Мнение специалиста

27.11.2019

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Взаимные претензии привели к росту напряженности в белорусско-российских отношениях

Эксперт: «У Минска нет альтернативы союзным отношениям с Россией»

Взаимные претензии привели к росту напряженности в белорусско-российских отношениях
  • Участники дискуссии:

    16
    60
  • Последняя реплика:

    6 дней назад

 

Осень. Президент Белоруссии Александр Лукашенко опять недоволен жизнью. Вернее — жизнью Союзного государства. По его словам, в союзе с Россией такое количество проблем, что пора задаться вопросом, «на хрена он нужен». Значит ли это, что интеграции пришел конец?

А вот и нет. Батька предлагает не разваливать зачаток конфедерации, а мирно разрешить все противоречия между Москвой и Минском. Россия должна помочь Белоруссии покрыть 9 миллиардов долларов торгового дефицита, понизить цены на энергоресурсы, убрать пункты пропуска с российско-белорусской границы и так далее. А Лукашенко тем временем будет дружить со странами Евросоюза и США, потому что Белоруссия — суверенное государство.

О том, что происходит в отношениях между Россией и Белоруссией, «МК» поговорил с белорусским политологом Александром ШПАКОВСКИМ.

.— Складывается ощущение, что последние несколько лет напряженность в российско-белорусских отношениях только возрастает. Поводом для неприятностей были налоговый маневр, действия посла России в Белоруссии Михаила Бабича, вопрос интеграции в рамках Союзного государства, задержание Анны Богачевой... И это только то, что с ходу приходит в голову. Негатива очень много. На ваш взгляд, есть ли какая-то общая причина всех этих разногласий?

— Информационный фон белорусско-российских отношений действительно нередко изобилует негативным содержанием. Это связано как с наличием некоторых реальных проблем между Москвой и Минском, так и с общей культурой редакционной политики отдельных российских СМИ.

После государственного переворота на Украине и начала противостояния с Западом российская пресса зачастую интерпретирует любые события международной повестки в логике осажденной крепости, когда «кто не с нами, тот против нас». К сожалению, подобный подход распространяется и на отношения с Беларусью, которая, по мнению ряда публицистов, выказывает «недостаточную лояльность». Хотя Минск не брал на себя обязательства вводить санкции против Запада, разрывать отношения с Украиной, Грузией и так далее.

Более того, многие годы находясь под санкциями со стороны ЕС и США, Беларусь никогда не требовала от своих российских союзников отказываться от отношений с этими странами, и даже наоборот.
 
Справедливости ради нужно отметить, что Москва на официальном уровне не выдвигает против белорусов обвинений в «предательстве». Заявления такого рода в основном совершают различные «общественники» и эксперты, занятые на ниве политической публицистики.
На межгосударственном уровне происходят гораздо более сложные процессы, связанные с проведением совместных военных учений, солидарными действиями на площадках международных организаций, поиском путей углубления интеграции и «развязок» в торгово-экономических вопросах, цена которых — без малого 35 млрд долларов США.

Хотелось бы, чтобы СМИ не только не «накручивали», а наоборот, максимально объективно оценивали обстановку внутри союза со всеми плюсами и минусами. Ибо, как показала практика с Украиной, разрушить отношения очень легко, а вот создать новую конструкцию весьма непросто.

Пример неудачной интерпретации —- это дело той же Богачевой, которую белорусская сторона не только не выдала в соответствии с требованием международного ордера, но, наоборот, приняла меры к защите и отмене уголовного преследования на своей территории.

— Лукашенко делает много заявлений, из которых можно сделать вывод, что он разочаровался в Союзном государстве и вообще в сотрудничестве с Россией. Так ли это и какими Минск видит идеальные отношения с Москвой? Насколько этот идеал достижим?

— У Минска нет альтернативы союзным отношениям с Россией. Белорусский президент неоднократно говорил, что «на Западе нас никто не ждет». Геополитический разворот невозможен как по ценностным, так и по экономическим основаниям. Кроме того, курс на интеграцию с РФ как и союзные отношения двух суверенных государств поддерживает более 60% населения Беларуси. И в свое время эта линия была утверждена решением всенародного референдума.

Однако Лукашенко, безусловно, будет жестко отстаивать интересы Беларуси в отношениях с РФ и в свойственной ему политической манере высказываться и подвергать критике процессы, которые ему представляются несправедливыми.

В идеале Беларусь желала бы получить собственные ниши на российском рынке в сфере мясо-молочной продукции, машиностроения и пр. То есть речь идет о ведении согласованной агропромышленной политики, когда Минск получит свой участок задач в России и не будет сталкиваться с проявлениями конкуренции, которая часто бывает недобросовестной. Естественно, при таком понимании процесса, когда белорусская индустрия будет фактически работать на Россию, в Минске считают справедливым требовать внутрироссийские цены на энергоносители.

Однако в Москве на эту проблему смотрят иначе: во-первых, российский топливно-энергетический комплекс ежегодно зарабатывает в Беларуси до 10 млрд.$, а во-вторых, возникает вопрос о собственности.
 
Российский капитал часто требует просто продать успешные белорусские государственные предприятия, зарабатывающие на рынке РФ, угрожая в случае отказа вытеснением белорусов с этого самого рынка.
Именно из-за отсутствия согласованной промышленной и сельскохозяйственной политики, низкой совместимости интересов российского крупного бизнеса и белорусского государства возникают «трения» в союзных отношениях, срываются совместные проекты. Классическим примером такого рода являются безуспешные попытки объединить МАЗ и КамАЗ, либо конфликт «Уралкалия» и «Беларуськалия», когда российский миллиардер Сулейман Керимов пытался осуществить рейдерский захват белорусского предприятия.

В случае идеального развития белорусско-российских отношений и нахождения «развязок» по всем проблемным вопросам Беларусь могла бы стать витриной «русского мира», демонстрируя на своем примере выгодность и целесообразность союза с РФ. Подобных successful story как раз не хватает Москве, которую на международной арене пытаются выставить агрессором и отсталым Мордором, угрожающим всем своим соседям.

Вместе с тем углубление конфронтации между Россией и Беларусью в еще большей степени отпугнет страны постсоветского пространства и Центральной Европы от РФ.

— За последние несколько лет произошло что-то между двумя странами, что можно расценивать как однозначно позитивную новость, которая при этом доказывает, что наша дружба крепнет, а не наоборот?

— Это «что-то» происходит ежедневно. Республика Беларусь является участником и основателем всех без исключения союзов на постсоветском пространстве, в которых состоит Россия. Степень взаимопроникновения и экономической кооперации колоссальная, что позволяет Минску занимать четвертое место среди всех внешнеторговых партнеров РФ.
 
При этом торговля с Беларусью является однозначно выгодной для России, ведь на небольшом белорусском рынке Москва зарабатывает больше, чем в торговле с таким гигантом, как Индия, или в странах Африканского континента.
Можно сказать, что белорусско-российское сотрудничество обеспечивает достойную жизнь миллионам людей по обе стороны государственной границы.

Не надо забывать, что Беларусь является единственным военно-политическим союзником России к западу от государственной границы РФ, а белорусская армия вместе с подразделениями ЗВО образует единую региональную группировку войск Союзного государства (РГВСГ). Недавние российско-белорусские учения «Щит союза-2019», которые прошли в Нижегородской области, продемонстрировали, что РГВСГ способна в полной мере выполнить возложенные на нее задачи по обеспечению безопасности Беларуси и России в соответствии с требованиями современной войны.

— Очень часто от критиков Белоруссии можно услышать: Минск не признает Крым частью России, Минск слишком дружен с Киевом и не помогает Донбассу... Кто-то даже обвиняет Лукашенко в том, что он спит и видит, как Россия развалится и он объявит себя ее наследником, чтобы расширить свои границы на восток...

— Во-первых, руководители Беларуси неоднократно заявляли, что признают фактическую власть России над территорией Крыма. На недавней пресс-конференции для украинских журналистов белорусский президент Александр Лукашенко вновь подчеркнул, что, по его мнению, «вопрос Крыма закрыт окончательно». На площадке ООН Беларусь является одним из немногих государств, которые всегда голосуют против проектов резолюций, предусматривающих «осуждение России» за «оккупацию», «нарушения прав человека в Крыму» и пр.

Что касается полноценного юридического признания, то стоит отметить, что для этого необходимо формирование принципиально новой международной нормативно-правовой базы, начиная с денонсации Будапештского меморандума, которым была гарантирована территориальная целостность как Украины, так и Беларуси.
 
И на настоящем этапе ни одна из стран-союзников России по СНГ, ЕАЭС, ОДКБ не провела полноценную процедуру легализации нового статуса Крыма. Многие российские банки и крупные компании до настоящего момента отказываются работать на территории полуострова.
В общем, очевидно, что «белорусский фактор» в вопросе признания Крыма является явно вторичным и не оказывает серьезного влияния на ситуацию.

Теперь о «дружбе с Киевом». Основные мотивы поддержания конструктивных отношений с Украиной — это требования экономики и безопасности. Деструкция торговли с Украиной обошлась бы Минску в 3–4 миллиарда долларов США в год, что с большой долей вероятности могло бы обернуться серьезными социально-политическими потрясениями в стабильной Беларуси. Существование же минской переговорной площадки позволяет поддерживать канал коммуникации с Украиной, в том числе и для России. Кроме того, дипломатическим путем удалось локализовать конфликт на Донбассе, не допустить расширения географии войны.

Что касается «распада России» и наличия в Минске мифического желания «погреть руки» на этом деле, то подобное утверждение не назовешь иначе как горячечным бредом.
 

Безопасность Республики Беларусь обеспечивается российским ядерным щитом, а развитие экономики во многом обусловлено доступом к российскому рынку. Поэтому любые потрясения в России неизбежно вызовут весьма болезненную реакцию в Беларуси, а сценарий «распада» будет обозначать неизбежный конец существующей модели белорусской государственности.
 

— На ваш взгляд, чем руководствуются критики Белоруссии?

— В основном это представители либеральных и великодержавно-шовинистических кругов российской общественно-политической мысли, наличие которых выгодно части крупного капитала России, конкурирующего с Беларусью за место на общем рынке.

И если устремления крупного бизнеса вполне понятны и сводятся к требованию своей доли в наиболее прибыльных активах белорусского государственного сектора, то либералам органически неприятен сам образ белорусского государства и лично Лукашенко, апеллирующий к символической преемственности от СССР и «красного проекта».

Что касается великодержавных шовинистов, то они в принципе отрицают существование белорусского народа и его право на самоопределение, в их картине мира Республика Беларусь является квазигосударством, паразитирующим на теле матушки-России. Тот же факт, что Беларусь не пошла по пути построения государства на основе этнического национализма, но, наоборот, заложила союз с Россией в фундамент своей независимости, полностью игнорируется шовинистами, а Лукашенко они пытаются измерять привычными лекалами «националиста» и «предателя». Правда, «националистом» в этих кругах может прослыть любой человек, не выражающий восторгов по поводу идеи «белорусского федерального округа».

— Но ведь и в Белоруссии существуют критики России...

— Они есть. Эти круги получают финансовую, политическую и информационную поддержку из-за рубежа, в основном от США, Великобритании, Польши, их деятельность нередко прямо направляется иностранными фондами.
 
Кстати, благодаря российским «великодержавным шовинистам» основной тезис радикальной оппозиции о наличии «российской угрозы» для Беларуси в последние годы получил реальную доказательную базу.
Интересно, что с обострением противостояния между Россией и Западом львиная часть белорусских оппозиционеров переквалифицировалась из «борцов с диктатурой» в «борцов с российской агрессией» и «защитников суверенитета». При этом как воздух этим силам нужны агрессивные антибелорусские заявления «ура-патриотов» в России, которые моментально интерпретируются и тиражируются местной «независимой» прессой.

— Такое впечатление, что в последние годы в России стали чаще критиковать Белоруссию...

— Я не думаю, что это явление присуще исключительно для последних лет. Определенные, в первую очередь либеральные круги в России всегда критиковали Беларусь и конкретно Лукашенко, поддерживали тесные отношения с представителями местной оппозиции.

Если оглянуться на историю отношений Лукашенко с российской элитой, то там всегда отмечались подобные «шероховатости». Вместе с тем в экспертных кругах, связанных с Высшей школой экономики, были и остаются весьма популярными идеи «прагматичных отношений с Белоруссией», что находит отклик в экономическом блоке российского правительства. В период медового месяца между Москвой и Западом даже находились «эксперты», предлагавшие «вместе демократизировать последнюю диктатуру» и тем самым скрепить иллюзорный союз «реальным делом».
 
Новым в этой истории является, пожалуй, лишь тот факт, что после 2014 года Беларусь критикуют не только с либеральных, но еще и с «патриотических» позиций — за попытки восстановить адекватные отношения с Западом, сохранить связи с Украиной.
Часто это происходит от недостаточного понимания публицистами реалий Беларуси, находящихся на цивилизационном фронтире. Но я бы не стал драматизировать всю эту «критику». Стратегическая союзная рамка белорусско-российских отношений давно очерчена, в том числе соответствующими юридически обязывающими документами. Поэтому внутри этой рамки могут происходить какие угодно споры, особенно с учетом «многобашенности» кремлевской политики, где даже у крошечного непризнанного Приднестровья есть свои лоббисты и недоброжелатели.

Нужно сказать, что белорусская дипломатия научилась лавировать между различными группами влияния в Кремле, при том что углубление процессов интеграции — это интерес не только Москвы, но и Минска. Вопрос, какие конкретно меры понимать под этим «углублением» и где находятся границы допустимого компромисса. Поэтому можно прогнозировать, что в процессе разработки «дорожных карт» будет сломано еще немало копий, в том числе на страницах различных изданий.

— С осени 2014 года Минск стал главной площадкой по урегулированию конфликта на Донбассе. Благодаря этому позиции Белоруссии на мировой арене как-то изменились?

— Фактически начало конфликта в Украине вынудило международное сообщество иначе посмотреть на Беларусь. «Цивилизованный мир» с удивлением выяснил, что мягкая авторитарная белорусская модель в большей степени эффективна в сравнении с украинской вольницей. Оказалось, что белорусская практика решения политических конфликтов, когда государственная правоохранительная система жестко пресекает любые признаки беспорядков, более адекватна на фоне «разгула демократии» на Майдане, сожжения людей в Одессе и развязывания бойни на Донбассе.

Кредит доверия, полученный Лукашенко одновременно от руководителей России, Украины и стран Запада, стал признанием его статуса.
 
Не стремясь менять свой политический стиль, белорусский президент фактически вышел из изоляции, так как изменились обстоятельства вокруг него.
Избитый штамп о «последней диктатуре Европы» все чаще замещается в солидных изданиях рассуждениями о «доноре региональной стабильности», а Евросоюз признал ошибочность политики санкций в отношении Беларуси.

Конечно, атмосферу между Минском и Западом вряд ли можно назвать безоблачной, однако речь уже может идти о полноценном диалоге по широкому кругу вопросов — от трансграничной кооперации до либерализации визового режима.

— Что происходит во взаимоотношениях между Минском и Вашингтоном?

— Похожие процессы также отмечаются на направлении США, но здесь мы все еще в начале пути к восстановлению доверия. Есть принципиальное решение возобновить работу посольств в Минске и Вашингтоне, проходят многочисленные встречи и консультации, в том числе достаточно высокого уровня.

Беларусь, будучи небольшим государством, объективно не может стремиться к конфликтным отношениям со сверхдержавой номер 1 современного мира, поэтому в Минске со вниманием воспринимают любые сигналы из Вашингтона, свидетельствующие о готовности к диалогу.

Вместе с тем Беларусь еще находится под санкциями США, которые не так давно были снова пролонгированы президентом Дональдом Трампом с абсурдной формулировкой «угроза национальной безопасности». В отношении Минска действует дискриминационный «Акт о демократии», предусматривающий разного рода запреты и ограничения.
 
 



Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Всеволод Шимов
Беларусь

Всеволод Шимов

Доцент кафедры политологии БГУ

О чем должны договориться Путин и Лукашенко?

Владимир Мамонтов
Россия

Владимир Мамонтов

Президент редакции газеты «Известия»

Мамонтов: «Вокруг Беларуси идет большая геополитическая борьба»

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Три фактора будущего для Союзного государства

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Три архетипа русской политической культуры

О чем должны договориться Путин и Лукашенко?

Ещё бы не молодцы. Молочка порошковая, обувь слишком дорогая для такого качества, трикотаж вот хороший, а мебель и российские предприятия сверх покупательского спроса выпу

ЧТО ТАКОЕ ЗАРПЛАТА И КАК ЕЁ ПОВЫСИТЬ

Нужно знать свои права. Даже моих старших детей не удалось немножко "кинуть", хоть попытки были. В обоих случаях панацеей оказалось припоминание магических слов "Valsts Darba inspe

Если Зеленский пойдет на уступки России по Донбассу, его просто «порвут» украинские националисты и радикалы

Зеленский едет на свои похороны. Всегда говорил - майдан это начало развала.Украина после последнего майдана ухитрилась обнулить все зачатки независимости образца 1991.года. То ест

Мамонтов: «Вокруг Беларуси идет большая геополитическая борьба»

"Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России"(с) Кейстутис, наша академия наук проводила специальное исследование на эту тему

Крым как первоначало Евразии

https://www.youtube.com/wat... Из той же темы..про Хероев и бандитов

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.