Политэкономика

07.04.2011

Ольга Павук
Латвия

Ольга Павук

Доктор экономики, профессор

Что получается, когда предприниматель -- нищий

Причины бунтов на Ближнем Востоке

Что получается, когда предприниматель -- нищий
  • Участники дискуссии:

    13
    58
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Народные волнения на Ближнем Востоке заставили нас вновь обратиться к работам уважаемого в мире перуанского экономиста Эрнандо де Сото. В своих исследованиях он отвечает на вопрос, почему капитализм не приживается во многих развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки, на которые сегодня приходится 82% всего населения Земли. Ответ, по мнению ученого, в отсутствии четких прав собственности, прописанных в законах, из чего вытекает распространенный в этих странах запредельно высокий уровень теневой экономики. Возникает вопрос, как долго будет продолжаться противостояние развитых и развивающихся экономик? Последние события в Ливии, Египте и других ближневосточных странах говорят о том, что долготерпению бедного населения небедных стран приходит конец.

Тунис, Алжир, Иордания, Египет, Ливия и другие взбунтовавшиеся страны объединяет то, что у власти там находятся диктаторы, большая часть экономики находится в тени, а большинство населения хотя и не голодает, но живет бедно. Около 70% населения в этих странах — молодежь до 30 лет, многие из них имеют образование, но не находят ему применения, и это один из факторов народных бунтов.

Нефть всему голова

К примеру, Египет занимает 137 место в мире по ВВП на душу населения и является лидером среди арабских стран по людской численности, там проживает 82 млн. человек. Через Суэцкий канал в Западное полушарие ежегодно проходит 1,8 млн. баррелей нефти из Персидского залива и еще 1,1 млн. баррелей нефти в день поставляет Сумедский трубопровод. То есть Египет обеспечивает потоки, представляющие собой около 40% мирового ежедневного потребления нефти.

Ливия, население которой составляет 6 млн. человек, и где уровень жизни выше, чем во многих соседних странах, живет за счет нефтедобычи, являясь восьмым производителем нефти среди стран-участниц ОПЕК. В январе 2011 года, по данным rian.ru, добыча нефти в Ливии составила 1,574 миллиона баррелей в день, что составляет 8% от потребления нефти в США. Импорт ливийской нефти покрывает 51% потребностей Италии, 13% Германии и 5% Франции. На долю Евросоюза приходится 9/10 нефтяного сектора Ливии, следовательно, нефтяной рынок Ливии практически полностью ориентирован на снабжение Европы.

Волнения в Египте, Ливии и других странах бумерангом отзываются на биржевых ценах на энергоносители, из-за опасения перебоев в поставках цены на нефть растут.
На протяжении многих лет США и страны Европы поддерживали диктаторов особенно Хосни Мубарака в Египте, который только от США получал 2 млрд. долларов в год. Власть диктаторов рассматривалась как лучшая альтернатива власти радикальных исламистов, пример которой демонстрирует миру Иран.

Собственность есть — прав нет

Египет в исследованиях де Сото выступает как один из характерных примеров его гипотезы неблагоприятного вхождения в рынок. В Египте, по расчетам ученого, 92% зданий и 88% всех предприятий де-факто принадлежат предпринимателям-беднякам. Вся эта собственность не оформлена, хотя она оценивается в 248 млрд. долларов. Это в 55 раз (!) больше всех прямых иностранных инвестиций, полученных Египтом начиная с бегства оттуда Наполеона, включая инвестиции на осуществление таких гигантских проектов, как Суэцкий канал и Асуанская плотина.

Кто же эти предприниматели-бедняки в Египте и других развивающихся странах? Что им принадлежит на самом деле? И с кем им приходится делиться своими доходами?

Исследования, проведенные Институтом свободы и демократии в Лиме, возглавляемом Э. де Сото, показали, что в странах, выбравших путь к рынку после распада колониальной системы в начале 60-х гг. прошлого столетия, имеется самая широкая база для политической поддержки экономических реформ. «Людей, составляющих эту базу, обычно называют «бедняками». Мы обнаружили, что эти бедняки не смогли бы выжить, если бы не были предпринимателями», — отмечает ученый.

Около четырех миллиардов человек в мире, которые бедны и которые являются предпринимателями, полностью исключены из глобальной экономики, а подчас — из-за отсутствия необходимых законов — и из своих национальных экономик. Иными словами, это люди, съезжающиеся из сельских районов в города, что характерно для всех развивающихся (и не только) регионов мира, образуя на окраинах крупных городов поселения (наподобие тех, что в Бразилии называют фавелами). Живущие здесь не платят государству за воду и электричество, лишены они и внимания полиции. В поисках работы вновь прибывшие туда жители начинают заниматься мелкой торговлей, открывают кафе и бары, мастерские, вовлекаются в другую деятельность, позволяющую выжить их семьям. То есть делают то, что в мире принято называть микро- и малым бизнесом. Но контроль за этими поселениями осуществляют теневые структуры, от выделения мест под недвижимость до выдачи кредитов.

Но в отличие от просвещенных рыночных экономик, в развивающихся странах зачастую это происходит при отсутствии законодательной базы для оформления правовых отношений собственности. Беда в том, что ресурсы этих горе-предпринимателей имеют ущербную форму: дома их построены на земле, права собственности на которую оформлены неадекватно; обязательства предприятий не определены, а сами они не инкорпорированы; производства размещены в зонах, где ни финансисты, ни инвесторы не могут их контролировать. Поскольку права собственности на эти активы не задокументированы надлежащим образом, их нельзя продать никому, кроме небольшого числа местных, знакомых между собой и доверяющих друг другу людей, их нельзя использовать как обеспечение кредита или предложить инвесторам для долевого участия. Иными словами, их не удается обратить в капитал.

Балом правит бюрократ и мафия

В этих странах балом правит коррумпированный бюрократ вкупе с мафиозными структурами, и в этом главная причина расцвета там теневой экономики. Еще один характерный пример из исследований де Сото. Проведенные его институтом полевые исследования показали, что, к примеру, для регистрации швейной мастерской в Перу необходимо затратить 289 дней и расходы, равные 32 минимальным месячным зарплатам; для получения лицензии на торговлю в уличном киоске нужно всего лишь 43 дня и 15 зарплат. И тогда на сцену выступают лица, якобы помогающие тем самым беднякам оформить «покупку» или «аренду» клочка земли, на которой находится ветхий или не очень домишко, магазинчик или мастерская. Похожая ситуация и в странах Ближнего Востока, и во многих других развивающихся регионах.

Де Сото напоминает, что бедные страны нуждаются в решениях, подобных тем, которые развитые страны нашли не в XXI, а в XIX веке. Парадоксально, но в развивающихся странах происходит именно то, что в XIX веке происходило в сегодняшних развитых.

Подобные проблемы известны не только в странах третьего мира и бывшего соцлагеря, напоминает де Сото. Они цвели пышным цветом в США в 1783 году, когда президент Джордж Вашингтон жаловался на «бандитов... присваивающих в обход многих самые лакомые кусочки страны». Этими «бандитами» были скваттеры и незаконные мелкие предприниматели, занимавшие не принадлежавшие им земли. В следующие сто лет в США продолжалась борьба за собственность за землю. Но сегодня там давно забыли то время, когда США были развивающимися. Американцы и европейцы советуют остальным странам мира: «Действуйте, как мы». Забывая добавить: «Как это делали мы в эпоху первоначального накопления капитала».

Перуанский ученый говорит о признаках возникновения пред-капиталистической экономики в разных странах, или экономики, ориентированной на капитализм. В качестве положительных примеров де Сото приводит Японию, Тайвань и Южную Корею, где при поддержке американского капитала была разрушена феодальная система, радикально преобразована экономика страны по американскому подобию. Экономист также говорит о Китае, где в 1978 году его лидер Дэн Сяопин посмотрел вокруг и сказал: «Вы знаете, мне все равно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Сегодня мы видим, как этот азиатский гигант осуществляет позитивные реформы, в основе которых лежит изменение отношения к собственности.

Суверенитет и рынок

Возникает вопрос, кому выгодно, чтобы большинство стран, получивших при результате распада мировой колониальной системы, суверенитет, не решают вопросы собственности?

По прошествии пятидесяти с лишним лет эти государства больше не хотят только суверенитета, нечто такого, что все люди всегда нарушают. Люди начинают понимать, что «права собственности в этом плане гораздо стабильнее, поскольку основаны на общественном договоре, прочность которого коренится во взаимном учете интересов — интересов конкретных людей, а не стран, полагает де Сото. Десяток лет назад он писал, что «пресловутый «железный треугольник» можно разбить, если показать политикам наличие широкой поддержки изменений в направлении рыночной экономики. Рыночная экономика по существу является законодательной конструкцией, она не сводится к вещам — дорогам, мостам, аэропортам и портам, т.е. тому, чем Запад, кажется, хотел бы нас снабдить».

Кому выгодны народные бунты

Ответ на вопрос, кому выгодны сегодня революции на Ближнем Востоке, на наш взгляд, надо искать в двух плоскостях.

С одной стороны, в этом не заинтересованы бюрократы и теневые структуры, в руках которых сосредоточена власть в странах, где сильны традиции клановости и национализма. И где нет лидера, способного, как в Китае, использовать административный ресурс и проявить волю для кардинального реформирования экономики.

С другой стороны, очевидно, как и в примере с Японией, Тайванем и Южной Кореей, не обойтись без влияния «дядюшки Сэма». До поры до времени США было выгодно держать богатые природными ресурсами, но бедные экономически страны на коротком поводке. Подпитывая при этом их правительства материальной и финансовой помощью, разбазариваемой местными бюрократами.

Смеем предположить, что одним из факторов народного сопротивления на Ближнем Востоке стали изменения в глобальной экономике, навеянные успехами Китая в последние тридцать с лишним лет. Китая, где до этого, в отличие от некоммунистических стран, о рынке не было и речи. Парадоксально, но факт. Воля китайского руководства плюс поддержка мирового сообщества сделали, казалось, невозможное. Мир забыл о политическом устройстве Китая, восхищаясь семимильными шагами его экономического роста. Китая, который смог намного успешнее других развивающихся экономик, бороться не только с теневой экономикой, но с мировым кризисом.

Несомненно, проявлению народного самосознания в Египте и других ближневосточных странах способствовало расширение информационного поля, молниеносное распространение новостей во все уголки нашей планеты. Даже, несмотря на ограничения работы интернета, мобильной и других средств связи в бунтующих странах.

Нельзя сбрасывать со счетов и версию о том, что новые цветные революции были подрежессированы американцами, опасающихся вовлечения в них исламских фундаменталистов. Не лишена оснований и версия о провоцировании таким образом роста цен на энергоносители на мировых биржах.

Первые уроки

Как далеко распространятся такие революционные настроения и действия?

Уже сейчас мы видим, как накалена криминогенная обстановка в Мексике, где на протяжении последнего времени происходят серьезные стычки полиции с бандитами, в которых гибнут тысячи людей, и где наркомафия побеждает в отдельных городах. По данным AFP, с декабря 2006 года, когда мексиканский президент Фелипе Кальдерон объявил борьбу с наркомафией важнейшим направлением своей политики, в результате конфликтов между наркокартелями в стране было убито 34,6 тысячи человек.

Сложная экономическая и политическая ситуация в Перу, Боливии, Уругвае, Гватемале и других латиноамериканских странах, где уровень теневой экономики превышает 50% ВВП. Не говоря уже о государствах Центральной и Южной Африки.

Приведут ли новые революции к пониманию того, что источник власти закона, которая позволяет современным странам развиваться, обеспечивая мир, стабильность и процветание в глобальном масштабе, — права собственности, а рост благосостояния, таким образом, есть порождение власти закона, покажет время.

Чем больше люди будут знать о реальных условиях жизни в развивающихся странах, тем больше политиков в этих странах обнаружат: если они хотят перемен, их главной группой поддержки являются предприниматели-бедняки, о чем и говорил в своих исследованиях экономист из Перу Эрнандо де Сото.

«Для того, чтобы сделать страны богатыми, соответствующими нашему времени, мы должны изучить, как живут люди бедных стран, а затем спроектировать такое законодательство, которое бы отвечало их потребностям, — уверен Де Сото. — В конечном счете, перуанцы, китайцы и американцы хотят одних и тех же фундаментальных вещей — жить, быть свободными, владеть собственностью. Чтобы иметь все это, необходимо построить рыночную экономику, основанную на законе. Нашими действительными противниками являются не Маркс и подобные ему писатели, а люди, которые сегодня не верят в потенциал человека, освобожденного благодаря главенству закона».

Все вышесказанное имеет отношение не только к латиноамериканским и африканским государствам. Практически все постсоветские страны, в том числе, вошедшие в ЕС страны Балтии, в большей или меньшей степени тоже заражены болезнью под названием коррупция и беззаконие. Во многих из них к власти пришли авторитарные лидеры. И хотя внешне ситуация там намного благополучнее, но разрыв между богатыми и бедными тоже чрезвычайно велик. Правоохранительные органы плохо справляются со своими обязанностями. Уровень теневой экономики превышает или приближается к допустимому порогу в 50%. Напряженной остается и ситуация в Европе с непрекращающимися волнениями в Греции, Ирландии и других странах.

Все названные факторы можно отнести к серьезным рискам, вызывающим опасения по поводу стабильности систем управления и в этих странах.

Baltc Course

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Иранский гамбит: кто стоит за массовыми протестами в ИРИ?

Виктор Мараховский
Россия

Виктор Мараховский

Главный редактор онлайн-журнала «На Линии»

Названа главная трагедия московских протестов

Вадим Елфимов
Беларусь

Вадим Елфимов

Политолог, кандидат исторических наук

Новый вид консульских услуг

Передозировка без последствий

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Исламский мир

Как видят будущее тюркские, арабские и персидская элиты

Валяйте, бомбите Смоленск

У нас опыт уже есть. Когда АБЛВ банк уже был официально обречён, Кучинскис всё ещё на ТВ говорил о неясных вопросах, которые якобы есть у правительства ЛВ к ФИНЦЕН США. Вопросы зад

Бич балтийских народов

Думаю уже нет.Халява развратила. Прибалты разучились созидать что-либо СВОЁ!Умеют только отнимать и делить.А вот приумножать уже не умеют....увы...

Иранский гамбит: кто стоит за массовыми протестами в ИРИ?

Угу... Давеча Борданс на замут с Ленбергсом тоже, как Людвиг Аристархович из "Наша Раша" удивлённо вопрошал: "А кто-кто-ктооо это сделал???"

Итоги Нормандского саммита: возвращение пленных, дешевый газ и продолжение войны

На саммите в Париже договорились договариваться!. Автор ничего не пишет о том, что администрация президента Украины переврала содержание коммюнике о том, что закон об особом статус

Достоевский и революция

Гражданское общество, как я понимаю, - это не просто толпа, а объединение людей, осознавших свои объективные интересы. За исключением п. 2, в котором присутствует элемент националь

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.