Спикер дня

05.05.2011

Ольга Павук
Латвия

Ольга Павук

Доктор экономики, профессор

Экономика важнее демократии

Мировой опыт это показывает

Экономика важнее демократии
  • Участники дискуссии:

    23
    167
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

МВФ нас обманывает даже в своих статистических исследованиях. В нашей стране нет свободного рынка. «Серый» микробизнес — то, что может нас спасти.

— Премьер-министр Валдис Домбровскис сказал, что уровень теневой экономики в Латвии составляет от 17% до 40%...

— Я думаю, ближе к истине последняя цифра, поскольку на протяжении последних 15 лет она почти не меняется. Ее дает международное исследование, которое делается на средства МВФ.

— Но наши правители говорят, что чем сложнее экономическая ситуация, тем больше бизнесменов уходит в тень…

— Так. Это видно по тому, как работает бизнес. Меньше платит налоги не всегда тот, кто меньше работает. Таков парадокс. Еще года нет, как сюда приезжал отец исследований по теневой экономике Фридрих Шнайдер. И буквально накануне выборов в Сейм прошла большая конференция, где он опроверг свои собственные цифры и снизил нашу теневую экономику примерно на 10 процентов.

— Он как-то объяснил это?

— Не смог. Вывод у меня только один: это заказное исследование для нашего правительства. Оно ничем не подкреплено. Некоторые говорят, что теневой экономики стало меньше потому, что меньше производится продуктов. Но ведь процент — доля в продукте. Не количество, а доля. Поэтому, к великому сожалению, и Фридрих Шнайдер, которому я очень доверяла, на подозрении.

— Разве наше правительство может влиять на независимых международных экспертов?

— Это исследование МВФ. Очевидно, им нужно было показать, что наше правительство за этот год, который оно уже было у власти, что-то сделало. Это такой популизм.

— МВФ таким образом пытался поддержать действующую коалицию?

— Да, именно так. МВФ и другим нашим кредиторам сегодня выгодно работать с этим правительством, оно для них предсказуемо.

— Сейчас правительство принимает ряд мер для борьбы с теневой экономикой. Это и налоговая амнистия, и белые листы предпринимателей…

— План борьбы министерства финансов включает в себя 60 пунктов. Уже одно это вызывает большой вопрос. 60 пунктов — это очень много. Столько пишут, когда хотят создать видимость деятельности. Создаются план, рабочие группы, что-то будто делают, собираются, обсуждают. Налоговая амнистия — я вообще не очень понимаю, что это такое...

— Премьер объяснил так: человек, который не платил налоги, может придти в СГД, сказать, сколько он не заплатил. Заплатить 10% от этой суммы, и…

— Насколько я понимаю, он должен подтвердить заработанное документально. А амнистия — это когда подтверждать ничего не надо. Когда-то Репше объявлял те же лозунги — «будем бороться». И тоже были разговоры про декларации, но… не верю. У меня есть на то основания.

— Может быть, есть какой-то рецепт?

— Серая экономика — это экономика, которая что-то производит. Просто государство этого не видит. Это более касается малых и микропредприятий. Нужно оставить их в покое. Особенно во время кризиса. Так делают во всех развитых странах.

— Не требовать от них налогов?

— Да. От них можно вообще не требовать налогов. И не требовать отчета каждые три месяца. Сейчас зарегистрировано 10 000 микропредприятий. Я сама имею такое же, но пользы мне в этом нет. Те же отчеты, те же проверки. Микропредприятия нужно просто оставить в покое. Пусть они обслуживают себя и свою семью. Это гораздо лучше, чем ставить людей на учет Госслужбы занятости и платить им пособия.

— А как же борются с теневой экономикой другие страны?

— Последние 30 лет теневая экономика в мире растет довольно быстрыми темпами. Для Европы это связано с тем, что стали приезжать на работу люди из восточного мира. МВФ поэтому и стал проводить свои исследования. В Европе раньше был низкий уровень теневой экономики — 4-5%. Сегодня — почти 20%.

В Германии пробовали предпринимать разные меры. Пытались бороться с разными «бебиситтерами» и помощниками по хозяйству, которые работали в тени. Но быстро поняли, что овчинка выделки не стоит. Теперь даже в строительном бизнесе не борются. Хотя три-четыре года назад 70% работников строительного бизнеса в Берлине работали «вчерную». Невероятная цифра для добропорядочной Германии!

В результате с чем они сейчас борются? С коррупцией! У меня есть пример, когда самоуправление одного их берлинских районов было целиком привлечено к ответственности. Тысяча человек была уволена, сменили аппарат целого района большого города.

Коррупция — это фундамент. Коррупционеры «чешут» свои доходы и с «черной» экономики, и с «серой». А вот «серую» экономику многие экономисты считают мотором в переходных странах. Когда еще законодательство не отрегулировано. Начинать надо с приведения в порядок законодательства — и налогового, и предпринимательского. И всего, что связано с предоставлением различных льгот видам бизнеса.

— Наше правительство предложило создать «белые списки». Чтобы те, кто платит налоги, получили ряд льгот в виде госзаказа…

— Не дай боже! Льготами нужно поддерживать отрасли, а не фирмы. Льготы должны быть для открытия бизнеса, для малых предприятий, для иностранных инвесторов. У нас ведь почти этого нет. Мы сняли большинство льгот при вступлении в ЕС.

— Была такая директива?

— Мы не должны подчиняться директивам. Директива — это рекомендация. Каждая страна имеет право сама решать, что делать. Есть очень много примеров стран бывшего Союза, которые смогли в условиях кризиса удержать свою экономику в плюсе: Узбекистан, Азербайджан, Казахстан, та же Беларусь. С теневой экономикой у них по-разному. Но они сейчас не слишком обращают на нее внимание. Они стараются развивать свою экономику.

У нас — НЕ свободный рынок. У нас государство с очень большим чиновничьим аппаратом, который сам себя обслуживает. А он должен работать на пользу экономики прежде всего. На мой взгляд, экономика гораздо важнее демократии. Сегодня к этому пришли очень многие международные эксперты, которые занимаются странами с переходными экономиками. Там, где экономика развивается, можно постепенно внедрять и демократические институты, институты гражданского общества и так далее. Нельзя сначала объявить демократию, а потом строить экономику. Это моя позиция.

— А Латвия могла сохранить производства, которые достались ей от Советского Союза?

— Я уверена, да. Хотя бы электронную промышленность. Эстония ее спасла и выиграла. Вы знаете, что мировой шведский гигант Ericsson 20% своей продукции производит в Эстонии? Мы же этот путь закрыли. У нас был громадный завод «Альфа». Что-то от ВЭФа можно было оставить, от «Радиотехники».

Естественно, что-то надо было менять. Но нужно было сохранить интеллектуальный капитал, человеческие ресурсы. Для электронного производства не нужно было завозить сырье вагонами, не требовалось большого количества электроэнергии или газа. Электронная промышленность сегодня в мире нужна абсолютно всем. Мы это упустили…

— Правительство повышает налоги в период кризиса, когда многие западные эксперты говорят, что надо понижать…

— Конечно, надо понижать.

— А где тогда взять деньги на консолидацию бюджета?

— А помните, когда Россия снизила подоходный налог до 13%, то резко выросла собираемость. Так происходит в странах. Предприниматели в какой-то момент начинают платить налоги, если они видят, что они могут выдержать эту нагрузку. В борьбе с теневой экономикой важно не бороться с предпринимателем, а создать ему условия, чтобы он как можно меньше производил продукции, связанной с «тенью».

— Но когда еще повысится собираемость налогов… А консолидировать бюджет надо сейчас. Этого требуют кредиторы…

— Резать почти ничего не осталось. А мы все еще режем. Бюджет был около 5 млрд. Уже три, еще через год останется 2,5. Еще два года назад нужно было сокращать государственный сектор. Именно чиновничий аппарат. Тогда это можно было сделать. Мы бы это сделали один раз — и шли бы дальше. А армия чиновников, возможно, уже стала теми же самыми микропредпринимателями. Это надо было делать еще Годманису. А может быть, и Калвитису. Еще Годманис говорил, что у нас в госсекторе — 200 000. Это ТРЕТЬ от всех занятых, и очень большое количество из них именно чиновников.

А вы задавали вопрос, насколько нужна нам сама эта борьба с теневой экономикой? У нас же больше десятка организаций, которые призваны с ней бороться. Самая заметная — KNAB. Чем она занимается на протяжении многих лет? Она борется внутри себя. И когда там был Лоскутов, и когда пришел Вилнитис. Но это же — бюджетные средства. Когда внутри такой структуры идет борьба, правительство должно что-то сделать. Лучшее и простейшее решение — закрыть.
 
Материал подготовлен совместно с программой «Вопрос с пристрастием» (проект канала Pro100tv и газеты «Час»)

От IMHOclub: Ольга Павук готова ответить на вопросы членов клуба. Чтобы вы были ею услышаны, просим авторизоваться и нажать на кнопку «Задать вопрос Ольге Павук».

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Илзе Риеба
Латвия

Илзе Риеба

Член правления компании Ergolain Design

Быть законопослушным предпринимателем

Почему это так дорого

Александр Литевский
Латвия

Александр Литевский

Бизнесмен

Что такого положительного есть в Эстонии, чего нет у нас?

Ответ лежит на поверхности

Евгения Зайцева
Латвия

Евгения Зайцева

Экономист, эксперт-аналитик

Знание — сила

Особенно знание правил ведения бизнеса в Латвии

Вадим Фальков
Латвия

Вадим Фальков

Журналист, депутат Рижской думы

Власти размахались «шашками»

Таксомоторные услуги в Латвии ждёт настоящая революция

Путь к единению

Вы за Россию не подписывайтесь. Там люди понимают, с кем имеют дело и кто окажется первым в случае чего. Что до болот, то приезжайте и посмотрите да сравните, где ваш ВЭФ, а где

"Россия атаковала всю Европу с территории Франции": дело в мести

Возможно. насколько я помню, там как раз один судья из Малайзии сильно оценку занизил. Немов в любом случае большой молодец, это все признают. И ещё раз, нет возможности создать и

Что мешает русским Латвии бороться за свои права?

Только что опубликован ролик очередного марлезонского балета - теперь уже в Брюсселе всему миру Митрофанов вешает лапшу про ПОЛНУЮ ликвидацию образования на русском языке в Латвии

Переговоры Путина и Лукашенко в Сочи: успех или неудача?

Никто их давить не будет. В партнёрстве им не отказывают - если России это выгодно то почему бы и нет, просто отношения будут снисходительнее, братских отношений как того хочет Лук

Легенда о Латышских Стрелках

Я же написал - интерсброд. Пойми, у русских нет обычая поджигать свой дом.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.