06.06.2019

Дмитрий Евстафьев: «Если бы не Россия, американцы китайцев давно "сломали" бы. Фактически мы спасли Китай от крупнейшего геополитического поражения»

Дмитрий Евстафьев: «Если бы не Россия, американцы китайцев давно "сломали" бы. Фактически мы спасли Китай от крупнейшего геополитического поражения»
  • Участники дискуссии:

    18
    71
  • Последняя реплика:

    16 дней назад


Об американском креативном классе с неполной занятостью, о деградирующей славистике, о конфетках, которыми Трамп «расплатился» с Ангелой Меркель, о невозможности соединить глобализацию с сетевизацией, как и ужа с ежом, а также о том, как подготовиться к надвигающемуся мировому кризису, еженедельнику «Звезда» рассказал профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Дмитрий Евстафьев

Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев.«В гибридной системе «глобализм-сетевизация» Соединённые Штаты работать не могут»

Согласитесь, Дмитрий Геннадьевич, что после доклада RAND Corporation сомнений не осталось: мы с Америкой враги, и это война на уничтожение. Но зачем так откровенно заявлять о своих намерениях? Куда подевался дипломатический политес?

— Политес действительно ушёл, но вышел он из оборота ещё до Трампа. Последние сдерживающие факторы политической и дипломатической вежливости перестали работать уже при позднем Бараке Обаме. Но дело не в этом. Тональность отношений поменялась потому, что ставки для Соединённых Штатов и их сателлитов в современном мире достаточно высоки — США не смогут существовать при сокращении пространственного ареала, который они контролируют. Какой уж тут политес...


 Доклад RAND Corporation о России.

— А он разве сокращается?

— Была идея, что пространство как пространство не так уж и важно, а важен контроль ключевых точек экономического пространства. Но выяснилось, что это не даёт гарантии полного контроля над экономическими процессами.

Как известно, всё, что происходит в современном мире, в той или иной степени связано с рентными отношениями — с процессами извлечения разных типов ренты, её монетизации и последующего инвестирования. И если вы контролируете не всё пространство, то рано или поздно на «свободных территориях» возникают некие механизмы, которые контролируют экономические и инвестиционные процессы, и которые альтернативны вам, то есть США. А конкуренции, особенно конкуренции по эффективности, США не любят и боятся.

— Надо так понимать, что в своё подконтрольное пространство американцы включают и  европейский континент?

— Европейский в том числе, а прежде всего азиатский, где и генерируются основные «ренты». Рент в действительности много, но основные — энергетическая рента, в меньшей степени — рента прочих сырьевых ресурсов и последняя — логистическая рента. Есть еще рента информационная, рента культурная, но они не так значимы, особенно по объёму.

— А про финансовую ренту вы не забыли? Или она выступает как самостоятельный инструмент?

— Это, скорее, инструмент, вернее, система инструментов, которая сама свою ренту и воспроизводит, потому что за право доступа к универсальным каналам финансовой коммуникации приходится платить — хотя бы тем, что ваши деньги входят в  американоцентричную систему глобальных финансов. Вот, собственно, и вся картина.
 

А дальше начинаются разного рода игры, которые связаны с управлением этим самым пространством. То, что происходило, например, при Бараке Обаме и позднем младшем Джодже Буше, это была попытка совместить глобализм военно-политического, военно-силового толка с сетевизацией, прежде всего экономической.
 

— Очень напоминает попытку скрестить ужа с ежом...

— Точно! И кончилось это для американцев достаточно печально, потому что одной из рабочих концепций развития «на закате» Обамы была концепция сетевизации самих Соединённых Штатов. В результате, если уж совсем по-простому, они получали в перспективе два побережья, а между ними — некое «дикое поле» с элементами архаизации и социальной деструкции, в котором существуют крупные города, становящиеся хабами крупнейших транснациональных компаний.

— Получается, жизнь в Америке сконцентрировалась вдоль побережья. Это напоминает какой-то внутренний колониализм. Хотя именно «быдло», как вы назвали представителей «внутренней Америки», и стало главным электоратом Дональда Трампа, не так ли?

— Абсолютно согласен, это действительно внутренний колониализм, поэтому и ставки так высоки.

Последние десять лет показали, что в гибридной системе «глобализм-сетевизация» Соединённые Штаты работать не могут, что эта система ведёт к утрате контроля над очень важным пространством, в том числе и за пределами США. Собственно, так и появилась вторая сверхдержава — Китай.

И всё, что пытается сегодня сделать Трамп, — это политические попытки демонтировать остатки гибридной системы. И «ставка» в этой игре — сохранение США, как консолидированного и социально-экономически интегрированного государства. 

«Трамп хочет возвратить социально образующую роль среднему классу»

— Выходит, президента Трампа не зря провозгласили борцом с транснациональными компаниями?

— Полная ерунда!

Он не покушается на сетевой характер транснациональных компаний, но он хочет, чтобы сетевизация осталась за пределами Соединённых Штатов, а Америка была национальным государством без внутренних критических асимметрий, которые являются абсолютно опасными для социальной устойчивости.

Полагаю, всё стало понятно после беспорядков в Фергюсоне, которые не удалось «затушить» за счёт классических методов. А если посмотреть, что происходило вокруг Фергюсона: внутри чёрные радикалы, а вокруг — активизация белых праворадикальных организаций...


Беспорядки в Фергюсоне не удалось «затушить» классическими методами.

— И как из этого «плавильного котла» Трамп собирается создавать национальное государство?

— А никак! Но можно хотя бы попытаться замедлить процессы деградации социальных институтов. Чего хочет Трамп? Он хочет возвратить социально образующую роль среднему классу, не «креативному классу», а именно  среднему! Прежде роль основы общества отводилась так называемому креативному классу двух побережий и низшим слоям, живущим на пособия, которых Обама всячески подкармливал.

— А что такое американский креативный класс?

— Это очень аморфное образование. Можно найти массу всяких определений. Но, как правило, в «креативный класс» включаются представители сервисных отраслей экономики (хотя частично и реального сектора), которые обеспечивают заполнение рыночных лакун за счёт новых технологических или производственных решений. Это дизайнеры, мелкие торговцы, мелкие инвесторы, изобретатели и интернет-стартаперы,  то есть те, кого  в марксистской трактовке экономики отнесли бы к мелкой буржуазии или даже к люмпен-пролетариату.

Не смейтесь, есть в западной социологии такое понятие: «прекариат» — это слои общества с неполной занятостью, как правило, сориентированные на сферу услуг, то есть без постоянной работы, но вы творите, вы перемещаетесь, набираетесь впечатлений — и вот вы уже основа общества... Для Америки с её романтикой большой дороги модель не уникальная.

«На уровне массовости экспертного сообщества США господствуют очень дремучие воззрения на Россию»

— Всё равно не очень понятно, почему проблемы со своими социальными «бродягами», даже очень серьёзные, дают основание RAND Corporation по-хамски разговаривать с Россией?

— Дело ещё в том, что американцы довольно низко оценивают нашу политическую элиту, а собственные социальные проблемы считают естественным кризисом роста влияния.

— Отчего же так? Наша политическая элита весьма разнообразная. Есть и либеральная, близкая американцам по духу, есть и патриотическая.

— Понимаете ли, сегодня мы имеем дело не с советологией восьмидесятых годов прошлого века, а с абсолютно деградирующей славистикой.

Вы можете в Америке считаться славистом и вообще русологом, а публиковать книги о политических процессах в Российской Федерации, в которых не будет ни одной ссылки на русские источники. Поэтому нашу политическую элиту они воспринимают в архаичных для нас стереотипах, не видят многих изменений, да и не хотят видеть. Последнее очень важно. Им комфортнее думать так, как они думают. И тут, конечно, очень большое пространство для неверных интерпретаций и неправильных решений.

На мой взгляд, американцы очень плохо себе представляют баланс сил между нашими, как там принято говорить, лоббистскими кланами. Возможно, в закрытых источниках существуют и более рациональные представления, но на уровне массовости экспертного сообщества господствуют, будем прямо говорить, очень дремучие воззрения на Россию.

— Например?

— Например, о том, что прозападный сегмент российской элиты способен, если на него надавить, быстро изменить политику Кремля. Что Кремль действительно питает империалистические настроения по отношению к Украине — усталости общества от украинской тематики никто не видит. Некоторое время назад они искренне считали, что Россия в условиях дефицита поступлений от нефти будет испытывать критическое перенапряжение с продовольствием.
 
В целом же в Америке полагают, что Россия продержалась пять лет после Крыма не благодаря своей внутренней силе, а что это их недоработка, что сказалась слабость Обамы.
— Не уважают...

— Неуважение к России, безусловно, является элементом нынешней американской политики. Но это продукт поверхностного понимания процессов развития России и нежелания признаться самим себе, что с Россией пора говорить «на равных» и уважительно. Впрочем, такое отношение не только к России — ко всем. К европейцам, кстати, американцы относятся с ещё большим неуважением, чем к нам.

— И на таком благодатном фоне у американцев развился синдром исключительной нации?

— Слушайте, синдром исключительности развился у американцев не вчера. Уже не помню, кто из американских политологов сказал, что «Америке ещё никогда не было так одиноко на вершине мирового могущества», но это было сказано до Трампа. Да бог с ним, с Трампом!


Барак Обама «прокололся» только во время встречи с Раулем Кастро.

Давайте вернёмся, что называется, к классике — к Бараку Обаме, который как политический лидер был абсолютно не содержательным человеком, фактически не имел политического прошлого, но как он «крутил» сильными мира сего! И «прокололся» только во время встречи с Раулем Кастро, когда решил похлопать того по плечу. А Рауль  Кастро эту руку сбросил — по сути дела визуализировал национальный кубинский суверенитет.

— Хоть так! А вот у европейских лидеров, за исключением, пожалуй, только Ангелы Меркель, на такой поступок решимости не хватает. Почему?

— За Бараком Обамой стояла американская политическая элита — клан Клинтонов, Байданы, за ними стояло самое мощное государство, поэтому ничто не говорит о том, что у Соединённых Штатов нет права чувствовать себя исключительной нацией как минимум в мире коллективного Запада.

И сейчас я скажу вещь, наверное, не очень приятную для наших китайских партнёров: до второго президентского срока у Обамы были все возможности вчистую обыграть  китайцев. И нынешний стратегический план Трампа по отношению к Китаю — это наследие Обамы. План простой: для Китая очень важен экономический тыл, который находится в Восточной Азии, в треугольнике Китай — Япония — Корейский полуостров. Чтобы этот тыл был надёжный, там нужно обеспечить устойчивый  глобально значимый экономический рост.
 

Но если Соединённые Штаты перенесут центр экономической консолидации из Восточной Азии в Юго-Восточную — в зону Вьетнама, возникает совершенно друга картина. Тогда в Восточной Азии можно делать, что хочешь — устраивать любые провокации, организовывать управляемую нестабильность.
 

И одним из создателей этого плана был Джон Маккейн.


Одним из создателей плана переноса  центра экономической консолидации из Восточной Азии в Юго-Восточную — в зону Вьетнама — был Джон Маккейн.

— А нам говорили — сбитый летчик... Хотя в настойчивости и упрямстве Маккейну трудно было отказать.

— Политическим гигантом Маккейн не был, «настойчивый» — правильная характеристика. Кроме того, за ним стояли очень серьёзные лоббистские группы, но его план не удалось реализовать, потому что второй срок Обамы — это был какой-то хаос.

К тому же Москва сыграла на Украине достаточно жёстко, а администрация Обамы, особенно в последние два года, внутренне была неспособна к кризисному реагированию.
 

Если бы не Россия, которая отвлекла на себя внимание Соединённых Штатов, американцы китайцев давно «сломали» бы «с хрустом через колено», а не так, как их, можно сказать, «с уважением» пытались экономически давить последние три года. Фактически мы спасли Китай от крупнейшего геополитического и геоэкономического поражения. Но, увы, в Пекине этого не поняли и не оценили.
 

«Трамп — это видоизменённый Обама с учётом выявившейся неэффективности традиционных инструментов»

— Стало быть, Трамп — это Обама, только улучшенный и дополненный?

— Не улучшенный, а видоизменённый с учётом выявившейся неэффективности традиционных инструментов. Первый из них — мягкая сила, второй — институты, через которые американцы взаимодействовали с партнёрами в период Обамы. Трамп поступает с точностью до наоборот: разрушает все институты, а на партнёров не обращает внимания. Помните, как он обошёлся с Ангелой Меркель, которая посетовала, что США ничего не дают Европе? Бросил ей через стол две конфетки — получи!

И что? Утерлись, образно  говоря, и Меркель, и европейцы. Но напомню, что уже к концу второго срока Обамы в американской политтусовке только и разговоров было, что попытки решать всё на многосторонней основе лишают Америку части её национальной мощи.

А вот если Америка будет действовать сама, всё будет по-другому. Так заполучите Трампа! Причём нельзя не признать, что «ломать» своих партнёров у него получается очень даже неплохо.

— И тогда Америка снова станет великой... Кто же победит, а кто проиграет в этой схватке с самой амбициозной в мире страной? Благодаря Трампу у США теперь много врагов, не только Россия.

— Во-первых, проиграют те, кто побежит сдаваться раньше всех.

— Так Великобритания уже сдалась...

— Сдалась по совокупности внутренних причин. И эффект предсказуем: американцы «разденут» Великобританию до трусов. Я сейчас вообще жуткую ересь скажу: вторым сдаваться тоже не надо. Надо понимать, что главная битва — впереди.


Американцы «разденут»  Великобританию до трусов.

Сейчас мы находимся, так сказать, в преддверии ожидания крупного экономического кризиса, и его сценарий неизвестен никому, но примерно можно предположить, с чего он начнётся. Вероятнее всего, с банковского дефолта либо в Восточной Азии, либо в Юго-Восточной, а всё, что происходит сейчас, — это подготовка лучших стартовых условий для того, чтобы участвовать в этом кризисе.

— Что значит — лучшие стартовые условия?

— Это доступ к источникам реальных ресурсов, прежде всего энергетических. У кого будет такой доступ, у того — фора. Вторая задача — максимально перевести свои деньги из виртуализированной финансовой системы в какую-то овеществлённую форму.

— В какую? Как китайцы — в биткоины?

— От биткоинов до золота. Все поступают по-разному. Зачем китайцам биткоины, объяснить не берусь. Возможно, это какая-то флуктуация сознания либо там такое количество «чёрных денег», что их невозможно легализовать даже с большим дисконтом.

И третья задача — военная защищённость. Здесь мы, безусловно, молодцы, поскольку в будущем мире особое значение имеет контроль пространства, а военный способ контроля, как показывает опыт, — наиболее эффективный.

«Мы пытаемся убедить американцев в том, что с нами надо считаться. Но они нас пока что не слышат»

— Слава богу, пушки пока молчат, но никто не отменял игру нервов.

— Чем и занимается Трамп — откровенными информационными манипуляциями. Замечательная история со звонком в ОПЕК. Кому он звонил — уборщице, ночному вахтеру?..

Поскольку считается, что нынешняя геоэкономическая система рухнет, а кризис всё спишет, ограничения на информационные манипуляции, которые превратились в инструмент управления экономическим процессом, сняты. Всё дозволено — буквально по Достоевскому.

Выстоят же те, у кого — крепкие нервы и у кого будет более защищённая финансовая система, потому что в условиях кризиса инвестиционные ресурсы с рынков будут выдавливаться в американскую финансовую систему для поддержания её ликвидности.


Россия уделяет большое внимание   военной защищённости.

Соответственно, нам нужно защищать нашу финансовую систему и финансовые коммуникации от информационных манипуляций, от технологических сбоев, от разного рода хакерских атак, от попыток экономического проникновения, от рукотворных кризисов ликвидности, наконец. Если у вас финансовая система слишком открытая, то с вами обойдутся, как с арабскими странами, из которых за счёт «арабской весны» «высосали», по меньшей мере, триллион долларов.

И этот триллион дал возможность примерно на три года стабилизировать европейские экономики. Да и Соединённые Штаты в накладе не остались, хотя для американцев — это копейки.

— Вот мы начали беседу со скандального доклада RAND Corporation, в котором открыто названы наши болевые точки,  по сути дела указаны цели на геополитическом пространстве России, по которым собираются ударить наши заокеанские «партнёры». В ответ Владимир Путин во время традиционной военной недели в Сочи заявил, что мы должны разработать защиту от гиперзвукового оружия прежде, чем оно появится у коллективного Запада. Задача, согласитесь, стратегическая. Но нам-то зачем было прежде времени открывать карты?

— Потому что это пропагандистская борьба. Я не одобряю экстравертность в политике, но в определённой ситуации экстравертность становится естественной. Мы пытаемся убедить американцев в том, что мы — серьёзные люди, что с нами надо считаться. Но они нас пока что не слышат. Услышат ли?.. 
 
Олег Одноколенко zvezdaweekly

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

По «русской схеме»

США начали подготовку к раскулачиванию китайских активов

Борис Марцинкевич
Латвия

Борис Марцинкевич

Главный редактор аналитического журнала «Геоэнергетика.ru»

«Вторая холодная»: основы противостояния

Борис Марцинкевич
Латвия

Борис Марцинкевич

Главный редактор аналитического журнала «Геоэнергетика.ru»

Китай как стратегический конкурент США

Атаки и оборонительные действия

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Глобальное лидерство XXI века

Как будут выглядеть Россия, Китай, США к 2050 году

«Советский Союз развалился из-за Чернобыля»

У Вас была как в фильме - "Тревожная молодость" ? Или клип смотреть не стали ?Кстати , справа от клипа можете познакомиться с творчеством президента Украины .

Советский Союз дважды сделал Мемель Клайпедой и подарил Литве

Я в Клайпеде не жил и ляпов не заметил, да и Кястутис особых замечаний не сделал. Ну - он указал, что литовский МИД предварительно тихонько прозондировал почву на тему "не будет ли

Петрановская: образование – схватка прошлого с будущим

Не так, это как измерять уровень жизни по рейтингу Путина.Какая то связь есть, конечно.

Не верю!

После смерти мужа в малолетство сына Василия II Софья стала управлять княжеством по завещанию супруга. Официально регентами также являлись её отец литовский князь Витовт и князья А

«Совковая» Литва воюет с футболками и глушит «вражьи голоса»

Уважаемый Леонид. Сочувствую. Вы опоздали. Имя Сталина давно уже во многих странах принадлежит истории. В ряду бандитов и мерзавцев , но с репутацией чуть по

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.