Взгляд сбоку

30.10.2014

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Цукурс или Сахаров

Об отношении к миру и истории

Цукурс или Сахаров
  • Участники дискуссии:

    45
    332
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Эта статья родилась из забавной полемики в интернете. Обсуждался мюзикл «Цукурс. Герберт Цукурс». Те, кто склонны считать, что Латвия есть неонацистское государство, увидели в художественном произведении очередное доказательство своей правоты. Их оппоненты говорили о неоднозначности образа великого путешественника — ведь не всю же жизнь он убивал евреев, почему бы не рассказать о его довоенных подвигах. Не отказываемся же мы от романов Кнута Гамсуна только потому, что на старости лет он приветствовал нацистскую оккупацию родной Норвегии?
 
На самом деле ни те, ни другие мюзикл, конечно, не смотрели. Просто им и в голову не могло придти, что спектакль поставлен не только о Цукурсе-летчике. Но именно таков был замысел автора. Продюсер проекта Юрис Миллерс объяснил: «Наша цель — не осудить и оправдать кого-то. Мы стараемся показать, как в сравнительно небольшой период времени меняется судьба человека, как человек из явного положительного героя становится позорным пятном или абсолютно неоднозначной личностью».
 
Честно признаюсь — я тоже мюзикл не смотрел. В музыке ничего не понимаю, на рецензиях не специализируюсь. Мне важен сам образ Герберта Цукурса, интерес к которому этот спектакль, несомненно, подогрел.
 
И вот тут проблема. Прошло уже несколько представлений, залы заполнены — а в интернете не нашел ни одной рецензии, за исключением короткого ролика на Первом Балтийском канале. Можно подумать, что в Латвии каждый день ставят мюзиклы, а критики завалены работой.
 
А все дело в том, что нельзя только оценивать пение актеров, идентичность костюмов и построение мизансцен. Поневоле критику придется говорить о характере героя, а этого делать не хочется. Только для того, чтобы заклеймить убийцу, мюзиклы не ставят. А воспевать героя, зная, что он натворил на самом деле, интеллигентному человеку не пристало.
 
Проблема в том, что вопреки замыслу продюсера, Цукурс — личность совершенно однозначная и последовательная. Каждый следующий его шаг становился продолжением предыдущего.


 
Юный патриот в неполные девятнадцать добровольцем идет в латвийскую армию, воюет в Латгалии с большевиками, потом оканчивает курсы летчиков, продолжает службу в авиации и сам делает свой первый самолет.
 
Цукурса называют латышским Чкаловым — это неточно.

Чкалову Родина дала самый лучший самолет, ему надо было только терпеливо управлять им. Цукурс для совершения первого полета на время ушел из армии, он его совершил на самодельном самолетике в одиночку без всякой поддержки властей — не столько Чкалов, сколько Кулибин. Чкалов ставил рекорды беспосадочных полетов, зато путешествия Цукурса по диким странам, где нет нормальных аэропортов, длились почти год.

Объединяет Цукурса с Чкаловым только громкая слава, широко использованная пропагандистской машиной.
 
И вот в Ригу приходят нацисты. Кого они должны привлечь в подручные? Разумеется, патриота, офицера, способного командовать и подчиняться, сильного и решительного человека с нордическим характером. Конечно, не все патриоты, офицеры и супермены стали нацистами — но согласитесь, что космополита, анархиста и слюнтяя в эсэсовцы не возьмут.

И доверие он оправдал — не только в расправах над евреями, но и в карательных отрядах по борьбе с партизанами в России и Белоруссии.


 
Когда спрашивают, что для меня изменилось с обретением Латвией независимости, отвечаю:  «Я сменил страну Сахарова на страну Цукурса».  Эти два персонажа действительно во всем противоположны — только фамилии у них почти одинаковые. Ведь именно Сахаров был символом горбачевского совка — с тогдашней привычкой критиковать все на свете, презрением к любой власти и сомнениями в ценности государства как такового.
 
Ну разве можем мы представить себе сутулого очкарика Андрея Дмитриевича в нацистской униформе? Подкаблучника у сумасбродной супруги, автора писем руководителям вражеских государств с требованиями применить санкции к Родине?
 
А вот вам цитата из Цукурса — он же и прекрасным писателем был, книга о полете в Гамбию стала бестселлером: «И латышскому народу дана возможность участвовать в великой борьбе европейских народов против жидовского большевизма». Кроме последних двух слов — как современно звучит эта фраза. Прямо обоснование нашего членства в НАТО!


 
Очень интересные воспоминания о Цукурсе оставил его однокурсник Шолом Кобляков. Цукурс поступил на инженерный факультет в 37 лет, откомандированный туда армией — свои самолеты он клепал без всякого образования. Естественно, школьные премудрости подзабылись, и вчерашний школьник Кобляков помогал ему по математике.
 
В 1939 году Цукурс совершил новое отважное путешествие, на этот раз на автомобиле на Ближний Восток. По возвращении он выступил с лекцией в Еврейском клубе о Палестине. Собралось много народу — в свете начавшейся войны евреев особенно сильно интересовала земля обетованная. Ничего хорошего про нее Цукурс не рассказал — ужасные условия жизни, ненависть со стороны арабов, разврат в кибуцах — тамошних сельскохозяйственных коммунах.

Кобляков пожурил его за такую однозначно негативную оценку — надо же людям сказать и что-то приятное.
 
Последовал замечательный ответ: «Знаешь, Шолом, мы теперь сами умеем прекрасно руководить промышленностью, торговлей и финансами. Евреи нам больше не нужны. Но Палестина не место для евреев, — сказал Цукурс, — арабы раньше или позже сбросят их в море». Вот и вся логика прихода к нацистской философии — мы строим национальное государство, чужаки нам в нем не нужны. Палестина, как выяснилось, тоже не выход. Остается Румбула...
 
Еще раз они встретились в мае 1943 года. Узнику гетто Коблякову повезло: он возил продукты в столовую городской управы. Погода была теплая, тележка — тяжелая, он снял плащ с желтой звездой. А тут полицейская машина, и Цукурс за рулем. Остановился, спросил, как дела и почему без нашивки. Потом поехал дальше — а ведь мог на месте застрелить, именно такая кара полагалась за хождение без звезды.

Когда фанаты национального героя доберутся до этих воспоминаний, они наверняка увеличат перечень спасенных Цукурсом евреев еще на одного. Пока в нем числятся четыре человека.


 
Занятно, что я этого Коблякова помню — он жил на даче неподалеку. Известен был, как фигура комическая: как бы оправдывая свою фамилию, до глубоко пенсионного возраста регулярно менял спутниц жизни. Так и вижу на пляже высокого белобрысого старика, трогательно держащего за руку очередную даму сердца.

А теперь думаю — а кто бы скрашивал тем дамам последние женские годочки, если бы в 1943 году Цукурс выполнил свой долг офицера великой Германии?
 
О Цукурсе сегодня стараются не говорить, примерно как о Сахарове в доперестроечное время, когда тот начал свою критиканскую деятельность. Но причины совершенно разные. Если Сахаров героически изобрел водородную бомбу, а потом скурвился, то Цукурса подвела, наоборот, непреклонность. Скурвилась сама история, подло свернувшая с магистрального пути.
 
Давайте попробуем в нескольких строках написать краткий курс официальной истории Латвии. Вся она — борьба с восточной деспотией за право соединиться с западной цивилизацией. В 16-м веке удалось отбиться, в 18-м орда, к сожалению, взяла верх над добрыми шведами. В 1918 году наконец-то удалось достичь независимости, но в 1940-м опять вернулись супостаты.

И вот через год случилось чудо: пришли освободители. С правильной западной стороны, говорящие на незабытом еще немецком языке. И сообщили то, о чем многие догадывались, но сказать не решались: не все люди достойны высокого звания человека. Вот мы и вы да, ибо арийцы. А там на востоке — недочеловеки, их надо завоевать и обратить в рабство. А вот этих, зловредных, что рассеялись по миру, вообще поубивать.


 
Ну как может истинный патриот национального государства не принять столь понятную, опирающуюся на многовековой опыт теорию? Вот и шли тысячи людей убивать соседей, а десятки тысяч — воевать за Германию-освободительницу.
 
Ту войну проиграли — бывает. Но вот что обидно: сегодня во всем остальном справедливость восстановлена, Латвия опять часть западного мира, в едином порыве сопротивляющегося российскому гегемонизму. И только одно отравляет торжество — о той страшной войне нам не разрешают сказать всю правду, воспеть незаслуженно оклеветанных героев вроде Цукурса или его начальника Арайса.
 
Конечно, всем рты не заткнешь. То книгу о Цукурсе напишут, то мюзикл, как сейчас, поставят, то предложат на Братском кладбище перехоронить, как героя гражданской войны. Но все эти осторожные попытки по-прежнему встречают непонимание. Вот и сейчас постановку осудил не только министр иностранных дел, которому по чину положено, но и самый националистический политик самой националистической партии — Янис Иесалниекс.

Ничего, патриоты — люди терпеливые. Я уверен, что награда найдет героя, и Цукурс свое бессмертие обретет.
 



 
*  *  *
 
Я думаю, что до этого места статья не вызовет нареканий даже у самого придирчивого читателя. Я поворошил скелеты в чужих шкафах, что для нашего брата приятно по определению. Но справедливость требует сказать и менее приятные слова.
 
К сожалению, и в нашей истории есть некий аналог Цукурса. Человек, о котором каждому патриоту хочется сказать много хорошего, но это нельзя сделать, сохраняя приличия. Потому что Иосиф Сталин, с одной стороны, творец всех побед, которыми мы привыкли гордиться, а с другой стороны — убийца. И не нескольких сот или тысяч, как мелкий злодей Цукурс — а миллионов.

Я давно заметил: те, кто много говорят о величии Сталина-полководца, на самом деле лицемерят. Примерно как те, кто горят душой за героического летчика Цукурса. Потому что первые на самом деле приветствуют методы 1937 года, а вторые — окончательное решение еврейского вопроса.
 
А как выйти из этого тупика — ведь не замалчивать же полет в Гамбию или великую Победу? Негоже жить страусом, засовывающим голову в песок.
 
Предложение такое: надо изменить парадигму отношения к миру и истории. Сменить патриотическо-милитаристский ракурс мышления на гуманистический. Потому что если у общества в героях Сахаров, то нечего опасаться. А если пламенный патриот вроде Цукурса или Сталина — то рано или поздно придется разгребать горы трупов, которые этот патриот после себя оставил.


Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

«Немцы были очень довольны»

Пособники нацистов убили в Литве 200 тысяч евреев. Теперь с них снимают ответственность за холокост

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Блокада Ленинграда и Холокост: общая трагедия как предостережение для Европы

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Возобновлено расследование против Цукурса

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

Зов крови: от Риги требуют компенсаций жертвам холокоста

Еврейская община страны настаивает на возвращении недвижимости и миллионных выплатах

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.