В мире прекрасного

10.10.2020

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Блудный сын русской осени

Блудный сын русской осени
  • Участники дискуссии:

    6
    10
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

« Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!»,

 Я скажу: «Не надо рая, дайте родину мою».

Сергей Есенин

У поэтов душа мятущаяся.

В другом состоянии она и не может пребывать, поскольку поэзия — квинтэссенция душевных переживаний,  облекаемых в строгую формулу рифмы. Не попал в ее ритм — не поэт.

Предвидеть  настрой поэта почти невозможно.  Его особого строения душа пребывает где-то там, а тело сидит напротив и пьет с тобой водку.

У каждого профессионального поэта — свой почерк, не потому ли они менее самокритичны, чем другие творческие люди. Им кажется, что их масштабы  —  вселенная. Между тем, в обыденной жизни  большинство поэтов — люди простодушные и доверчивые, потому и ранимы, потому и обидчивы.

Случается в жизни пора, когда чуть ли не каждый начитанный юноша  начинает ощущать силу поэтического слова и старается с его помощью преодолеть свою робость и написать амурные строки для сердца приглянувшейся девицы.

Такое пережили многие,  но далеко не все посвятили себя  невообразимому мучению — поэзии.

Профессиональные поэты, большей частью, публика пьющая и гулящая, потому их дела идут с переменным успехом, и лишь у единиц что-то получается.  

Прав был Маяковский, когда писал:

«Поэзия — та же добыча радия.
В грамм добыча, в годы труды.
Изводишь единого слова ради
Тысячи тонн словесной руды».

В большой массе способных людей, упорно фильтрующих словесную руду, бриллиантами сверкают те, у кого стихи отменного качества бьют ключом, и тогда баловень судьбы, сталкивается лишь с одной проблемой, как найти форточку, чтобы положить рой в голове на бумагу.

Именно к такой редкой когорте относился Сергей Есенин,  125-летие которого отмечалось 3 октября 2020 високосного года.

Замечательный русский писатель Алексей Толстой писал:

«Фамилия Есенин — русская — коренная. В ней звучат языческие корни — овсень, таусень, осень, ясень — связанные с плодородием, с дарами земли, с осенними праздниками».

Да и как иначе? Ведь в селе Константиново Рязанской губернии  действительно жили настоящие русаки —  крепыши  с соломенными кудрями и курносым носом. Сергей Есенин был из их числа.

Нет смысла подробно рассказывать о детстве и юности самородка, родители которого порознь уехали на заработки и с двухлетнего возраста отдали сына на попечение деда-старообрядца по материнской линии.  Дедова семья по сути дела и вырастила будущего поэта.

Трое взрослых, не женатых сыновей хозяев стали первыми воспитателями Сергея, о которых он писал:

«Мои дяди научили меня верховой езде и плаванию, один из них … даже использовал меня в качестве гончей, когда выходил на пруды охотиться на уток».

Не исключено, что со временем их опыт был позаимствован Есениным и по части водочки.

Со временем жизнь родителей после разлуки вновь сложилась, и Сергей на школьных каникулах стал чаще приезжать в родительский  дом, частенько заглядывая к местному священнику, у которого была внушительная библиотека.

Родня заметила тягу мальчика к литературе и настояла, чтобы он выучился на учителя, и Сергею  пришлось закончить еще и двухгодичную учительскую школу. 

В школьные годы Есенин написал  три десятка стихотворений и под заглавием «Больные думы» попытался в 1912 году опубликовать их в Рязани, но безуспешно.

Встал вопрос, что делать дальше.

Вопреки расхожим мнениям будущий знаменитый поэт появился в Питере не сразу, а прошел  хорошую обкатку в Москве, почти три года проработав помощником корректора в типографии известного издателя Сытина. Доверенная ему работа — свидетельство высокой грамотности юного Сергея.

Есенин был ранним, скороспелым, в том числе и в личной жизни.

Едва достигнув 18-летнего возраста, он женился на сотруднице издательства Сытина Анне Изрядновой, с которой смог прожить только 3 года, получив в награду сына Юрия.

Его потянула в московские революционные круги, потому в течение нескольких месяцев его квартира находилась под наблюдением тайной полиции.

В январе 1914 года в детском журнале «Мирок» вышла первая есенинская публикация — стихотворение  «Береза», далее последовали публикации в небольших журналах.

В декабре 1914 года Есенин уволился с работы и, по словам его жены, «посвятил себя поэзии, постоянно писал». Примерно в это же время он стал членом литературно-музыкального кружка Сурикова.

За время пребывания в Москве он завел полезные связи в литературных кругах, полтора года изучал историю и филологию в  народном университете имени А. Л. Шанявского, тщательно готовясь к тому, чтобы обеспечить себе успех в литературном  мире Питера.  

Своему  другу,  поэту Анатолию Мариенгофу, он вполне откровенно говорил:

— Так, с бухты-барахты, не след идти в русскую литературу. Искусную надо вести игру и тончайшую политику.

В марте 1915 года Есенин перебирается в Санкт-Петербург и на второй день по приезду появляется не у кого-нибудь, а у самого Александра Блока.

Изумленный Блок выслушал Есенина и подставил плечо, назвав  «жемчужиной крестьянского поэта», а его стихи — «свежими, чистыми и звучными». Именно он ввел молодого автора в столичные литературные круги, познакомив со многими известными поэтами того времени, в том числе Андреем Белым.

Позднее, в автобиографии 1925 года Есенин написал, что Белый дал ему смысл формы, а Блок и Клюев научили его лиризму.

Клюев познакомил Есенина с издателем Аверьяновым, который в начале 1916 года выпустил  сборник стихов «Радуница».

А Есенин шалил. В присутственных местах он первое время  появлялся в деревенском одеянии, но «в своем творчестве  был настолько искренен и достоверен, что ему не потребовалось многих усилий, чтобы с лету получить признание среди многочисленных талантов, рожденным революционным временем».

Как позднее отмечал крупнейший поэт русской эмиграции Георгий Иванов: «Наивность, доверчивость, какая-то детская нежность уживались в Есенине рядом с озорством, близким к хулиганству, самомнением, недалеким от наглости. В этих противоречиях было какое-то особое очарование. И Есенина любили. Есенину прощали многое, что не простили бы другому. Есенина баловали, особенно в … литературных кругах».

Однако публичная удаль поэта — лишь ширма, за которой пряталась творческая цель, имевшая странную интерпретацию:  

Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Глубину творчества Есенина очень точно подметил выдающийся поэт Борис Пастернак:

«Есенин — самый популярный, в прямом смысле — народный и при этом совсем не общедоступный поэт.

Его поэтика, при кажущейся простоте и прозрачности, причудлива и удивительна.  

Явившись из деревенской глуши, он… поднялся по парадной лестнице Петербургского Дома Искусств в деревенских валенках и лазоревой косоворотке, не конфузясь неприглядной «одевы», уверенно и спокойно — как власть имеющий, как полномочный посол Всея Руси».

В 1915 году Есенин становится одним из основателей литературной группы «Краса» и публикует многочисленные стихи в столичных журналах, включая «Русскую мысль».

Он знакомится с литературными мэтрами — Максимом Горьким, Владимиром Маяковским, Николем Гумилевым и Анной Ахматовой.

Уже к концу года Есенин стал звездой петербургских литературных кругов и салонов.

«Город с радостью воспринял его, как гурманские запасы клубники зимой», — писал Максим Горький.

Образ жизни и наклонности к употреблению спиртного не смогли не сказаться на репутации дарования.

Ощущалось его некоторое манерное сходство с Распутиным, но старец был авторитарен и позиционировал себя провидцем, а Есенин был молод и наделен удивительной способностью душистым поэтическим словом покорять сердца.

Как и Распутин, Есенин буянил, устраивал попойки и дебоши, но как не прислушаться к словам друга и популярнейшего поэта того времени Андрея Белого: 

«Еще до революции, в 1916 году, меня поразила одна его черта, которая потом проходила сквозь все воспоминания и все разговоры. Это — необычайная доброта, необычайная мягкость, необычайная  чуткость и повышенная деликатность… Таким я видел его в 1916 году, таким я с ним встретился в 18—19-х годах, таким, заболевшим, я видел его в 1921 году, и таким был наш последний разговор до его трагической кончины».

В определенном смысле временным спасением от загульной жизни стала для Есенина  армия и расставание с первой женой.

С марта 1916 года он по призыву проходил службу на медицинском поезде в Царском Селе, а 22 июля выступил на  концерте, где присутствовала попечительница поезда, императрица Александра Федоровна с дочерями.


Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Этот сладкий замкнутый круг

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Музыка русского слова

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Сегодня я гений!

К 140-летию Александра Блока

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Бестужев — защитник латышей

Из Минска в Москву. Поцелуй в забрало

Только что хотела написать, что многое зависит от освещения.

Врачи улетают на Запад

Как это — "велика была эмиграция врачей из СССР"? Как это — "эмигрировали почти поголовно"? Вы же писали, что в СССР "сидели, как в тюрьме" (комментарий №72). Разве из тюрьмы массо

Что украинцу хорошо, то русскому — смерть

А литовец — это поляк, которого, кроме католичества, покусало еще и хуторянство.

Массовая вакцинация в СССР от детского паралича: принудительно, зато эффективно

Меня в одноклубниках поражает беспомощность. Уже не один и не два раза я тут читаю - где Бычковский, что с Бычковским? Хотя так просто - подойти на рынок и спросить. Если не он сам

Про «дворец Путина»...

Так "охраняется", что его спокойно с квадрокоптера снимают? И что значит "охраняется с моря"? Там что, установлены противокорабельные ракетные комплексы?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.