабуинской политике

Возобновлено расследование против Цукурса

Очень интересная ссылка. Безобразие конечно, что Цукурс занял квартиру еврея. Только вот в 1940 году в Таллинне в мирное время примерно 100 семей евреев были выгнаны из своих домо

Субботник на Новодевичьем

Неужели отравят новичком!? Какой ужас!

Русским тут не место: «Олег» – важнейший фильм Латвии

Что ж ему было перечислять все страны в алфавитном порядке? Сюда можно, сюда не можно. От Лиссабона до Владивостока - всё верно.

ТРИУМФ ОТЩЕПЕНЦЕВ

Знает? Думаю да. Он же должен нюх по ветру держать. И не так уж он и глуп. Лет двадцать назад он торговал, - кажется лифчиками и труселями, у него была конторка недалеко от ВЭ

Социальный расизм

Пока кричат-  все вне игры, вот когда начинают мычать, тогда всё и начинается. Кинси я не интересовался, знаю что он статистикой занимался, ну и ещё кое-чем. Его результаты-&n

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.