Левые движения в постсоветской Латвии

1985-2017
 
Компартия Латвии накануне независимости
1985-1991


В середине 90-х гг. прошлого века правящая в СССР Компартия (КПСС) приступила к радикальным общественным реформам. Целью реформ было допущение частной собственности на средства производства, введение многопартийной системы и демократического режима правления, а также в допущении плюрализма взглядов.

Общественные преобразования в КПСС инициировала демократическая группировка под руководством Генерального секретаря М.Горбачева. Продуманной стратегии реформ у коммунистов-«демократов» не было.

На определенном этапе реформ, для борьбы с консерваторами, демократическая группировка взяла себе в союзники национал-коммунистов, которые имели сильные позиции в компартиях союзных республик. Генсек КПСС разрешил национал-коммунистам на окраинах СССР использовать национальные движения, которые начали развиваться в условиях развивающейся демократии и плюрализма. Стоящих на консервативных позициях интернационалистов в компартиях союзных республик сторонники М.Горбачева стали понемногу отодвигать от власти.

В Латвийской ССР (ЛССР) в это время в компартии состояло 170 тыс. человек, или почти 15% всего взрослого населения. Компартия Латвии (КПЛ), как и компартии других союзных республик, кроме РСФСР, была организационно отделена от КПСС.

По составу КПЛ на 40% состояла из латышей, а на 60% из русских (русских в широком смысле этого слова). Соотношение этих двух этнических групп в общей численности населения было 52% на 48%.

Большинство освобожденных партийных руководящих работников всю свою трудовую жизнь были заняты в управлении, то есть относились к категории государственные служащие или, иначе, к бюрократии. Этот социальный слой имел свое особое наименование — «номенклатура».

В составе руководства КПЛ традиционно была сильна латышская национал-коммунистическая группировка, которая выступала за предоставление своему этносу в республике ряда социально-экономических преимуществ. Вначале 1988 г. первым секретарем ЦК КПЛ стал национал-коммунист Янис Вагрис. Его ближайшим помощником был секретарь ЦК КПЛ по идеологии Анатолий Горбунов.

По указанию Москвы, национал-коммунисты стали поддерживать националистическое движение латышской интеллигенции, которое в конце 1988 г. оформилось в широкое народное движение — Народный фронт Латвии (НФЛ).

Вскоре это движение было полностью поставлено под контроль национал-коммунистов. Сделано это было Анатолием Горбуновым, который занял пост руководителя Президиума Верховного Совета ЛССР.

Под влиянием национал-коммунистов НФЛ стал выступать за выход Латвийской ССР из состава СССР, переход от социализма к капитализму, требовал при этом предоставить преимущества латышской части населения.


Консерваторы-коммунисты создали в начале 1989 г. другое массовое общественное движение — Интернациональный фронт трудящихся Латвии (ИФТЛ). Оно выступало за сохранение Латвийской ССР в составе СССР, за доминирующую роль государственного сектора в экономике, за сохранение социальных гарантий для трудящихся, стояло на позициях интернационализма.





В составе ИФТЛ преобладали русские. Руководителями движения стали Анатолий Белайчук и Татьяна Жданок.

В это время из КПЛ стали массово выходить ее члены. Наиболее активные присоединялись либо к НФЛ, либо к ИФТЛ. Единая до этого момента советская нация под влиянием конфликта элит, оформленного организационно в Латвийской ССР в НФЛ и ИФТЛ, разделилась на латышскую и русскую общины.

Русская интеллигенция создала в середине 1989 г. левую партию — Центр демократической инициативы (ЦДИ). Ее руководителями были Сергей Диманис и Александр Гапоненко. Численность партии составляла около двухсот человек.

Осенью 1989 г. в республике прошли выборы в местные органы власти. В части городов и районах к власти пришли НФЛ, в части — власть осталась в руках КПЛ. В Риге сложилось равновесие сил, которое обеспечил союз КПЛ и ЦДИ.

В марте 1990 г. прошли выборы в Верховный Совет ЛССР. По итогам этих выборов национал-коммунисты, выступавшие под прикрытием НФЛ, получили две трети голосов (138), коммунисты-интернационалисты, вместе с ЦДИ — одну треть (63).

4 мая 1990 г. Верховный Совет ЛССР принял Декларацию о независимости и взял курс на выход республики из состава СССР. Вскоре ЛССР переименовали в Латвийскую Республику (ЛР), с соответствующей сменой гражданства всех ее жителей. Документально смена гражданства не была оформлена.

Чуть ранее, в апреле этого года, прошел пленум ЦК КПЛ, на котором руководителем партии избрали интернационалиста-консерватора Альфреда Рубикса. На этом же пленуме национал-коммунистов сняли со всех выборных постов в КПЛ.





Национал-коммунисты вышли из КПЛ и образовали Независимую КПЛ. Ее руководителем был избран Янис Вагрис. Численность этой новой компартии составила всего несколько сот человек. В этом же году партия была переименована в Демократическую партию труда Латвии (ДПТЛ).

Еще в середине 1989 г. была воссоздана Латвийская социал-демократическая рабочая партия. Возглавили ее эмигрант Валдис Штейн и местный житель Янис Диневич. В партии состояло около 400 человек, однако она была малоактивна и поддержки избирателей на выборах в парламент не получила.

Большинство национал-коммунистов к этому времени трансформировалось в национал-демократов. Они стали выступать под буржуазными лозунгами: за тотальную приватизацию государственной собственности, за свободный рынок, за отказ от социальных гарантий трудящимся.

Национал-демократы проповедовали «мягкий» латышский национализм. Была проведена реституция частной собственности в городах и сельской местности, произошел отказ от регулирования рынка, допустили свободное развитие предпринимательства.

Латышская интеллигенция образовала несколько национал-радикальных группировок, которые выступали за ограничение прав русского населения, депортацию его за пределы Латвии.

Однако все эти политические трансформации происходили еще в рамках широкого народного движения латышского населения — НФЛ.

В стране сложилось двоевластие — национал-демократы в парламенте и муниципальных органах власти, коммунисты-интернационалисты в структурах КПЛ на предприятиях и в организациях,

В январе 1991 г. национал-демократы предприняли попытку захватить власть, но она завершилась провалом, поскольку провозглашенная Верховным Советом Латвийская Республика юридически оставалась в составе СССР, а на ее территории находились союзные силовые структуры.

Конец двоевластию в республике положила провалившаяся попытка консерваторов коммунистов в Москве восстановить социалистические порядки. Она известна в истории, как попытка захвата власти Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП).

Провал попытки ГКЧП восстановить старые порядки позволил национал-демократам в Латвии покончить с двоевластием.

Решением Верховного Совета ЛР КПЛ была запрещена, все ее подразделения распущены, имущество национализировано. Лидера КПЛ А.Рубикса арестовали и впоследствии осудили на длительный срок тюремного заключения.

В отношении бывших руководящих работников КПЛ были применены аресты и люстрации.

Коммунистическую символику запретили под угрозой уголовного наказания, памятники В.Ленину и другим деятелям компартии, революционного и советского движения снесли.



 

Национал-демократическая трансформация общества
1991-1993


После августа 1991 г. начался процесс юридического признания независимости Латвийской Республики. Он закончился в декабре 1991 г., с распадом СССР.

Внутри ЛР после приобретения независимости начались масштабные преобразования в сфере экономики. Их проводили латышские национал-демократы в союзе с национал-радикалами. Это наложило сильный отпечаток на содержание политического процесса в республике.

После запрета коммунистической партии левая оппозиция была крайне ослаблена. Русские практически лишились представительства в органах власти, поскольку свои голоса они отдавали ранее компартии. ЦДИ был для реализации функции представительства русского населения в масштабах республики слишком слаб.

Неограниченная власть союза латышских национал-демократов и национал-радикалов позволила им провести ряд перемен в обществе, которые носили дискриминационный характер в отношении русской части населения.
 


Во-первых, в октябре 1991 г. было принято постановление Верховного Совета ЛР по которому 876 тыс. русских (две трети русского населения) лишались прав латвийского гражданства, которое у них было де факто с 4 мая 1990 г.

Во-вторых, русские лишались права на пользование своим родным языком при получении образования и в общественном обороте. На основании «Закона о языках» их стали выдавливать из государственных структур, а также из престижных профессий за недостаточное знание латышского языка, который объявили государственным.

В-третьих, русских стали с помощью различных законодательных ограничений понуждать выезжать из Латвии. Всего с 1989 по 2000 гг. численность нелатышского населения Латвии сократилась с миллиона трехсот тысяч до одного миллиона человек, а его доля в составе населения уменьшилась с 48% до 42%.
 


Правящие элиты в социальном плане состояли в переходный период из бывшей национал-коммунистической бюрократии и небольшой группы латышской интеллигенции. Предпринимательский элемент, средние слои были крайне слабы, малоактивны и во властных структурах не представлены.

Эти правящая элита начала строить в республике этносоциальную иерархию. Планировалось, что на вершине этой иерархии будет находиться латышская бюрократия, посередине — латышский средний и предпринимательский класс, а в основании — наемные рабочие из числа, как русских, так и латышей. В специальной литературе такой тип общественного устройства именуется обычно этнократией.

Партии в ЛР должны были подстраиваться под выбранную правящей элитой этносоциальную модель. Наиболее активно процессы партийной перестройки начались летом 1993 г., после формирования V Cейма (восстановленный довоенный парламент).

 
Левые партии в период «рыночного» капитализма
1993-1998


В течение 1991-1993 гг. крайне разнородное движение Народный фронт распалось на отдельные партии, которые более точно отражали интересы основных социальных и этнических групп населения республики. Летом 1993 г. эти партии пошли на выборы в V Сейм.

Городские латышские национал-демократы создали партию «Латвияс цельш». Эта партия заняла ведущие позиции в новом парламенте и назначила руководителя Сейма и председателя правительства из своих членов.

Сельские латышские национал-демократы учредили партию «Крестьянский союз», которая потом стала именоваться «Союзом зеленых и крестьян» (СЗК). Эта партия выступила союзником «Латвияс цельш» в Сейме.

В состав правящей коалиции вошли также латышские национал-радикалы из партий «Движение за национальную независимость» и «Отечеству и Свободе».

Русских в V Сейме представляли две силы: социал-демократическая партия «Согласие — Латвии, возрождение — народному хозяйству» и левое движение «Равноправие».

«Равноправие» было образовано на базе бывших коммунистов-интернационалистов и ЦДИ, ему удалось провести в Сейм 7 депутатов из 100. Возглавлял движение Филипп Строганов. Движение выступало с социалистических позиций и определяло себя защитником интересов русского населения. Низкие результаты движения на выборах объяснялись тем, что основная часть русского населения была лишена к этому времени прав гражданства и в выборах участвовать не могла.

Латвийская демократическая партия труда и Латвийская социал-демократическая рабочая партия были крайне слабы и в парламент не прошли. Эти партии базировались в основном на латышской части населения, которое практически полностью находилось под влиянием идей национал-демократов или национал-радикалов. Левые латыши избегали поднимать «русский» вопрос, а из-за этого их не поддерживало правоспособное русское население республики.

Представители НФЛ, ориентировавшиеся на латышскую интеллигенцию, в состав V Сейма не были избраны.





В январе 1994 г. на базе движения «Равноправие» была создана Социалистическая партия. Ее руководителями стали Я. Трейкалс, М. Бекасов, Г. Фёдорова.

По списку Социалистической партии на муниципальных выборах 1994 года были избраны в Рижскую думу четыре депутата, а также несколько депутатов в самоуправления различных городов региона Латгалия, что было крайне мало по сравнению с влиянием компартии в советское время.

В 1995 году сопредседателями СПЛ стали Янис Трейкалс, Филипп Строганов и Лариса Лавиня. Социалистическая партия приняла в качестве основы своей деятельности марксистскую идеологию. Численность партии составляла на тот момент около тысячи человек. Партия сохранила интернационалистские установки в своей деятельности.

После более жесткой ориентации Социалистической партии на марксизм у нее начались идеологические и тактические споры с активистами движения «Равноправие», которые ориентировались прежде всего на защиту интересов русского населения.

В октябре 1995 г. состоялись выборы в VI Cейм Латвии. Правящую коалицию в нем опять составили латышские национал-демократы и национал-радикалы. Партии, представляющие интересы наемных рабочих, как русских, так и латышей остались в оппозиции.

На выборы в VI Cейм был составлен единый список Социалистической партии и движения «Равноправие», по которому удалось провести пять депутатов. Однако выбранные депутаты раскололись на группу социалистов (3 человека) и группу сторонников защиты прав русского населения (2 человека).

В 1996 году единственным председателем СПЛ стал Ф. Строганов.

В 1997 году на выборах в Рижскую думу, список Социалистической партии получил одно место из 60.

На муниципальных выборах 1997 г. ЛСДРП и ЛСДП пошли единым списком. Это позволило им получить в Риге 11 голосов их 60.

Все левые партии в Риге остались в оппозиции.

Этот период характеризовался возрождением левого движения в Латвии и дифференциацией его на партии, имеющие несколько различную политическую направленность.

 
Левые партии в период олигархического развития Латвии
1998-2008


По итогам выборов в VII Cейм (1998 г.) власть опять оказался в руках союза национал-демократов и национал-радикалов, но к ним присоединилась Народная партия и Новая партия (после переименованная в Первую партию), которые представляли интересы появившейся в Латвии к этому времени олигархии. Олигархический характер приняла и партия СЗК.

Олигархи для укрепления своей власти образовывали союзы как с бюрократами, так и с национал-радикальными силами, и поэтому пошли на резкое усиление этнократического характера латвийского общества.

Левые партии шли на выборы в VII Сейм по объединенному списку «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ). В этот список входила социал-демократическая Партия народного согласия (ПНС), левая партия «Равноправие», Социалистическая партия и Русская партия (создана на базе ЦДИ).

Руководителем ПНС был Я.Юрканс, «Равноправия» — Ю.Соколовский, Социалистической партии — О.Денисов, Русской партии — М.Гаврилов. Объединение включало в себя достаточно разнородные силы, которых избиратель поддерживал, поскольку они декларировали левые идеи и идеи интернационализма.

Список ЗаПЧЕЛ получил в 1998 г. в парламенте 16 мест, в том числе Социалистическая партия — 4 мандата, «Равноправия» — 5 мандатов, ПНС — 7 мандатов.

На муниципальных выборах 2001 г. объединение ЗаПЧЕЛ взяло в Риге 13 мест из 60. Кроме того, оно взяло 19 мест в других муниципалитетах республики.

ДПТЛ в конце 1995 г. была переименована в Латвийскую социал-демократическую партию (ЛСДП). В 1996 г. к ЛСДП присоединилась партия «Cправедливость».

ЛСДРП, ЛСДП, вместе с Латгальской демократической партией на выборах в VII Сейм провели 14 депутатов.

В 1999 г. ЛСДРП, ЛСДП и Латгальская демократическая партия объединились под общим именем ЛСДРП. Председателем партии стал бывший председатель ЛСДП Юрис Боярс. Численность партии составляла на этот момент около 500 человек.

На муниципальных выборах 2001 г. в Риге объединенная партия ЛСДРП получила 14 мест из 60 и возглавила правящую коалицию. Мэром столицы был выбран Гундарс Боярс — сын Юриса Боярса.

В это время в Латвии появилась небольшая партия социалистического толка — Партия народного благосостояния (ПНБ). Она провела в Рижскую думу двух депутатов, и вошла в состав правящей коалиции. Партией руководил академик Виктор Калнберзс.


Успехи левых сил (ЗаПЧЕЛ, ЛСДРП, ПНБ) на выборах в этот период были связаны с тем, что приватизация государственной собственности в республике была в основном завершена, и избиратели стали в большей степени ориентироваться на решение социальных вопросов. Кроме того, в республике пошел процесс натурализации неграждан и «новые» граждане, недовольные установками центристов и правых, стали голосовать за левых.

На выборах в VIII Сейм (2002) в Латвии у власти оказались уже партии представляющие интересы олигархии. Партия бюрократов «Латвияс цельш» в парламент не прошла. Недолгое время правящую коалицию возглавляла только что созданная бюрократией партия «Новая время», однако ее премьер был вынужден в результате политической борьбы уйти в отставку.

Олигархи, стоящие за Народной партией, СЗК и Первой партией назначали подконтрольных им руководителей Сейма и премьеров.

После выборов IX Сейма (2006 г.) сложилась такая же, олигархическая по своему смыслу, комбинация правящей коалиции, что и в VIII Сейме.

Левые силы в VIII Сейме представляло объединение ЗаПЧЕЛ, которое получило 25 мест. 12 мандатов оказалось у кандидатов, выдвинутых от ПНС, 8 у «Равноправия» и 5 у СПЛ.

В феврале 2003 г. из ЗаПЧЕЛ вышли Партия народного согласия и Социалистическая партия. Предметом раздора стал вопрос о поддержке борьбы русских за право учить своих детей на родном языке (т.н. реформа русских школ).

В 2004 г. от «Равноправия» в Европарламент была избрана Татьяна Жданок. Она вступила в ЕП в левое объединение.

В 2005 г. на муниципальных выборах объединение ЗаПЧЕЛ получило по республике 44 места, их них 9 мест в Риге. В Даугавписле и Резекне партия участвовала в правящей коалиции.

На этих же выборах в Рижскую думу Социалистическая партия идет в блоке с Партией благосостояния, которая получает новое название — «Родина». Партнеры в столичном муниципалитете получают, соответственно три и пять мандатов.

Партия народного согласия, которая отказывается в этот период от участия в решении «русского» вопроса на выборах в Рижскую думу не проходит. Ее руководитель Янис Юрканс уходит в отставку и на его место избирают Яниса Урбановича. Актив партии пересматривает свои позиции в «русском» вопросе и принимает ряд организационных решений.

После провала на муниципальных выборах Партия народного согласия (Янис Урбанович), Социалистическая партия (Алфред Рубикс), партия «Новый центр» (Сергей Долгополов), Даугавпилсская партия (Алексей Видавский) и Социал-демократическая партия (Эгил Рутковский) образовывают левоцентристское объединение «Центр согласия».

Это было объединение разнородных политических сил: от левого края до левого центра. Объединение стало позиционировать себя, как представителя интересов русской части избирателей.

В IX Сейме ЗаПЧЕЛ получает 6 мандатов. Объединение «Центр согласия» получает 17 мест. Обычно в этом Сейме обе партии голосовали солидарно. Партии, как и раньше, остаются в оппозиции, поскольку осмеливаются поднимать «русский» вопрос.

В 2007 г. объединение ЗаПЧЕЛ превращается в партию. Руководителями партии избираются Т.Жданок, Я.Плинер и Ю.Соколовский.





ЛСДРП после 1998 г. не могла больше получить ни одного места во всех последующих Сеймах.

На муниципальных выборах 2005 г. в Риге у ЛСДРП было 7 мест из 60. После этого партия лишилась поддержки избирателей и на выборах в муниципальные органы власти.

Причины усиления позиций левых сил в рассматриваемый период заключались в том, что они стали выступать в защиту русского населения, против которого правые силы, прежде всего олигархия, усилили давление.

Те партии, которые уходили от решения «русского вопроса», теряли поддержку избирателей (ПНС, ЛСДРП). Нахождение ЛСДРП у власти в столице разочаровало избирателей, поскольку левая риторика не была подтверждена политикой по укреплению социальной справедливости и равноправия.

Это надолго дискредитировало ЛСДРП. ПНС смогла преодолеть это свое упущение, но сдвинулось в политическом спектре ближе к центру.

 
Окончание здесь
           
1

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    12 февр. 10:37
    №1 Владимир Борисович Шилин Латвия

    Уважаемый Александр Владимирович, история затухания правозащитного русского движения в Латвии мне представляется в виде в садистского  закапывания живого человека в землю. Он кричит вы не имеете право, я не хочу, это бесчеловечно. А гробари, улыбаясь все кидают и кидают земельку. Стенания несчастного все тише и тише. Вы надеетесь, что у гробарей проснется совесть, если им рассказывать сколько микропартий выступило против их негуманного отношения к закапываемому?

    Вам не кажется, что у Европейская  общественность не слышит вопли закапываемого потому, что у нее уши заткнуты русофобскими берушами, а РФ иногда вспоминая, что гробари принялись за дело при попустительстве их постоянно пьяного бывшего президента, тихо шепчет ну потерпи дружек еще немного. А правозащитное всхлипование  несчастного можно уже услышать только, применив стетоскоп.

    Мог бы я рассказать, почему так  неудачно сложилась судьба конгресса неграждан, но это не уложится в размер комментария. Да и прока от обсасывания прежних ошибок, вероятно будет немного, потому что все меньше и меньше честных , активных и твердых в своих убеждениях людей остается среди остатков русского населения Латвии.

    Поэтому перейду к предложению, что делать. В свое время мною, года три назад предлагалось написать письмо-обращение к президентам Латвии и России с просьбой совместно решить вопрос с положением неграждан в Латвии. Но ответстственные и смелые работники в один голос, с дрожью за свою карьеру, говорили: «Что ты! Обращаться к России это значит  быть пятой колонной. Ни в коем случае!».

     А мне все равно, какая я колонна, моя жизнь исковеркана и превратилась в нищенскую по вине Ельцына и националистических правительств Латвии. Пусть же и отвечает Россия за допущенные ею ошибки, приведшие к нищете русское населения.

    Но поскольку обращение к России это табу для наших русских активистов, то давайте сейчас воспользуемся политической ситуацией в мире и обратимся с открытым письмом к вновь избранному президенту США, описав свое униженное положение, ограничение в гражданских и человеческих правах и исторических причинах их появления.

    Если у нас вышло большое количество книг по правозащитной деятельности, действенность от которых пока нулевая, то уж небольшое обращение к Трампу авторы этих книг составить смогут. Конечно, в нем надо указать  на вину России в создавшемся положении. Основаниях считать установившуюся власть в 1991 нелегитимной и т.д. В противном случае, когда речь зайдет о Прибалтике в разговоре Путина с Трампом. и Путин начнет говорить о дискриминации  русских в Прибалтике, Трамп может возразить, но ведь там все тихо, никаких взрывов негодования не наблюдается.

    Именно так и отвечали евросоюзовские высокие инстанции на обращения русских правозащитников по притеснению русскоязычного населения в Латвии.

    Поэтому предлагаю обратиться с открытым письмом к Трампу с просьбой оказать воздействие на Латвию и РФ и решить вопрос с равноправием в стране всего его населения.

     1.Текст петиции за Парламентом Неграждан. 2.Сбор подписей возложить на  оставшихся активистов русского движения без всяких партийных разногласий.

     

    Если же сейчас не предпринять действенные шаги, то скоро и стетоскоп не понадобится.

     

    В.Б.Шилин

    Поддержали: Марк Козыренко, Сергей Т. Козлов, Глория Веро, Татьяна Корешкова, Ярослав Александрович Русаков
     
  •  
    12 февр. 10:47
    №2 Александр Сергеевич Латвия
    Странно! В статье ни единым словом не упомянут один из руководителей Интерфронта Анатолий Алексеев.Насколько я помню, именно он и Игорь Лопатин командовали интернационалистами. Интересно, куда они потом пропали? И почему не упоминаются?
    Поддержали: Сергей Т. Козлов
     
  •  
    12 февр. 11:03
    №3 Борис Бахов Латвия
    В моей стране много всяких несообразностей и уродств. Но одно преимущество перед почти всеми бывшими совками несомненно - левые политические уродцы спросом прочно не пользуются. Жизнь прекрасна, господа!
     
  •  
    12 февр. 12:49
    №13 Леонид Радченко Латвия
    Главной ошибкой было признание континуитета Латвийской Республики.
    Исправить её можно, объявив континуитет Российской Империи.
    Поддержали: Владимир Борисович Шилин, Владимир Хабаров, Александр Сергеевич, Сергей Т. Козлов
     
  •  
    12 февр. 12:58
    №16 Владимир Бычковский Латвия
    Лично я против, чтобы Россия вмешивалась в НАШИ  проблемы, она как "слон в посудной лавке", пусть уж лучше "решает" их подальше от нас, в Сирии....Кстати, а когда Россия займётся решением СВОИХ проблем ? или у них там всё уже прекрасно, вряд ли.
    Поддержали: Леонид Леонидов, Лилия Орлова, Rita Dorofeeva, Виестурс Аболиньш, доктор хаус
     
  •  
    12 февр. 13:09
    №17 Леонид Леонидов Латвия
    Вот читаешь спикера. Вроде пишет о левом движении в Латвии.
    А в голове у него <русский мир>:
    http://imhoclub.lv/ru/material/doktrina_russkogo_mira
    Поддержали: Виестурс Аболиньш
     
  •  
    12 февр. 13:39
    №22 Владимир Хабаров Латвия
    Левые движения в постсоветской Латвии
    1985-2017
    ________________________
    Это опечатка. Должно быть "Левые движения", далее по тексту. 
    А воббще, наброски Гапоненко достаточно отрывочны и не точны. Не упомянуты многие и многие из действующих лиц.
    "Русская интеллигенция создала в середине 1989 г. левую партию — Центр демократической инициативы (ЦДИ). Ее руководителями были Сергей Диманис и Александр Гапоненко. Численность партии составляла около двухсот человек." 
    Вообще-то в ЦДИ заправлял в основном Вовк, он напечатал несколько шуточных газет, но потом под тяжестью семейных обстоятельств затух, и постепенно помер. Кстати, Диманс (известный) - латыш, Вовк и Гапоненко, - хохольцы. Но в общем-то верно, такова она, русская интеллигенция...
    Численность ЦДИ по моему бесстыдно завышена. В подвальчике в "старушке" от силы двадцать человек могло набиться. Хотя если собираться по очереди...
    Опыт руководства ЦДИ очень пригодился Гапоненко при проведении операции "Барбекю", - это в логове Гаврилова, что на Таллинас. Достаточно локальная, но питательная получилась акция, я, - народ, остался довольным. Почему я, - народ? - да там была одна интеллигенция, из трудового пролетарьята похоже только я.
     
  •  
    12 февр. 15:56
    №39 Андрей Красный Латвия
    Левые движения в постсоветской Латвии? Вообще-то это скорее Краткий курс политических парламентских партий Латвии, не более того.

    Более объективной статьёй про левые движения в Латвии сейчас статью вышедшую в декабре, а подготовленную в период августа-ноября 2016 года https://politsturm.com/levoe-dvizhenie-v-latvii/

    Что такое Конгресс неграждан и причины его поражения описал тут: http://imhoclub.lv/ru/forum/6261
     
  •  
    12 февр. 16:33
    №45 Виестурс Аболиньш Латвия
    Вот сколько раз зарекался комментировать (жаль времени, дела)... Но тема спича очень важна и интересна.
    1. Положительно оцениваю усилия спикера описать и осмыслить на русском языке - что и почему происходит с левым движением в постсоветской Латвии. Такие усилия можно пересчитать на пальцах одной руки. О левых в Латвии принято либо молчать, либо говорить исключительно негативно. Поэтому текст ценен, как редкая попытка отрефлексировать общественное развитие без умолчания левых усилий и левых ошибок в политике Латвии.
    2. Вижу несомненное старание спикера быть объективным, описывая левое движение Латвии. Но в то же время ряд проблем автор рассматривает с привычных ему позиции "русского мира", а не с позиции левого политического крыла Латвии. Автор не очень знаком с латвийским социал-демократическим движением, хотя отмечает, что "Еще в середине 1989 г. была воссоздана Латвийская социал-демократическая рабочая партия. Возглавили ее эмигрант Валдис Штейн и местный житель Янис Диневич."
    Курьез в том, что В. Штейнс не эмигрант. Это человек без определенных политических взглядов (кроме антикоммунистических) - о чем говорит вся его дальнейшая общественная деятельность. В.Штейнс был принят в ЛСДРП во время его поездки в Швецию. Принимал его в партию почетный председатель Социнтерна Бруно Калниньш (один из руководителей ЛСДРП за рубежом). Вместе со Штейнсом было принято еще несколько человек, которые, вернувшись в Латвию, продолжили прием в партию новых членов. Одним из важнейших вопросов для ЛСДРП в то время была правопреемственность партии - мы хотели легитимно продолжить в Латвии открытую деятельность ЛСДРП, прерванную в 1934 году госпереворотом К.Улманиса и последующими политическими диктатурами. ЛСДРП долгие годы действовала нелегально, а в 1989 году открыто вернулась в Латвию и провела в Юрмале свой 20-й по счету съезд. С возвращением ЛСДРП в Латвии восстановилась многопартийность - социал-демократы в 1989-1990 годах создавали первичные парторганизации по производственному принципу - в трудовых коллективах. Я был членом парторганизации ЛСДРП по месту своей работы во ВНИИМОРГЕО. Парторганизация ЛСДРП в трудовом коллективе была временная мера, необхоимая в период, пока из трудовых коллективов не ушла компартия. ЛСДРП демонстративно вывешивала свои объявления на одной доске с компартией. 
    В ЛСДРП в то время действовала Русская секция, выпускавшая газету "Меньшевик" (знаю, что бывший редактор газеты - спикер ИМХОклуба). Во время баррикад русскоязычные члены ЛСДРП очень мужественно и активно работали на укрепление демократических отношений в обществе. 
    ЛСДРП в первые годы имела весомую поддержку в среде латвийской интеллигенции. Меня, "технаря", далекого от мира искусств, в сентябре 1989 года приняли в партию вместе с актером Улдисом Пуцитисом (он играл титульную роль в фильме "Эдгар и Кристина") - я был потрясен, что оказался в среде таких знаменитых людей. В начале 1991 года расколовшуюся и растеряную ЛСДРП с великим организаторским умением собрал вместе поэт Улдис Берзиньш. В ЛСДРП в то время было много известных и уважаемых людей, быстро ставших госчиновниками Латвийской Республики, которые по разным причинам не любят вспоминать о своем социал-демократическом прошлом. Часть из них не имели и, возможно, не имеют каких-либо политических взглядов и ориентируются лишь на коньюнктуру. 
    Вопрос о левых партиях Латвии нельзя рассматривать в отрыве от вопроса - какие партии реально могли бы стать основой политической системы "содрудества независимых государств" в условиях перехода к частной собственности на средства производства? Либерал-демократическая партия Советского Союза была создана с целью дискредитации либерал-демократических и социал-демократических ценностей. Цель была достигнута. 
    Хороши ли сегодня партийные системы Российской Федерации, Украины и других постсоветских государств? Внушают ли они чувство социальной стабильности и общественного взаимопонимания? Может ли власть меняться путем выборов, может ли бизнес не опасаться силовиков, чей долг - служить обществу?
    Считаю, что социал-демократия в трудные годы восстановления государственности Латвии делала для сохранения мирной жизни все, что могла и умела. 
    Сегодня строительство левого движения и всей политической системы Латвии не может и не должно развиваться по этническому признаку - не должно быть специально "латышских" или "русских" партий. Стабильное развитие Латвии может обеспечить только общая забота о равновесии разных социальных интересов, без "победителей" и "побежденных". 
    Это мое частное видение развития.
    Поддержали: Владимир Бычковский
     
  •  
    12 февр. 18:13
    №50 viarma88
    Материал хороший. Молодым полезно, а то, небось, в школе им такую ... на уши вешают.
    Есть неточности, Денисов не был председателем СПЛ, мог быть разве что сопредседателем в период "коллективного руководства". А так председателем был только Строганов, до выхода Рубикса из тюрьмы.
    Поддержали: Владимир Бычковский
     
  •  
    12 февр. 19:12
    №55 Владимир Воронов Украина
    Странный текстец. 
    Название глупое. Я бы назвал 

    ПРИКЛЮЧЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИМПОТЕНТОВ И СЛЕПЦОВ В ЛАТВИИ.

    Первые - приходят во власть и забывают зачем они пришли.

    Вторые - постоянно надеются что кто-то очень хочет защищать их интересы...,


    Поддержали: доктор хаус
     
  •  
    12 февр. 19:38
    №62 Леонид Радченко Латвия
    Ничего хорошего левого из КПССников вырасти не могло. В КПСС, какой я её помню, 99 из сотни, а то и 999 из тысячи - сволочь, сволочь, сволочь. Несомненный коммунист был только один, да и тот не настоящий, а сыгранный актёром. По фамилии Урбанский, если не ошибаюсь.
    Поддержали: Владимир Бычковский, Ярослав Александрович Русаков
     
  •  
    12 февр. 20:44
    №77 доктор хаус Латвия
    Милый дедушка Дональд Фридрихович !
    Забери меня отсюда на деревню...пишу тебе на хозяйском компутере, ока хозяин с подмастерьями ушли на очередное факельное шествие...

    Бац ! Это Трамп упал с золотого стула.
    Поддержали: Юрий Анатольевич Тарасевич, Владимир Бычковский, Владимир Воронов, Снежинка Αυτονομία, Kos Jefi
     
  •  
    13 февр. 16:29
    №103 Юрий Гутанс Латвия
    Поиск новых форм взаимодействия с массами идиотов, слепцов и импотентов поможет частично преодолеть политическую анемию латвийского общества...
    Ну тут Гугль в помощь автору сего текста. Естественно, конгресс неграждан облажался... Нужны новые конгрессы, новая лапша и дуриловка... 


     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить