Политэкономика

05.09.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Цены: стоять!

Может ли государственное регулирование побороть дороговизну и что говорит об этом мировая практика

Цены: стоять!
  • Участники дискуссии:

    21
    135
  • Последняя реплика:

    6 часов назад


В августе Министерство антимонопольного регулирования РБ объявило о расширении группы социально значимых товаров, цены на которых могут временно регулироваться

Крах рыночной утопии

15 августа правительство РБ приняло постановление, в соответствии с которым список социальных товаров был дополнен рядом продуктов. Теперь цены на хлеб пшеничный, колбасу вареную, капусту белокочанную и многое другое могут регулироваться государством, но не более 90 дней в году.

Наверное, не нужно быть большим социологом, что бы знать — рост цен является одной из основных проблем, волнующих людей на постсоветском пространстве. Не является исключением и Беларусь, где экономика, вопреки измышлениям либеральной оппозиции, также работает по законам рынка.

Да, в РБ влияние государства, возможно, больше, чем в соседних странах. Но вот ценообразование в Беларуси уже давно — свободное. В феврале 2011 года Президент РБ подписал Указ № 72, в соответствии с которым поставщик товаров и услуг получал право устанавливать цены по собственному усмотрению. С этого момента он не перед кем не был обязан доказывать ее обоснованность. Регулированию подлежала ограниченная группа социально значимых товаров — хлеб, молоко жирностью до 1,5 процента и некоторые другие изделия.

При этом записные либералы предпочитают молчать, что власть в этом вопросе полностью пошла навстречу требованиям МВФ и крупного бизнеса. И как правило, в своей критике по-прежнему валят всю ответственность за рост цен на белорусское государство.

Хорошо оно или плохо — другой вопрос. Но в данном случае государство, в полном соответствии с монетаристскими догматами, из этой сферы почти ушло. И что из этого получилось?

Классическая рыночная теория из «Экономиста», которая быстро сменила марксистскую политэкономику в наших университетах, гласит: «Рынок все отрегулирует». Однако практика разошлась с теорией. Точнее, с популисткой пропагандой, которая нам подсовывалась под видом «современной экономической науки».

И самое наглядное доказательство тому — розничные цены. Поклонники Милтона Фридмана долгое время твердили нам — игра спроса и предложения всегда поддержит цену на оптимальном для среднего покупателя уровне. Дескать, если продавец необоснованно и завысит цену, то под влиянием падения спроса на его товар или успехов конкурентов будет вынужден ее снизить.
 
Жизнь опровергла измышления кабинетных «специалистов», а заодно — и розовые иллюзии миллионов потребителей, им поверивших.
Цены на постсоветском пространстве проявили удивительную негибкость в сторону понижения. За более чем три десятилетия рыночных реформ они выросли у нас на тысячи процентов. А если и было понижение, то несопоставимо меньшее. При последней денежной реформе в 2016 году пришлось «отмотать» рубль в 10 000 раз.

Рваная модель

На деле мы получили не идеальную экономическую модель, работающую как часы в соответствии с некими идеальными абстрактными законами. А безудержное рвачество местных «ритейлеров», руководствующихся только одним — взять с потребителя как можно больше, дать — как можно меньше. Даже молоко из литровых «совковых» пакетов переместилось в упаковки по 900, а то и все 890 мл.
 
В среде самих коммерсантов эта экономическая реальность получила название «рваного капитализма» — от слова «урвать», «сорвать».
Собственно говоря, именно это и составляет первородную сущность строя, основанного на концентрации капитала в руках немногих. И их обогащении по этой причине за счет остального населения. В мире четко фиксируется тенденция увеличения разницы между самыми богатыми и самыми бедными. Аналогичное явление наблюдается и на постсоветском пространстве.

Но вернемся к нашей торговле. Подавляющее большинство торговых заведений в нашем регионе — частные. Но и субъекты хозяйствования любой другой формы собственности также вынуждены жить по законам рынка, и ориентироваться прежде всего на прибыль. Поэтому рост цен в Беларуси за 2018 год составил 5,7 процента. В 2017 году цены в РБ поднялись только на 4,2 процента.

При этом лидировали социально значимые товары, без которых не могут обойтись наиболее уязвимые слои населения. Особо дорожали овощи и т.н. «суповой набор».

Так, цена на капусту выросла на 122 процента! Свекла подорожала на 46 процентов, морковь — на 43, лук — на 40, картошка — на 19. Курица подорожала на 22 процента, что заставило МАРТ проводить отдельное разбирательство. Цены на говядину подскочили на 11, на свинину — на 15 процентов. Справедливости ради отметим, что некоторые продукты, например, яблоки или чеснок, подешевели, но таких «сегментов рынка» — значительно меньше.

В июле 2019 года, по данным МАРТ, прирост регулируемых цен и тарифов составил 8,7 процента, в предшествующий месяц — 8,1. 
 
Некоторых эта ценовая политика способна поставить буквально на грань выживания. Поэтому государство все же вынуждено было обратить внимание на данную проблему.
Постановлением Совмина от 15 августа в список социально значимых товаров включено следующее — карпы свежие и свежемороженые, мороженая селедка, треска, аргентина и скумбрия, сливочное и растительное масло, пшеничная мука, сахар, соль, овсяные хлопья, макароны из мягких сортов пшеницы, ряд круп, хлеб ржаной и пшеничный, говядина, свинина, куры, яйца, молоко и ряд молочных продуктов, детское питание, многие овощи, яблоки и черный байховый чай. 

Уже с 16 марта в Витебске, Гродно и Гомеле прошли коллегии представителей МАРТ с областными управлениями торговли. Официальный сайт министерства сообщает:
 
«Подробно рассмотрен порядок применения предельных максимальных торговых надбавок на социально значимые товары, которые рекомендованы МАРТ. Представителями торговых организаций не высказано аргументированных возражений по их применению.

В этой связи принято решение о применении рекомендованных торговых надбавок в работе торговых организаций, а также продолжении главными управлениями МАРТ и организациями Белорусских профсоюзов мониторинга ценовой ситуации
».

Насколько внимательно владельцы торговых сетей прислушаются к местным управлениям торговли — вопрос риторический.

Причины для скачка цен могут быть разными. Так, может открыться новый спрос на внешних рынках. Например, что касается овощей — то сегодня белорусскую свеклу и капусту охотно берут в России. Мы все живем в эпоху экономической глобализации.
 
Но основная причина роста цен — это неукротимое желание коммерческих структур поиметь прибыль. Причем самым простейшим путем — не за счет сокращения издержек, а за счет беспардонного потрошения карманов покупателей.
Но в ответ на это местечковые теоретики часто приводят такие «аргументы»: «А налоги у нас какие?», «А аренда — неподъемная». Раньше коммерсанты любили ссылаться на рост курса белорусского рубля к доллару, но сегодня, когда доллар, в основном, «стоит» — это не работает.

Начнем с аренды. Как правило, арендную плату выставляют друг другу все те же коммерческие организации, руководимые соответствующими интересами.

Налог на добавленную стоимость, налог на прибыль и другие виды сборов, конечно, влияют на формирование цены. Но в какой стране мира крупная торговля, оказание услуг или производство работают без налогов?

Ставка НДС в Беларуси составляет ориентировочно 20 процентов, но если за сырье или комплектующие для данной продукции НДС уже был уплачен, то он вычитается. И сумма НДС уменьшается на величину этого уже уплаченного «входного» налога. Таким образом, НДС может быть понижен с 20 до 15 и менее процентов. 

«Мега рыночные» пропагандисты любят приводить в пример «свободного предпринимательства» Германию и другие страны ЕС. Что ж, возьмем весьма близкую нам ФРГ. Так общая ставка НДС составляет 19 процентов. При этом в Германии существует 45 видов налогов, взымающихся с немецкой неукоснительностью. Среди них и такие неизвестные нашим коммерсантам налоги, как корпоративный и церковный. А также у немцев существует и прогрессивная шкала налогообложения, когда чем больше доход — тем выше налоговая ставка.

В соседней с нами Литве, члене ЕС, НДС еще выше — 21 процент.

Но «вычет» налогов вовсе не будет означать автоматического понижения цены. Рассмотрим простейший пример.

Ведь у нас существует еще торговля, работающая без налогов. Например, те же мелкие торговцы, продающие свои или перекупленные фрукты и овощи на базарах и «пятаках». Кроме «местового», многие ничего не платят государству или другим собственникам. А демонстрируют ли при этом сказочную дешевизну? Далеко не всегда. Иногда бабушка или дедушка старого закала и не выставляют заоблачные ценники по принципу «рубль — кучка, в кучке — штучка». Но в целом цены на базарах соответствуют общему уровню. Ну разве что здесь, как и на Востоке — можно поторговаться.

Цена товара может зависеть от личности продавца, но значительно чаще — от коньюктуры рынка. И в большинстве случаев цены у мелких частников — не ниже, чем в крупных торговых сетях. А бывает — что и выше. Так, все это лето цены на черешню на Центральном рынке Гомеля продержались на уровне 7,5-8 рублей за килограмм. И так и не упали.
 
То есть большинство торговцев исходит из очень простого понимания ситуации: «Выставлю максимальную цену, по которой берут. Пусть продам меньше, но зато — дороже».
А как же знаменитая игра спроса и предложения, которая, по замыслу «рыночных» теоретиков, разумно регулирует цену? Но одно дело — всякие популисткие благоглупости. А другое — реалии жизни и торговли. В специальных, а не пропагандистских инструкциях особо подчеркивается — «повышение цены — основной источник роста прибыли», «не бойтесь повышать цену».

При этом отмечается, что конечно, рост цены снизит объем реализуемого товара. Зато позволит сэкономить на расходах по его транспортировке, хранению, размещению в торговых залах и обслуживающем персонале.

В мире «стихийной» игры рыночных сил разумное, или социальное начало — вещь довольно относительная. И без сознательного вмешательства общества, в данном случае, государства, какое оно есть, видимо — не обойтись.

Сознательное управление слепыми силами

В нашей около экономической неолиберальной пропаганде государственное регулирование экономики всячески демонизируется. Дескать, это «административное» вмешательство губит одним своим прикосновением все нежные ростки пробивающихся рыночных отношений, и всю экономику в целом. Спору нет — когда это делает безответственный чиновник, негативные последствия — неизбежны.

Когда же за соблюдением социального и экономического равновесия наблюдает специальный орган — по поручению и под контролем общества, то это — совсем другое дело.

А как там с этим «у них», на Западе? Наши доморощенные либертарианцы предпочитают умалчивать о том значительном вмешательстве государства в экономику, которое имеет место в столь любимом ими США или ЕС. В том числе — и ценовом сегменте. Правда, чаще государственная политика там проводится в интересах крупных корпораций. Ну не любят у нас упоминать о государственных закупках у частных производителей с целью поддержания высоких цен, осуществляемого правительством США. Или введении квот на продукцию в ЕС — с той же целью.

Впрочем, есть на «благославенном» Западе и примеры обратного порядка — когда цены регулируются в сторону понижения, в интересах потребителя. Это может осуществляться как косвенными мерами, через налоговую, кредитную и иную политику, так и путем прямого государственного вмешательства.

В той же Германии до 40 процентов цен контролируется либо регулируется государством. И речь идет не только о естественных монополиях, тарифах на жилье в муниципальном секторе, медицинских услугах и пассажирских перевозках, где государство устанавливает нижнюю и верхнюю планку уровня цен.

Напрямую регулируются и цены на зерно, молоко и молочные продукты. Если рыночные цены оказались ниже контрольной планки, то фермер может продать их государству по этой фиксированной высокой цене. Закупленные государством продукты идут на бесплатные школьные завтраки либо помощь бедным.

При этом правительство устанавливает для всех единые фиксированные цены, исходя прежде всего из средних издержек производства. Сократил издержки — получил наиболее высокую прибыль.

На ряд лекарств, отпускаемых по рецепту, также существуют твердые цены. Любопытно, что регулируется не отпускные цены фармацевтических кампаний, а торговая надбавка посредников и аптек. Говорят, что цены на все рецептурные лекарства по всей Германии — одинаковы. Это хорошо не только для потребителя — но и для мелких аптек, способных таким образом выжить в конкуренции с крупными аптечными сетями.

В Германии государство также субсидирует жилищное муниципальное строительство, что позволяет ему влиять на цены на рынке недвижимости. Стоимость жизни в Германии является одной из самых приемлемых в ЕС.

В Греции до 20 процентов цен определяется государством, включая аренду жилья. В Италии с ее традиционно сильным влиянием левых и профсоюзных активистов контролируется до 30 процентов цен. На Аппенинах этим занимается специальный комитет по ценам при правительстве и соответствующие комитеты при местных органах самоуправления. Регулированию подлежит хлеб, соль, свежее молоко и говядина, сахар, лекарства и …газеты. Предельный уровень цен очень часто вводится на молоко, мясо, маргарин, лекарство в Норвегии.

Во Франции контролируется до 20 процентов цен, ранее, в рамках политики «дирижизма» — значительно больше. Теперь же проведенные в стране неолиберальные реформы, по словам их организаторов, привели к победе над инфляцией. Но и к снижению уровня жизни среднего француза — о чем так красноречиво заявляют «желтые жилеты».

В Финляндии специальные органы осуществляют не только контроль, но и планирование цен. Естественно, что активная политика регулирования рынка проводится в стране победившего скандинавского «социализма» — в Швеции.
 
А вот в Дании регулируется только 5 процентов цен. И соответственно — это самая дорогая страна в Европейском Союзе. Стоимость жизни в Датском королевстве на 42 процента выше, чем в среднем по ЕС.
Одной из наиболее развитых является система государственного регулирования цен в Австрии. Считается, что она сложилась на фоне тяжелого положения страны после второй мировой войны. Но безусловно, свое влияние на нее оказал австромарксизм, достаточно радикальное направление в западноевропейской социал-демократии. В свое время левые социал-демократы были весьма влиятельны в альпийской республике.

Закон предусматривает, что при кризисе предельный уровень цен можем быть установлен на любой вид товаров. В случае их необоснованного завышения министр экономики может вводить регулирование на срок до шести месяцев. Так, цены на импортные фрукты не должны превышать закупочные плюс стоимость издержек и экономически обоснованная прибыль.

В случае отмены или снижения пошлин на импорт должна соответственно и снижаться цена на такие товары. Нарушение этих норм жестко наказывается. В Австрии профсоюзами, наемными работниками, государством и предпринимателями формируется паритетная комиссия. В числе ее задач — установление цен на хлеб и хлопчатобумажных тканей, импортные товары, регулирование коммунальных тарифов и бытовых услуг, проверка обоснованности повышения цен. Возглавляет Паритетную комиссию канцлер Австрийской республики. В Австрии контролируются цены на 10 процентов товаров.
 
****

У нас одним из главных аргументов против ценового регулирования являются ссылки на то, что это «мешает развитию бизнеса». Честно говоря, данный аспект нам не представляется актуальным. В стране должна развиваться прежде всего экономика, ориентированная на людей. Какой нам прок от прибылей тех или иных нуворишей, если многие наши сограждане не смогут позволить себе самого необходимого?

Но еще наши «либертарианцы» любят пугать себя и других следующим — в случае фиксированных цен, дескать, продукцию будет невыгодно производить, дешевый товар станет «вымываться», его начнут вывозить «на Россию». Но сейчас — не 90-е. Представляется, что в условиях действительно эффективно работающих государственных и общественных механизмов такие проблемы — вполне разрешимы технически.

При этом слово «общественный контроль» здесь — ключевое. Профсоюзы, организации защиты прав потребителей и другие общественные структуры смогли бы сыграть существенную роль в ограничении ценового беспредела.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Белорусский бизнесмен: Беларусь стала страной IT, а Прибалтику превратили в рынок сбыта

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Евразийство от первого лица

Россия не будет реставрировать СCCР

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Почему России невыгодно включение в свой состав Беларуси

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Выход к морю — есть!

Лукашенко отдаёт Латвии белорусский транзит

Почему в Латвии пошли войной на Путина и Армию России

Сейчас вместо Новой волны фестиваль Riga-Jurmala Авена.Как по мне ,так это лучше.

Ученые - о миролюбии белорусской историографии и о величайшем событии нашей истории ХХ века

Знаете,если здесь будет совсем плохо,я рискну уехать с Родины,благо есть куда..Вот на то и нужны объективные Историки.Дабы своим авторитетом,хоть капельку мешали политическим прохо

Черемош

Зачем же так наивным прикидываться?!Смешно, что посещение Old Vik это просмотр записи спектакля.И с галстуком не надо примитизировать.Чего-чего? Про страдания народа ничего не было

Освобождение Болгарии: старая правда и новая ложь

А как же жидомасонский заговор? Бдительность притупляете?! Шпиён масонский.

Тени убитых предков

Вот про это ничего не знаю. Вот это мило! А как же команда Арайса? Именно они и были основными добровольцами легиона, влившись в него в полном составе, как я читал. Они и сост

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.