14 февраля
У соседей

Прибалтика и её перспективы

Как это видят в Беларуси
 

В советские годы Прибалтика для многих жителей других республик бывшего Союза была дивным краем, местом престижным и чрезвычайно интересным для посещения, куда все так стремились попасть, а сейчас от былого имиджа Балтии осталось так мало.
 


Республики Прибалтики оказались в числе многих других мест, куда люди если и хотят попасть, то отнюдь не в первую очередь.

О переезде на постоянное место жительства в Прибалтику — сейчас и речи не идёт у подавляющего большинства жителей России, Украины, Беларуси, а ведь в годы «застоя» получить направление на работу в Прибалтику считалось большой удачей.

Сейчас мигрируют куда угодно, но не туда.


Основы экономической модели Евросоюза
На пальцах, по-простому


Модель такова: корпорации наиболее развитых стран скупают в менее развитых всё, что им надо, а все потенциально конкурирующие производства закрывают.

При этом они получают дешёвую рабочую силу, высвобождающуюся из этих производств, и выкачивают из осваиваемых стран деньги (на что жаловался ещё «чешский Чубайс» Клаус).

Менее развитые страны не могут выйти из еврозоны чисто теоретически, так как после отказа от собственной валюты у них мгновенно атрофируются структуры госуправления (а также аналитики и образования), обеспечивающие управление эмиссией и обращением национальной валюты.

Восстановить их теоретически можно, но на деле европейские управляющие системы, привыкшие к безделью и безответственности, уже не хотят брать на себя связанные с этим обязанности и риски.
 

Поэтому экономически слабые члены еврозоны не смогут покинуть её — и даже не смогут захотеть покинуть её — чисто экономическими методами.
 

Ухудшение их экономической ситуации и предоставление им поддержки в обмен на усиление внешнего управления (предоставление финансовой помощи в обмен на саморазрушающую политику в стиле МВФ) приведёт максимум к лишению их прав участвовать в принятии решений по поводу обращения евро.

Тем самым они формально перейдут на положение Черногории, — но реально они изначально находятся на этом положении, так как реальное влияние на решения Евробанка оказывают только экономические сильные страны еврозоны.

Таким образом, формальные изменения возможны, но лишь в части оформления давно сложившегося реального положения дел.





На основе теории суперсистем

Если говорить об алгоритмике развития Евросюза, то она полностью вписывается в раздел «процессы в суперсистемах: возможности течения» общей теории управления. Поэтому чтобы всецело понять происходящие сегодня процессы, а главное — будущее их течение, нужно знать теорию суперсистем.

Здесь скажем максимально кратко о некоторых важных её аспектах, касающихся Прибалтики, Беларуси, постсоветского и будущего постевропейского пространства.
 


Суперсистема — множество элементов, хотя бы частично функционально аналогичных друг другу в некотором смысле и потому хотя бы отчасти взаимозаменяемых.

— Кроме того, все её элементы самоуправляемы (или управляемы извне) в пределах иерархически высшего объемлющего управления на основе информации, хранящейся в их памяти;

— каждым самоуправляемым элементом можно управлять извне, поскольку все они могут принимать информацию в память;

— каждый из них может выдавать информацию из памяти другим элементам своего множества и окружающей среде и потому способен к управлению, и (или) через него возможно управление другими элементами и окружающей средой;

— все процессы отображения информации как внутри элементов, так и между ними в пределах суперсистемы и в среде, её окружающей, подчинены вероятностным предопределённостям, выражающимся в статистике.
 


В самом примитивном случае суперсистемой является гибкое автоматическое производство вместе с персоналом. Мироздание в целом также является суперсистемой. Благодаря объемлющим и частичным аналогам Мироздание предстает в качестве объемлющей суперсистемы по отношению ко множеству взаимно вложенных суперсистем со структурой, изменяющейся в каждый момент времени, а кроме того, — и определяемой разными субъектами по разным наборам признаков (то есть с виртуальной структурой).

Взаимная вложенность суперсистем предполагает существование элементов, одновременно принадлежащих к нескольким суперсистемам.

Виртуальность структур предполагает существование элементов, в разные моменты времени принадлежащих к разным суперсистемам, и как следствие предполагает существование структур, внезапно появляющихся и исчезающих, как пузыри на лужах при дожде.
 

В этом смысле каждое общество на Земле — суперсистема, вложенная в другие, объемлющие её суперсистемы, которые принято называть региональными цивилизациями.
 

Мы разграничиваем цивилизации по их идеалам, по тому смыслу жизни, который несут мировоззрения их представителей. В частности, несомый представителями той или иной цивилизации смысл жизни выражается в отношении к правде, справедливости, любви.

Если говорить в терминах теории суперсистем, то — по информационно-алгоритмическому обеспечению элементов суперсистемы, а также групп элементов, функционально отличающим их от элементов другой суперсистемы одного с ней иерархического уровня.

Таким образом, каждая цивилизация в первую очередь отличается от других теми идеалами и идеями, которые она несёт в жизнь на протяжении своей истории. И по различию этих идеалов и можно выделять разные цивилизации.

Русская цивилизация, как и другие — несёт определённые, свойственные только ей идеалы и смысл жизни (несёт определённый объективный вектор целей и концепцию его реализации), реализуемый в меру возможностей её представителями и отличается от Запада по типу алгоритмики расширения.

Дело в том, что все цивилизации в мире, по типу алгоритма их расширения, могут быть двух основных типов:
 


— «межрегиональный конгломерат», или просто «конгломерат», и
— «многорегиональный блок», или просто «блок».
 


Евросоюз представляет из себя часть межрегионального конгломерата западной цивилизации. Он развивается по принципу, при котором национальные культуры замещаются единой типовой унифицированной культурой, что выражается в уничтожении векторов целей присоединяемых регионов, своим вектором целей.

Таким образом, управление в конгломерате подчинено единому межрегиональному центру, который осуществляет управление цивилизацией.

Одна из главных задач межрегионального центра состоит в том, чтобы управление было идейно централизованным, то есть чтобы был только один источник идейной подпитки во всём конгломерате стран.

В евроамериканском конгломерате западной цивилизации есть единый управляющий центр, принимающий все решения, и политике которого подчиняются уже национальные центры. Этот центр укреплялся по мере развития западной цивилизации — путём уничтожения управленческой верхушки тех территорий, которые входят в её состав.

Делается это для того, чтобы не было каких-то управленческих центров, которые могли бы выработать альтернативу политике центра конгломерата и «поднять восстание», выработав собственные вектора целей и концепции их достижения.


Прибалтика как пример

Давайте посмотрим, как описанный выше алгоритм отражается в жизни наших соседей по Балтике.

Промышленность стран Прибалтики неконкурентоспособна. У немцев лучше оборудование и больше политических возможностей пропихивать свои товары, также у немцев гораздо больше денег и, вообще, выше уровень технологического развития. Конкурировать с немцами страны Прибалтики не могут.

В России, с другой стороны, сейчас очень выгодные условия для производства — в исследовании Boston Consulting Group указывается, что мы уже обошли по конкурентоспособности даже Китай, и отстаём только от Индии, Таиланда и Индонезии.
 

Прибалтика с её высокими издержками и дорогой рабочей силой оказывается зажата между двумя огромными регионами, конкурировать с которыми она не может.
 

Своих углеводородов в Прибалтике нет. Только в Эстонии есть горючий сланец, который оказывает весьма мощную поддержку местной экономике. К сожалению, подробных данных по этому сланцу — объёмы добычи, рентабельность, применимость — мы с ходу не нашли. Игналинская АЭС, которая могла бы решить энергетические проблемы Прибалтики, была закрыта по приказу Евросоюза, новую же АЭС на её месте строить никто не будет. Сейчас уже строится АЭС в Калининградской области, а двум атомным станциям в регионе будет тесно.

Таким образом, энергия в Прибалтике есть, была и будет дорогой — и сделать с этим ничего нельзя.

Сельское хозяйство стран Прибалтики оказывается ненужным. В Евросоюзе полно своих фермеров, а Россия, в сторону которой продолжают активно плеваться прибалтийские «элиты», не испытывает особого желания распахивать свои рынки навстречу соседям по Балтийскому морю. В Беларуси сейчас сельское хозяйство тоже развивается хорошими темпами, и особой потребности в импорте продуктов, которые отлично производятся и на территории Беларуси, у нас нет.

Главным козырем Прибалтики были до последнего времени незамерзающие порты в Балтийском море. Эти порты обслуживали российский импорт-экспорт, так как на близлежащей территории России достаточно мощных портов не было.

В нулевых годах однако Россия начала активнейшим образом развивать порт в Усть-Луге под Санкт-Петербургом, вода в котором замерзает только в самые холодные зимы (во время которых можно вскрывать лёд ледоколами). Уже сейчас этот порт забрал на себя значительную долю оборотов портов Прибалтики.

Можно ожидать, что через год-другой потребность в прибалтийских портах просто отпадёт.





Посмотрите на карту Европы. На западе от Прибалтики расположена Польша, у которой есть собственные отличные порты. На востоке — Россия, которой услуги Прибалтики скоро будут не нужны. Остаётся ориентироваться только на Беларусь, которая, опять-таки, может сейчас выбирать между Польшей, Россией, Прибалтикой и Украиной.

Конечно, есть ещё и внутренние нужды. Однако население Прибалтики весьма невелико, да и непонятно, какие конкретно товары будут перевозить порта, а сельское хозяйство и промышленность Прибалтики не слишком-то конкурентоспособны.

Финансы «балтийских тигров» находятся в крайне плачевном состоянии. Долгов после вступления в Евросоюз было набрано изрядно (по Литве и Латвии — стабильно более 50% ВВП, только в Эстонии госдолг ниже, однако в частном секторе — дикая перекредитованность), и их обслуживание сейчас съедает значительную долю бюджета.



Также много денег уходит на социалку — отнюдь не самую щедрую в ЕС, но всё равно весьма обременительную для прибалтийских стран.

При этом Прибалтика показывает высокие показатели относительно других стран бывшего Советского Союза.



Осталось, пожалуй, упомянуть демографическую проблему. При СССР население Прибалтийских стран увеличивалось с каждым годом, а ныне оно уменьшается, причем быстрыми темпами.

Прибалтика испытывает страшнейшую депопуляцию: люди массово уезжают из страны — в первую очередь, в Евросоюз, куда им уехать проще всего.
 


Численность населения Литвы упала с 3,7 миллиона человек в 1989 году до 2,9 миллиона.

В Латвии наметилась та же тенденция — с 2,7 миллиона человек в 1989 году до 1,9 миллиона.

В Эстонии население уменьшилось, может, и не так заметно, но всё равно внушительно: с 1,6 миллиона человек в 1989 году до примерно 1,3 миллиона человек.
 


Если бы из России уезжали такими темпами,то в ней бы сейчас было не 146, а 116 миллионов жителей.

То, что произошло с Прибалтикой, иначе как демографической катастрофой назвать сложно: ведь уехали из страны самые активные и самые трудоспособные граждане.

Причём есть интересная особенность сбора статистики по гражданам Эстонии, которая может объяснить столь радужный график выше.
 


Комментарий жительницы Эстонии:

«Я сама из Эстонии, всей семьей уехали жить на Кипр, даже мама моя живет с нами, то есть пять человек (муж, я, двое детей и мама) уехали за границу 7 лет назад, но мы все равно статистически считаемся жителями Эстонии, нам постоянно присылают бумажки заполнять, чтобы нас посчитать.

Когда я пишу в ответ, что мы там не живем, мне отвечают, что это не столь важно, мы же граждане Эстонии. В этом году паспорт меняла, так прежде чем выдать, опять заставили заполнить статистику.

Вопросы обычно обходят стороной место жительства, а больше спрашивают, есть ли работа, дети, учатся ли, заработную плату. Получается, что я якобы живу в Эстонии и получаю 3000 евро. Неплохо, да?

Если учесть разницу цен на Кипре и Эстонии, что на Кипре я должна за аренду платить 1000 евро, за школу больше 500 евро за каждого ребенка, и цены на продукты порой разнятся в три раза.

Но картинка потом для эстонцев получается неплохая, особенно если учесть, что почти в каждой семье кто-то обязательно работает и живет за границей (иначе просто не выжить и работы дома нет). Вот вам и ВВП красивый».

stockinfocus.ru
 

 
 

Как видите, Прибалтика является сейчас классическим депрессивным, выкачанным регионом, в который нужно вливать значительные средства, чтобы он мог хотя бы обеспечивать сам себя.
 

Однако Евросоюз имеет не те традиции и не то финансовое положение, чтобы материально помогать далеко не самым важным с точки зрения «старой Европы» странам. Тем более что в связи с Брекситом финансирование будут урезать.


Взгляд из Беларуси

В Минске 27 августа 2015 года состоялся круглый стол «Перспективы развития Балтийского региона». Центральное место на мероприятии заняла презентация новой книги российского политолога и журналиста-международника, обозревателя RuBaltic.ru Александра Носовича «История упадка. Почему у Прибалтики не получилось».





Представляя книгу, Александр Носович отметил, что его главной целью является разрушение сохранившихся на массовом уровне с советских времен стереотипов об иерархии успешности советских и постсоветских республик. Согласно этим стереотипам, государства Прибалтики были и остаются самыми развитыми, богатыми и процветающими из 15 стран постсоветского пространства, тогда как Казахстан, Беларусь или Азербайджан всё еще считаются «отсталыми» и даже «остановившимися в развитии».

Однако, по мнению А.Носовича, времена, когда Эстония, Латвия и Литва были лидерами экономического, социального и политического развития на постсоветском пространстве, остались в прошлом.

Сегодня страны Балтии — это упадок во всех сферах общественной жизни, включая беспрецедентную в общемировых масштабах эмиграцию населения, грозящую этим странам полным вымиранием.

Тем опаснее, считает автор «Истории упадка», упорные попытки США и их союзников в Европе и дальше ориентировать другие постсоветские республики на прибалтийские образцы. Балтийский путь развития грозит балтийской деградацией и упадком любой стране, которая на него встала или может встать, будь то Украина, Грузия, Россия или любая другая страна. Собственно, в качестве основной задачи, стоящей перед его работой, А.Носович рассматривает развенчивание мифа об успешности «балтийского пути».


Позицию, занимаемую Беларусью в вопросе развития отношений с Латвией и Литвой, представил научный сотрудник Института философии Академии Наук Республики Беларусь, главный редактор портала IMHOclub.by Алексей Дзермант.

Он отметил многовековую связь Беларуси с двумя балтийскими республиками: огромный исторический опыт общения белорусского народа с латышами и литовцами. Между историями балтийских народов и белорусов существует родство, однако в XX веке они выбрали принципиально разные модели развития.

Если литовцы и латыши пошли по стандартному для Восточной Европы этнолингвистическому пути создания нации, то в Беларуси под влиянием индустриализации, Великой Отечественной войны и партизанского движения был сформирован особый тип общества, который Алексей Дзермант назвал «нацией работы».

При этом белорусские эксперты в ходе дискуссии сошлись во мнении, что различия в развитии Беларуси и стран Балтии не должны акцентироваться белорусской стороной, если та хочет сохранить связи с прибалтийскими соседями.
 

Государственная политика Республики Беларусь — поднимать исключительно экономические темы в диалоге с Латвией и Литвой и игнорировать любые идеологические вопросы и геополитические проекты, которые предлагают эти страны (особенно Литва) в отношении Беларуси.
 

И такой взгляд отражает нашу общецивилизационную тендецию подниматься над идеологиями и выступать с позиций методов решения тех или иных проблем, накопившихся в человечестве. В этом отношении мы ушли дальше европейских стран, в которых националистические идеологии снова набирают силу.


Возвращаясь к теории суперсистем

В соответствии с теорией суперсистем, сейчас конгломерат упёрся в свои пределы роста, за которыми система управления теряет устойчивость.

Дело в том, что межрегиональный центр евроамериканского конгломерата неверно идентифицировал Советский Союз, как иной межрегиональный конгломерат, вследствие чего проводил и проводит в отношении него неадекватную условиям развития цивилизаций политику, действуя по своей базовой схеме: расколоть другой конгломерат, присоединить осколки к себе, заменив их вектора целей — своим.





СССР же по алгоритмике своего расширения относится ко второму типу и представляет из себя многорегиональный блок, отличающийся от конгломерата тем, что выбор общецивилизационного вектора целей и выработка концепции его достижения не сосредоточены в каком-либо центре, а распределены по всему блоку.

Если даже какой-то региональный центр и сосредотачивает у себя административную власть над делами всего блока, то идеи, цели, частные концепции их достижения он черпает со всего пространства многорегионального блока. Поэтому блок кровно заинтересован в культурном разнообразии.

И в отличие от конгломерата, который замещает национальные культуры единой унифицированной культурой, блок поддерживает и помогает развиваться культурам, и тому в них, что соответствует идеалам этого типа развития цивилизации.

Для русской цивилизации, как и для Китая и Японии, которые больше тяготеют к блочному принципу, характерны другие методы выстраивания самоуправления, поэтому ни русский, ни китайский вопрос Западом на основе их информационно-алгоритмического обеспечения, как суперсистемы, нерешаем.


Межрегиональному конгломерату западной цивилизации удалось разрушить административные границы СССР, в которых разивалась русская цивилизация, и присоединить некоторые осколки, начав процесс уничтожения векторов целей.

Однако он столкнулся с перерасходом средств на приведение векторов целей осколков к единому общеконгломератному вектору целей. Многие осколки других цивилизаций при поглощении частично сохранили свои вектора целей, что по отношению к управлению межрегиональным конгломератом означает накопление ошибок в его объективном векторе целей, со всеми вытекающими последствиями в виде краха управления по избранной концепции. И вопрос только во времени и формах этого краха.

Так, Европейский союз, вобрав в себя страны Восточного блока после его развала, сейчас уже не справляется с таким количеством государств, и потому в них появляются возможности для развития сепаратизма, каковые используется уже не только периферийными государствами конгломерата, вроде Венгрии (ряд последних референдумов), Испании (проблема Каталонии), но и «флагманами», вроде США (победа Трампа), Великобритании, Франции (на выборы идёт Марин Ле Пен).

Если соотноситься с теорией суперсистем, то сейчас конгломерат испытывает полномасштабный кризис управления по единой концепции, как в силу впитывания альтернативных целей из обломков СССР, так и в силу разрастания управленческой инфраструктуры, «раздувания штата», усложнения информационных потоков — всего теперь не отследить.





Многорегиональный блок, наоборот, после кризиса управления, умело использованного конгломератом, находится в процессе обратной интеграции на обновлённой основе, свободной от идеологических разногласий.

Хотя есть группы и в Прибалтике, и в Беларуси, и в России, и в прочих странах блока, желающие идеологизировать процесс реинтеграции, чему пример инициативы Церкви, либералов всех стран, нацистов и прочих носителей той или иной идеологии, не понимающей общей алгоритмики процесса развития суперсистем.

На данный момент многорегиональный блок вписал вектора целей не только соседних регионов, но и более дальних — близких по духу. Именно поэтому сегодня Беларусь, Россия и другие страны блока свободно взаимодействуют с большим числом стран, именно поэтому стало возможным создание столь странно рассредоточенной географически организации БРИКС, а также и ШОС.

Поэтому и расширение ШОС, БРИКС, а также Евразийского союза во многом предопределено самой алгоритмикой цивилизационного развития, описанной в теории суперсистем. Косвенно об этом свидетельствуют планы создания совместной китайско-российско-индийской орбитальной станции.

В целом саммиты ШОС и БРИКС в Уфе не привели к возобновлению противостояния между «объединенным Западом» и странами БРИКС и ШОС, поскольку Запад уже вписан в концепцию развития этих объединений. Этот конфликт просто невозможно будет раздуть, если все участники будут верны взятому курсу.

Возможна определённая активизация мировой экономической конкуренции и расширение масштабов политической риторики, но это полезно для перестройки мирового хозяйства на новый лад, поскольку будет осуществлять миссию просвещения народов в тех или иных аспектах самоуправления нашей планеты.

 


Послесловие

А ведь ещё есть объемлющий взаимодействие суперсистем цивилизаций планеты процесс, который в Достаточно общей теории управления описан в разделе «Восстановление управления суперсистемой как единым целым». Всем нашим читателям настоятельно рекомендуем с этим разделом ознакомиться, поскольку именно в нём описан тот процесс, который сегодня уже протекает и набирает обороты.

И в этот процесс вписаны все «трепыхания» стран, их «элит» и толп. Те, кто не сможет в него встроиться и поддерживать его течение, будут испытывать большие трудности в будущем, а те кто будет ему помогать — станут лидерами общечеловеческого развития.

И какое место в этом процессе займёт Беларусь, Прибалтика или Россия — напрямую зависит от управленческой грамотности людей и того, насколько хорошо вы понимаете явления, стоящие за словами «восстановление управления суперсистемой как единым целым».
 

 
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить