Евросоюз нерушимый

24.03.2020

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Что же будет с Родиной и с нами?

Что же будет с Родиной и с нами?
  • Участники дискуссии:

    36
    300
  • Последняя реплика:

    11 дней назад


На дворе весна, а в голове – строка из замечательной песни Юрия Шевчука про осень. Потому что в эти окаянные дни эпидемии и неизвестности другого вопроса нет.

О том, что будет с нами, рассуждать бессмысленно. Этого не знают ни ученые, ни врачи, ни правители. А судьбы Родины зависят от нас – мы же надеемся пережить. И тогда изменить то, что сегодня явно делается неправильно.

А неправильно мы видим мир. И это неправильное мышление нам может в критической ситуации очень тяжело отозваться.

Что мы имеем в виду, когда говорим о Родине? В каком-то идеалистическом плане то же, что волнует Шевчука – огромную страну, где родились старшие из нас, которую сохраняют в мыслях младшие, радующую нас родной культурой, в том числе и этой прекрасной песней.

Но в чисто практическом смысле для нас Родина – это Латвия. У нас паспорта этого государства, мы живем по его законам. И похоже, что в этом мировоосприятии – наша ошибка. Потому что такое самоощущение переносится через наши голосования в государственную политику. А эта государственная политика вместе с аналогичными политиками соседних стран приводит к тому, что боремся мы с эпидемией очень затратно и неэффективно.
 
Сегодняшний европеец мыслит в категориях гражданина национального государства. Этот взгляд на мир исходит из того, что есть некоторые люди, которые тебе дороги просто потому, что они – твои соотечественники. И есть другие люди, на которых тебе по большому счету плевать, если могут быть задеты интересы этих самых соотечественников.
Доведенный до абсурда пример такого поведения демонстрирует нам сейчас Польша. В тот момент, когда европейские страны в припадке истерики закрывают внутренние границы Евросоюза, поляки это делают особенно бесцеремонно и жестоко. Прекращают пропускать всех, кроме своих. Создавая огромные столпотворения на границе, в том числе и из людей, среди которых есть вирусоносители.

Эти вирусоносители нервничают, толкаются, заражая здоровых. Заражая и поляков, которые попадают в толпу и не могут сквозь нее прорваться. Потом не успевших проехать везут на тесных паромах, путь их удлиняется, как и количество взаимных контактов и заражений. Проехав за несколько часов через Польшу на своих машинах, путешественники не нанесли бы практически никакого вреда.

При этом власти прямо нарушают европейские нормы, которые позволяют гражданам Евросоюза свободно перемещаться в его пределах. Ограничить передвижение можно, если есть медицинские основания. Но людей не проверяют, просто закрывают перед ними шлагбаумы.

Такое абсурдное поведение польских властей легко объясняется политическими причинами. Польское общество настроено патриотически, люди преданы своей стране, стремятся защитить ее от болезни. Через полтора месяца президентские выборы, нынешний президент-националист Анджей Дуда рассчитывает с помощью подобного варварства мобилизовать больше сторонников.
 
Ксенофобия – увы, оборотная сторона патриотизма. Полякам наплевать и на прибалтов, которые не могут попасть домой на востоке, и на западноевропейцев, у которых дом к западу от Польши.
А Европа ничего сделать не может. Оштрафовать через суд в Люксембурге – разбирательство займет годы. Нельзя даже в обеспечение иска заблокировать перечисление Польше средств еврофондов. А Польша из Европы получает куда больше, чем платит в европейский бюджет.

Почему же Евросоюз столь беспомощен в борьбе с наглостью отбившегося от рук государства? Потому что все европейские законы есть продукт соглашения между членами союза – национальными государствами. А население этих государств мыслит себя в первую очередь гражданами своей страны. И не хочет делиться полномочиями. Причем парадоксальным образом именно бедные страны особенно неуступчивы. Они рады европейским подачкам, но не готовы расстаться со своим суверенитетом.

Польша, конечно, крайний случай. Но давайте обратимся к нашей Латвии. Ее власти не слишком инициативны, и это хорошо. В дни, когда мир в истерике, чуть промедлить даже полезно. Но многие применяемые нами меры столь же нелепы, сколь польские.

Какой смысл наглухо закрывать государственную границу и требовать от каждого, приехавшего из-за рубежа, сидеть в карантине? Сегодня, если в Даугавпилс приедут одновременно Петя из Риги и Вася из Вильнюса, то их ждет разная судьба. Петя будет спокойно работать и ходить по магазинам, а Вася должен самоизолироваться. Даже если Вася не из Вильнюса, а из Зарасая, до которого полчаса езды.

Никаких медицинских оснований для такого подхода нет. В Вильнюсе уровень заболеваемости ниже, чем в Риге. Следовательно, вероятность того, что приезжий из Риги заразен, даже несколько выше, чем у приезжего из Вильнюса. Но мы рассматриваем прибывшего из любой другой страны одинаково опасливо – что из мирной Литвы, что из попавшей в катастрофическую ситуацию Северной Италии.

При этом совершенно неважно, что приезжие – наши соотечественники. Сам факт пребывания за границей уже вызывает опаску. Примерно как в недоброй памяти сталинские времена. Живя в Евросоюзе с его свободой перемещения, мы по-прежнему с недоверием смотрим на любую заграницу.
 
Разумеется, закрытие на карантин территорий во время эпидемии вполне оправдано. И закрытые территории могут быть и большими, и маленькими. Но решать вопрос должны эпидемиологи, руководствуясь медицинскими соображениями, а не государственными границами.

Китай закрыл провинцию Хубей, где живет 65 миллионов человек. Именно там была вспышка эпидемии. Два с половиной месяца жесткого карантина с привлечением всех ресурсов государства – и болезнь, похоже, побеждена. А вот в американском штате Нью-Йорк закрыли небольшой городок, не помню названия. Там проживает довольно замкнутая еврейская религиозная община, в которой многие заболели.

В Германии обстановка довольно тяжелая. Но никому не приходит в голову отделять Саксонию от Тюрингии. Точно так же в России не изолируют Тамбовскую область от Воронежской, а в США – штат Нью-Джерси от Пенсильвании. Чем же принципиально латвийско-литовская граница отличается от перечисленных? Практически ничем, она должна быть столь же прозрачной.

Разруха, как всегда, в головах. Мы слишком всерьез воспринимаем государства, в которых живем. И в результате несем совершенно ненужные расходы. А на что-то необходимое при этом не хватит ресурсов.
 

Небольшие государства Европы экономически самостоятельными быть не могут. Евросоюз – это не просто удобство, это способ выживания. Для полного использования его богатств необходима возможность их концентрации в центре и распределения туда, где эти ресурсы жизненно необходимы сегодня. Примерно так, как в несравненно более бедном на душу населения Китае, который показал пример человечеству в борьбе с эпидемией. Без централизованного руководства это невозможно.
 

Чтобы преодолеть нашу разруху, надо просто сменить в голове понятие Родины. Относиться как к своей стране не к Латвии, а к Европе. И парадоксальным образом у нас, латвийцев, в этом отношении есть неоспоримые преимущества.

18 марта президент Латвии Эгилс Левитс сказал очень характерную для него глупость. В этот день исполнилось 30 лет с момента выборов Верховного Совета ЛССР, который через полтора месяца проголосовал за независимость. По мнению Левитса, сегодня латвийское общество столь же сплоченное, как тогда.

Я прекрасно помню те выборы – более жесткого противостоянии не было никогда. Сторонники и противники независимости шли на избирательные участки, как на последний бой. И привычный стыд за первое лицо страны – еще одно доказательство, насколько искусственно наше государство.
 

Общество продолжает быть расколотым и сегодня. Принято считать, что это плохо. На самом деле – хорошо. Если две общины не доверяют друг другу, то далеко не все соотечественники тебе ближе, чем прочие жители Земли. В этом наше преимущество перед этнически однородным польским обществом, которое дружно, но отвратительно повело себя в минуту европейской беды.
 

Я ничуть не стесняюсь того, что незнакомый итальянец, умирающий сегодня от коронавируса, мне ближе, чем незнакомый латыш, голосовавший против образования на русском. Италия прекрасна, и там никого не лишали гражданства.

Поэтому нам, латвийцам, легче признать европейскую идентичность. Мы, в прошлом жители огромной многонациональной страны, куда естественнее чувствуем себя гражданами другого многонационального сообщества — Евросоюза. И на нас лежит обязанность сделать этот союз не только богатым, но и способным координированно работать в сложных обстоятельствах, подавляя национальный эгоизм.

Сейчас социальные сети полны прогнозами о грядущем распаде Евросоюза. Нельзя исключить и такого результата. Ведь на нашей памяти распался СССР, причем все государства, на которые он развалился, вынуждены были провести однотипные труднейшие экономико-политические преобразования в условиях распавшегося общего пространства, что сделало эти преобразования намного более драматичными.

Поэтому я рассчитываю на разум и усвоенный исторический урок. Люди должны понимать, что небольшое национальное государство – это тупик. Евросоюз – наше общее достояние. Нельзя позволить националистам и ксенофобам разрушить и его.
 
baltnews

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Евгения Зайцева
Латвия

Евгения Зайцева

Экономист, эксперт-аналитик

Миллиарда нет, или как не растранжирить скромные запасы

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Пять вопросов к латвийскому премьеру Кариньщу по поводу рукотворного кризиса

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

Латвийское судостроение – всё…

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

5 тяжелых последствий Брексита для Прибалтики

Возвращение в строй: в Казани помнят о 96-й Гомельской стрелковой дивизии

Думаю, Ваш визави прав. В 90-х кто-то провел массовое кастрирование идеалов советских граждан. Были супер-сенсации разоблачения. Как Берия насиловал-убивал женщин и т.п. В число та

Миллиарда нет, или как не растранжирить скромные запасы

В любой ситуации таки найдутся свои бенефициары, по принципу, кому война - кому мать родна. Всё везде трещит по швам, но наверняка есть те, кому это выгодно. Вопрос, кому?

Александр Плавинский и новые факты о Куропатах

"Время ещё не пришло из-за сложностей международной обстановки"(с) Верно, вот станет международная обстановка простая, тогда и "время придёт"(с) Ждите. :-)

Отношения

У нас в Латвии издавна требование для перевозки контейнеров - наличие фитингов. Вчера рассказал сын, что в Германии контейнеры можно перевозить на площадке, пе

COVID-19: Украине и украинцам остается только ждать и уповать на Бога

Братки распятие (крест) на цепи в палец толщиной атлетом или гимнастом называли.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.