Клуб путешественников

15.06.2019

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

БРУКЛИН
  • Участники дискуссии:

    13
    35
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Я приехал на борт своего нового судна в третьем часу ночи. Судно называлось «Safmarine Douala» и стояло под погрузкой какао-бобами в Абиджане. Бросив чемодан в свою временную каюту судовладельца на капитанской палубе, я уже собирался завалиться спать, как почувствовал чей-то пристальный взгляд.

От порога открытой двери каюты за мной внимательно наблюдал небольшой рыжий пёс. На моё приглашение войти он не отреагировал, постоял, посмотрел ещё немного и ушёл.

В последующие три недели моего дублёрства Бруклин (так звали эту собаку) регулярно заходил ко мне в каюту, когда я сидел там над документами, деликатно изучал меня, постепенно подходя всё ближе, и, в конце концов, мы окончательно подружились. Когда я, уже после океанского перехода в Америку, принял пароход под своё командование, я уже был в курсе истории Бруклина, его повадок и судовых обязанностей.



Главная из этих обязанностей заключалась в предотвращении проникновения на борт зайцев. «Safmarine Douala» уже много лет стояла на линии Западная Африка – восточное побережье США.

В Африку везли нефтяное оборудование, бумагу, ширпотреб и множество прочих товаров. Обратно возвращались полностью загруженными красным деревом на палубе и какао-бобами в трюмах для того, чтобы гарантировать каждому американцу «толстый, толстый слой шоколада» на его сникерс. Наряду с какао-бобами в страну свободы стремилось также множество африканцев, которые всеми способами норовили спрятаться в трюме среди мешков. Они-то и были главной целью и смыслом жизни Бруклина.

Абсолютное большинство негров на удивление сильно боится собак. Мне даже рассказывали занятную теорию происхождения этого феномена, но я не совсем с ней согласен. Факт в том, что, когда мы с Бруклином появлялись на верхней палубе во время грузовых операций, все местные докеры, большая часть из которых по местным обычаям дремала в тени, моментально прятались.

Бруклин, высоко неся свой рыжий бубликом флаг-хвост, важно обходил и обнюхивал палубу, загонял на комингс трюма зазевавшихся негров и всячески демонстрировал своё присутствие на судне. Эти регулярные демонстрации флага приводили к тому, что отбивали у местного населения тягу к благам цивилизации, правам человека и заморским путешествиям именно на нашем пароходе.

Естественно, в последнем африканском порту Бруклин производил особо тщательный осмотр и обнюх всех грузовых и служебных помещений. Недаром на его будке, установленной на крыле мостика, красовалась надпись «Ship’s Security Officer».

Однако в эту будку Бруклина помещали лишь тогда, когда судно прибывало в порт или собиралось выходить из порта, и на борт посещали портовые власти для оформления всяких формальностей. В остальное время он проживал в капитанской каюте. Обычная его позиция была поперёк порога у входа.



Поэтому дверь моей каюты была всегда открыта, но всё её содержимое пребывало в абсолютной безопасности. Бруклин, как опытная секретарша, определял цель визита любого из членов экипажа и реагировал соответственно: от позволения перешагнуть через себя до угрожающей позы и предупредительного лая.

Среди экипажа у него были свои любимчики и не очень. Второму помощнику, который слишком настойчиво и фамильярно пытался завоевать его дружбу, он даже как-то прокусил палец. Но это был единственный инцидент подобного рода. В основном же Бруклин был со всеми своими дружелюбен, весел, охотно принимал угощения, но прекрасно понимал судовую иерархию и беспрекословно слушался только капитана.

В американских портах Бруклину запрещали сход на берег, поэтому он во время моих отлучек с судна ждал меня на верхней палубе у трапа. В африканских же портах он всегда сопровождал меня в прогулках по причалу и портовым окрестностям, отбегая недалеко и ненадолго.

Местные неоднократно предупреждали словами «чоп-чоп», поднося щепоть одной руки ко рту, а другой показывая на Бруклина. Дескать, одинокую собаку здесь запросто могут забить и съесть. Но мой Брушка был хитрым, опытным, умел постоять за себя и избегать неприятностей. Только при стоянках судна в Сан Педро он позволял себе загулы на целый день. Вероятно потому, что это была его родина, и он спешил навестить своих старых друзей и подруг. После отхода из этого порта он особенно долго дрых.



Через пять месяцев нашей дружбы приехал мой сменщик. Сдав ему дела, я ещё несколько дней оставался на борту, уступив капитанскую каюту и переехав снова в ту же каюту судовладельца по соседству. Бруклин заходил ко мне, вздыхал, ложился в ногах и подолгу лежал, пока я читал или смотрел телевизор. Он всё понимал. В мой последний день на борту он внезапно допустил сентиментальность – лизнул мою руку, чего никогда раньше не делал.

После этого, видимо застеснявшись проявленных чувств, он выбежал из каюты и больше уже ко мне не подходил, окончательно смирившись с новым хозяином.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Змиёв
Латвия

Дмитрий Змиёв

Консультант по бизнес-процессам

МНОГО РАЗНЫХ «ПОЧЕМУ»

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Прогулка по...

Новая рубрика в ИМХОклубе

ДУХОВНОСТЬ И КОЛБАСА

Это Вы о той статистике, которая от выборов к выборам в советы народных депутатов явку избирателей 99,9% показывала? :)

СТАНЦИЯ ИЗ ПРОШЛОГО

Так пойди, блевани, может легче станет. А в ленте блевать не надо, неприлично как-то.

ДЕТСКИЙ САДИК ВНУКОВ РАДИ

При чём тут - насильно? Просто совершенно разные обстоятельства переезда.

О домашнем насилии

Ну..умом это назвать-преувеличение.Это расчет под давлением Природы.Женщины принимают решение исключительно по расчету.Другое дело,что со стороны,это может показаться глупым,но в т

Принудительная ассимиляция — опыт итальянских фашистов

. Упомянутые вами "способы противодействия" скорее относятся к подчинению и следованию навязанному пути, нежели противодействие.==это не мной,а автором.По понятным причинам,наиболе

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.