Прецедент ИМХОклуба

Как мы победили государственную машину
Прошлая публикация про мой процесс вызвала очень небольшой интерес одноклубников. Хотя мы действительно создали интересный прецедент и победили государственную машину. Два года назад, когда это только обсуждалось, то было несколько спичей, и под каждым — много сотен комментариев. Казалось бы, самое время подвести итог — а все только про Украину тысячный раз перемывают...

 
*  *  * 
 
Наверное, многие из читателей знают, что автор более двух лет находился в малоприятном статусе «лица, в отношении которого идет уголовный процесс». Недавно этот бред был наконец-то прекращен. И выясняется, что произошел интересный прецедент, имеющий значение не только для латвийской правовой системы.
 
Вкратце суть истории такова. 14 июня 2012 года я опубликовал на портале ИМХОклуба статью о бытовой стороне жизни моих близких в сибирской ссылке, куда их отправили в этот день 1941 года.

Почему-то одиозному политику Райвису Дзинтарсу попала шлея под хвост, он собрал возглавляемую им подкомиссию по патриотическому воспитанию Сейма, и та почти единогласно обратилась в Полицию безопасности с требованием возбудить против меня дело по обвинению в отрицании или оправдании преступлений тоталитаризма.
 
Перед лицом такого жесткого политического давления ПБ оказалась в трудном положении: если считать депутатов представителями народа, то практически весь латышский народ ополчился против меня (обращение не поддержал только единственный русский депутат той подкомиссии Николай Кабанов). Поэтому она последовательно запрашивала разных экспертов о сути текста. Заключения, которые не давали оснований для обвинения, подшивались в дело и заказывались новые.

Наконец, через год у них в распоряжении были два документа, в которых эксперты — историк и славист — высказывались именно так, как надо для обвинения.
 
Так обычно и бывает. ПБ не привыкать испытывать политическое давление. Чтобы ее потом не обвинили в проигрыше дела в суде, она имеет штат ученых, всегда готовых придти на помощь и выдать нужное заключение. Наука финансируется плохо, полиция платит хорошо, на дальнейшую научную репутацию очевидная глупость и предвзятость экспертной оценки не влияет — уж такова наша академическая среда. Нормальным образом еще прошлым летом дело должно было уйти в прокуратуру для предъявления обвинения.
 
Но этого не случилось. Дело провалялось еще больше года, пока не было прекращено в конце нынешнего августа.

А все потому, что читатели статьи нанесли ответный удар, против которого спецслужбы так и не нашли приема.
 
Еще в июле 2012 года на портале было опубликовано заявление в ПБ примерно такого содержания: мы, нижеподписавшиеся, знаем, что против Гильмана начат уголовный процесс. Поэтому мы заявляем, что полностью согласны с его статьей. Таким образом, если он виноват, то судите и нас вместе с ним.

За несколько дней подписалось 212 человек, после чего сообщение о заявлении было отправлено в полицию и приобщено к делу.
 
Предположим, процесс передается в прокуратуру, я становлюсь подозреваемым. Тогда я немедленно требую допросить людей, чьи подписи стоят под текстом. Процедура знакомая: портал представляет электронные адреса, провайдер сообщает, где находятся компьютеры, людей вызывают на допрос. К этому времени я буду знать, какие именно фразы эксперты сочли преступными — именно согласие с этими фразами будет подтверждено на допросе.
 
Что получается — если я оправдываю или отрицаю преступления, то тоже самое делают и те, кто подписали заявление. Причем опубликованы оба материала в одном и том же СМИ. Значит, судить надо всех. Конечно, кто-то открестится от своих слов, кого-то не удастся найти, подсудимых будет не 212, а человек полтораста. Зато среди них — известные в обществе журналисты и политики.
 
Как провести процесс над такой толпой? Элементарно зал судебных заседаний найти будет трудно. Театр арендовать, что ли? А потом подсудимые начнут болеть, отпрашиваться в командировки... Есть печальный опыт дела о дигитализации, где человек двадцать известных в обществе людей обвиняют в присвоении нескольких миллионов. Именно по причине невозможности их собрать вместе процесс буксует годами.
 
Я уж не говорю, что в ходе разбирательства не проблема написать еще одно аналогичное заявление и собрать под ним еще несколько сот подписей. Все это уголовное преследование страшно, когда ты один. А в дружной компании, при полной уверенности, что ничем серьезным это все не кончится, что в конце концов в Стасбурге справедливость будет восстановлена — суд становится развлечением для подсудимых и головной болью для обвинения.
 
Вот от греха подальше дело и прекратили.

Мы ликуем, но надо посмотреть — а что будет, если этот опыт используют другие? Ведь найден практически универсальный метод защиты.
 
Последние годы свобода слова становится все более относительной ценностью. В законодательстве появляются статьи о наказании не только за разжигание межнациональной вражды, но и за отрицание тех или иных исторических событий. Происходит это под давлением Евросоюза, принимающего соответствующие регулы. Удивительно, но инициатива исходит от правозащитников, которые обеспокоены так называемыми «речами ненависти».
 
Процессуальной практики по этим делам мало, а после этого прецедента будет еще меньше. Например, некто напишет подлую статью о том, что Холокоста не было, что его в корыстных целях выдумали сами евреи. Потащим мы его в кутузку, а у героя найдется тысяча единомышленников, которые подпишутся под его заявлением — в интернете это просто. Схватим тысячу — еще десять тысяч вылезут, как тараканы...
 
Обычное преступление характеризуется местом и временем. Если кто-то кого-то ограбил в темном переулке, то бесполезно брать его вину на себя. Следствие докажет, что вас там не было. А в данном случае мы пытаемся осудить мысль, пусть и высказанную. Но ведь никто не может контролировать наши мысли — поэтому приходится верить всем, кто заявляет, что думает так же, как подсудимый.
 
Таким образом, этот прецедент делает практически невозможным уголовное преследование за превышение пределов свободы слова.

Надо только, чтобы виновный был достаточно популярным человеком и смог бы мобилизовать сторонников.
 
И я считаю, что это очень хорошо.

Свобода слова — это не либеральная блажь, придуманная, чтобы подрывать нравственные основы общества. Это констатация особенности человеческой природы.

Для нас естественно не только думать, но и высказывать свои мысли. И понятно, что дурак говорит глупости, а подлец — подлости.
 
Конечно, есть речи, очень опасные для общества. Под влиянием агрессивной пропаганды часто совершаются страшные дела. Но и запреты бессмысленны. На самом деле опасно не то, что люди говорят, а то, о чем они думают. Запрет на обмен мыслями очень легко обойти, особенно в эпоху интернета.
 
Давайте вспомним, что произошло не где-нибудь — у нас в Латвии. С мая 1934 по июнь 1941 года в стране невозможно было опубликовать ни одной строки в обход цензуры — сначала улманисовской, потом советской. Ни та, ни другая не допускала нацистской пропаганды. Но вдруг пришли гитлеровцы, и выяснилось, что в стране есть тысячи прекрасно организованных нацистов, которые незамедлительно принялись убивать людей.
 
Поэтому лучше, если подонки будут не скрываться, а говорить то, что думают. Можно по крайней мере за ними следить, дискредитировать их лидеров, показывать неприемлемость их взглядов для самых широких масс. Воспитывать молодежь в конце концов.
 
Надо просто вернуться к тому, что было очевидно еще лет десять-пятнадцать назад: допустимы любые высказывания, кроме прямых призывов к насилию.

Не нравятся чьи-то слова — обращайся в суд с иском за клевету. Там уже заступники не помогут, отвечать придется одному.
 
Кстати, именно так делается в США. Знаменитая первая поправка к тамошней конституции полностью исключает уголовное преследование за мнение. И вроде ничего страшного не происходит.
 
Жизнь — сложная штука. И надеяться ее исправить с помощью одного только уголовного кодекса более чем наивно.

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Александру Гильману
Комментарии
  •  
    28.10.2014 07:24
    №1 Сергей Радченко (дядя Серёжа) Литва
    за превышение пределов свободы слова. 

    За новое слово в юриспруденции  предлагаю присвоить Гильману почетное звание" кандидата юридических наук(условно)"
    Поддержали: Андрей Радовский, oleg popov
     
  •  
    28.10.2014 08:32
    №2 доктор хаус Латвия
    Совершенно честно- я рад, что спикер ушёл от опасности
    Дело высосано из пальца.
    Но считаю. что процесс прекращен из-за очевидной дуроты и порядочности ведущих следствие, а не из-за 212 подписей..
    Поддержали: uke uke, Timber ***, Mister Zzz, Аркадий Шустин, Михаил Хесин, Илья Нелов (из Тель-Авива), Дмитрий Виннер, Sergey Chilaya, Vadim Sushin
     
    •  
      28.10.2014 08:33
      №3 доктор хаус Латвия доктор хаус (№2)
      дуроты Райвиса Дзинтарса
      Поддержали: Mister Zzz
       
    •  
      28.10.2014 09:03
      №4 Ludmila Gulbe Латвия доктор хаус (№2)
      Вполне возможно, Док, что на прекращение процесса повлияло  и то и другое.
      Совокупность фактов, так сказать.
      Дурота была видна сразу, а порядочность следователей проявлялась целый год. Чем очевидней становилась невозможность довести дело до логического конца, тем порядочнее становились следователи)))
      Поддержали: Савва Парафин, Лаокоонт ., жанна белова, Олег Озернов, Жанна Гаудзе, Песня акына, Мария Корсунская, Николай П, Vadim Sushin, Виктор Арбузов
       
    •  
      28.10.2014 09:56
      №8 Олег Халатов Латвия доктор хаус (№2)
      очевидной дуроты и порядочности

      Вот здесь я с Вами не соглашусь. В великом деле юриспруденции не существует не порядочности, ни дуроты. И горе той системе, которая будет оперировать не нормами закона, какие бы они ни были, а абстрактными категориями порядочности, целесообразности, дурости и т.д.
      А насчет обольщения спикера 212 подписями, то он или наивен, или шутит. При доказанности вины (Не важно как она доказана и что считать доказательством) через суд можно посадить и 212, и 2212, и 212000. Прецеденты в истории имеются. 

      "Нет такого народа, который нельзя посадить в бастилию". - То ли Дюма, то ли Ришелье... 
      Поддержали: Аркадий Шустин, oleg popov, Владимир Соколов, Мария Корсунская, Prokurator Ivanovs, Mister Zzz
       
    •  
      17.03.2016 23:00
      №42 Александр Васильевич Казначеев Россия доктор хаус (№2)
      Комментарий удален модератором
      Причина удаления:
      Грубое нарушение Устава IMHOclub

      2.2 Уважать спикера. Спикер — автор обсуждаемой статьи — лицо, особо охраняемое модератором. Любое, даже минимальное неуважение к нему, высказанное в комментарии или вопросе, недопустимо. Это расценивается как неуважение ко всему клубу.
       
  •  
    28.10.2014 09:46
    №7 доктор хаус Латвия
    Оффтоп.
    Г-н спикер. опубликуйте, плз, здесь свою статью с Дэлфи о Цукурсе.
    Очень здорово и остро.
    Поддержали: oleg popov, Сергей Т. Козлов, George Bailey, Vadim Sushin
     
  •  
    28.10.2014 10:24
    №13 Сергей Леонидов Латвия
    Как-то мелковато это выглядит. Осудить не могут не потому, что отсутствует состав преступления, а по организационным причинам. По большому счёту спикер радуется тому, что нашёл лазейку в судебной системе. Оно, конечно, хорошо в данном случае. Но ведь эта система тоже развивается и в будущем может найти способ судить подписантов не оптом, а в розницу. 

    Хотя, если брать в мировом масштабе, я совсем не уверен, что свобода слова имеет приоритет выше, чем некоторые другие ценности.
     
  •  
    28.10.2014 10:51
    №14 Леонид Радченко Латвия
    Поддержали: Олег Халатов, Сергей Леонидов, Вячеслав Капуста, Василий Иванов, Андрей Иванов, Сергей Алексеевич, иван панаев, Сергей Т. Козлов, uke uke, Инна Дукальская, Артур Славинскас, Артур Кулешов, Vadim Sushin
     
  •  
    28.10.2014 14:11
    №26 Дмитрий Виннер Израиль
    Александр! А я Вас просто поздравляю!=Все это уголовное преследование страшно, когда ты один. А в дружной компании, при полной уверенности, что ничем серьезным это все не кончится, что в конце концов в Стасбурге справедливость будет восстановлена — суд становится развлечением для подсудимых и головной болью для обвинения.=Думаю,что эта цитата главное в Вашем спиче.




    Поддержали: Александр Гильман, Gray Wolf, Павел Токаренко, Alexander Rudenko, Песня акына, Vadim Sushin
     
  •  
    29.10.2014 09:52
    №32 Илья Врублевский
    по-моему, спикер выдает желаемое за действительное. был момент - завели дело. время прошло, контроль ослаб, дело закрыли. кому охота работать? а все эти списки подписавшихся... выделили бы в отдельное производство и не надо никаких театров. в общем, спикер здорово преувеличивает свою роль в данном процессе.
    Поддержали: Илмар Рейнис, Василий Шеварах
     
  •  
    29.10.2014 13:10
    №33 Александр Артемьев Латвия

    Я не нашёл ни одного повода радоваться гражданскому обществу ЛР из-за прекращения дела А.Гильмана(исключение: автор спича и 212 подписантов).

    Те, кто инициировал данное разбирательство - действующие сегодня политики и кумиры части гражданского общества  ЛР.  Они не понесли даже публичного порицания, а лишь развлекались, пользуясь служебным положением.

    Это значит, что в ЛР существуют свобода слова, но в специфической форме, т.е. в рамках предложенных Властью юридических норм, без принятия решения на референдуме, а это и есть извращение  в самом широком смысле, как хотите, так и понимайте.

     Горько читать такую радость в спиче:

    «…Вот от греха подальше дело и прекратили…»

    Это же до чего довели личность, если человек так торжествует. Через весь спич проходит ниточка: Слава Богу, всё закончилась.

    Где  торжество победы прав личности за свободное  не просто ЛИЧНОЕ, а ПУБЛИЧНОЕ МНЕНИЕ ?

    Это «ура» со слезами :

    «…Надо только, чтобы виновный был достаточно популярным человеком и смог бы мобилизовать сторонников…»

     

    А теперь задумайтесь:

     

    Это же  какая идеологическая диктатура существует в ЕС или в отдельно взятой только стране ЛР, чтобы известный публицист, так радовался о прекращении уголовного процесса по безосновательному политическому обвинению за высказанное публично ЛИЧНОЕ мнение.

     

    Сегодня политическая правильность ЛР «учит» писать многообразно, а читателя расшифровывать послания. Это новый такой вид свободы личности, где существует правильное публичное мнение и все остальные, но на кухне.

     

     

    P.S.

    Зато существует в рамках политической диктатуры Власти политжлобство, даже в рамках единой идеологии: «наилегчайший политвес» Лоскутов возомнивший себя ньюпабриксом, поставил под сомнение лояльность мэра Риги Нила Ушакова Латвийскому государству.

     В «интересное время» живём господа-товарищи. Время вспышек дерматоза и терапии. Столько гноя спрятано под острой корочкой воспалившихся прыщей, может показать лишь хирургическое вскрытие.

      Объясняй, не объясняй людям, что чистота-залог здоровья и нужно мыть руки садясь за стол, так нет, выбирают поваров в гнойниках и жрут ими приготовленное, а после мучаются, но приходит время и опять идут по ресторанам и столовым, думая: раз будут повара больные на голову, это лучше, чем фурункулы прежних…

     А у новых поварят, кроме прыщавости, есть  и задумка новых блюд со специей – крысиный яд. Вот народ столуется в таком общепите, а после уезжает куда-нибудь, а те, что остались, утешаются, что крысиный яд в малых дозах не смертелен, а может и полезен, это ведь не мышьяк.


    Радостно, правда?

    Поддержали: Сергей Кузьмин, Николай П, Jeļena Palamarčuks, uke uke, Ярослав Александрович Русаков, Инна Дукальская, Jelena Lendova
     
    •  
      29.10.2014 14:31
      №34 Песня акына Александр Артемьев (№33)
      Отличный пост, Александр!
      Вот хочу спросить, если бы Гильман в СССР опубликовал какие-то нестыкующиеся с линией партии и правительства воспоминания - на него бы никакого дела не возбудили?
       
      •  
        29.10.2014 15:42
        №35 Александр Артемьев Латвия Песня акына (№34)
        Хотя и лестно,но как я могу отвечать за СССР))) Из своего опыта,я могу утверждать ,что имея такие воспоминания или суждения Вас не посадят в тюрьму ,но и в КПСС не возьмут. Воспоминания и мнения можно доносить в различной форме изложения, поэтому и реакция на них разная. А.Гильман с его воспоминаниями,это "щелчок по носу" будущим мемуаристам,чтобы знали ЧТО и КАК писать в мемуарах и больше ничего, да ещё,  пиар компании за госсчёт для ультранационалистов.
         
        •  
          29.10.2014 16:53
          №36 Песня акына Александр Артемьев (№35)
          То есть в СССР была свобода слова?
           
          •  
            29.10.2014 17:35
            №37 Александр Артемьев Латвия Песня акына (№36)

            «То есть в СССР была свобода слова?...»

            По улице медленно, с частыми остановками,опираясь на трость,идет пожилой человек в длинном пальто. Молодой человек, указывая на него пальцем, кричит на всю улицу: « Смотрите, идёт ещё живой покойник!»  Прав ли кричавший?  Наверно прав, т.к. все люди рано или поздно, но умирают.


            Я высказался в комментарии о себе, но это не значит, что на отдельных примерах отражается вся система, хотя тенденции  проследить можно.


            В СССР была свобода слова, на разных ступенях развития - различные границы. Эти ограничения в политцензуре в различные исторические периоды, могут быть, как оправданы государственной необходимостью, так и подвергнуты очень жёсткой критике в излишней идеологизации  общественных  отношений.


            Итог вырождение идеологии в интересы партократии и смерть государственности. Сегодняшняя ЛР далека от совершенства, поэтому и говорим о недостатках, чтобы хоть гипотетически иметь возможность расширить рамки свободы слова, позволяющие жителям ЛР реализоваться, как личность, ведь в  людях - главное богатство любого государства.

             
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить